Мобилизация на Украине.На фронте без перемен

286

Начало четвертой волны мобилизации не обрадовало абсолютно никого, и даже так называемые патриоты успели растерять свой пыл. К тому же мобилизационная кампания стартовала после сдачи Донецкого аэропорта, да еще на фоне серьезного обострения конфликта. Это породило множество различных противоречивых заявлений со стороны политиков, а также активизации пропаганды в СМИ. С одной стороны, когда уже было известно о сдаче аэропорта, многие утверждали, что его все еще удерживают, а когда о потере объекта узнали практически все, то через прессу начались различные уверения о том, что аэропорт все равно был разрушен и никакой стратегической ценности не представляет. Естественно возобновление боевых действий в сознании народа связалось с началом мобилизации.

Также очевидно, что и нынешняя мобилизация абсолютно не отличается от всех прежних. В военкоматах по-прежнему происходят конфликты, когда вполне мотивированных и готовых к войне патриотов военкоматы практически не видят. При этом вся государственная машина тратит время и деньги на поиск и привлечение потенциальных уклонистов, а также пытается выдергивать из отдаленных населенных пунктов тех, от кого пользы на войне не будет никакой. Очевидно, что никакие ошибки в мобилизационных кампаниях 2014 года не были ни учтены, ни решены.

С тех пор как прошла первая мобилизация, во время которой всех уверяли о необходимости гражданского долга, прошло десять месяцев и совершенно ничего не изменилось. Мало того – те, кто изначально призывал к мобилизации, стали сомневаться в ее необходимости. Даже Семен Семенченко предлагает с тех, кто по каким-либо причинам не готов воевать брать откупные в качестве легальной возможности уклониться от призыва и за их счет содержать добровольцев, сообщает информационный портал job-sbu.org. Учитывая, что коррупция в стране не только сохранилась, а и приумножилась – такое предложение вполне актуально, ведь военкоматы все равно берут взятки, причем не только с уклонистов, но и с патриотов и тратят их отнюдь не на государственные нужды.

Немаловажным моментом являются и отношения между людьми и государством. Уже неоднократно говорилось о том, что следует говорить правду хотя бы на высшем официальном уровне. Очевидно, что не может быть антитеррористических операций, в которых постоянно используется система залпового огня. Тем не менее, военное положение власть категорически отказывается, мотивируя это различными отговорками. Если прежде причиной были президентские выборы, затем помехой стали парламентские, то теперь это необходимость получения кредита от МВФ. В частности утверждается, что при военном положении МВФ не даст Украине ни копейки.

Впрочем, противники такой мобилизации, которая проводится сегодня, утверждают, что ее проводить и вовсе невозможности, а первоначально нужно ввести военное положение. При этом эксперты утверждают, что с точки зрения законодательства прямой связи между этими процессами нет. Так Конституция предоставляет президенту право объявлять всеобщую или частичную мобилизацию, а также введение военного положения. При этом досконально непонятно должны ли мобилизация и военное положение находиться в одном решении или же это два разных процесса. Однако существуют и другие законодательные акты, непосредственно касающиеся данного вопроса, но и они не вносят определенности в этот вопрос. Так, например, в закон «Об обороне Украины» практически дублируется статья из Конституции, где говорится о праве президента объявлять всеобщую или частичную мобилизацию и вводить военное положение – через запятую. Закон о мобилизационной подготовке мобилизации, который вероятно и стал поводом для разделения этих процессов, гласит, что мобилизация проводится в условиях особого периода, а не военного положения. При этом под «особым периодом» понимается особый порядок функционирования экономики, органов власти и вооруженных сил, который наступает с момента наступления мобилизации. И вот здесь снова возникает недопонимание. Получается, что мобилизация вводится в особый период, а этот особый период водится после объявления мобилизации. И что должно быть раньше – яйцо или курица – видимо, не знают сами депутаты. Объясняется это достаточно просто – данные законы принимались тогда, когда никакой речи о мобилизации быть не могло. После чего их также небрежно корректировались, большую часть времени посвящая битвам за полномочия ветвей власти. Те же изменения законов, которые принимались в 2014 году, обошли вниманием эти основополагающие понятия.

Определенные вопросы у общества возникли и после утверждения численности мобилизированных. Было объявлено о призыве ста тысяч, однако почему именно сто – никто так и не ответил. Правда, как известно, подобные круглые цифры появляются в головах чиновников в основном спонтанно. Однако, это недалеко не все вопросы по численности силовиков. Так прежде представители государства неоднократно упоминали, что в АТО участвуют около сорока тысяч силовиков. Соответственно за все это время государство достаточно продемонстрировало, что не в состоянии снабжать и эти сорок тысяч, притом что в снабжении активное участие принимают волонтеры. Очевидно, что в два с половиной раза большая численность мобилизованных может стать серьезным ударом для экономики, тем более стоит учитывать что из прежних сорока тысяч демобилизуют лишь часть, причем новобранцев придется еще достаточно долго обучать. В то же время сто тысяч мобилизованных по факту будут изъяты из производственных отношений. Они не будут работать и производить, а будут лишь потреблять. Еще более нелепо выглядят оправдания министерства социальной политики по поводу того, что мобилизация решит проблему безработицы. Не секрет что для государства содержание безработного – это сущие копейки по сравнению с содержанием мобилизованного в зоне боевых действий. Очередная волна мобилизации вряд ли изменит ситуацию в АТО, но может серьезно усугубить кризис доверия между народом и государством.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org