Минфин не заметит потери бойцов?

418

Федор Ярошенко, активно проводящий кадровые чистки в Министерстве финансов, похоже, забыл совет знаменитого немца Мартина Лютера всем реформаторам. «Не стоит выплескивать из ванны с грязной водой и самого ребенка», — говорил тот. Выполняя задание президента сократить количество служащих во всех госструктурах на 30%, глава Минфина явно перегнул палку. Под предлогом админреформы он уволил не только пенсионеров и второстепенных сотрудников министерства, но и неугодных ему специалистов, которые выполняли в ведомстве важные функции.

Речь идет, в первую очередь, о бывшем замминистра финансов Андрее Кравце, отвечавшем за направление государственного долга и международных отношений, и людях из его «вертикали». Как отмечают источники ZN.UA, процентов 80 сокращенных в Минфине специалистов приходятся на этот важный блок, приобретающий особое значение в период рецессий и кризисов ликвидности. В то же время количество сотрудников в налоговых и бюджетных подразделениях практически не изменилось — вскормленный фискальной сферой Ярошенко не посмел поднять руку на «святое». Хотя, учитывая наличие многочисленного штата у ГНАУ, логично было бы произвести более масштабную чистку именно в налоговом секторе министерства.

Кампанию по сокращению штатов Федор Алексеевич начал «за здравие», ликвидировав должности сразу пятерых своих заместителей. В стране, которая привыкла к наличию в руководстве госструктуры 10—15 замов, такой шаг мог быть воспринят только позитивно.

В декабре прошлого года из Минфина «ушли» первого замминистра Вадима Копылова, давно враждующего с Ярошенко, и замминистра Татьяну Ефименко (ее отправили на пенсию).

Затем «полетели» еще три зама — Евгений Кузькин, Александр Шнипко и упомянутый Андрей Кравец. Первые две фамилии появились на табличках минфиновских кабинетов уже при Ярошенко. Экс-представитель налоговой администрации в Харьковской области Кузькин и соратник Анатолия Кинаха, бывший вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Шнипко в высшем руководстве Минфина были фигурами второстепенными, и их пребывание на должностях замминистра вышло коротким. Кузькин был назначен замом 31 марта прошлого года, Шнипко — 15 сентября. В феврале Ярошенко понизил их в статусе, назначив директорами департаментов финансов соответственно социальной и производственной сфер.

Другое дело Андрей Кравец, который в общей сложности провел в ведомстве более трех лет. «Цветовая гамма» минфинов, в которых он работал, впечатляет: сначала «оранжевый» и «бело-синий» (в 2006—
2007 Кравец был замом Виктора Пинзеника и сменившего его Николая Азарова), затем «бело-красный» (на должности замминистра финансов — с марта 2009-го) и опять «бело-синий».

Кравец — один из двух замов, которые достались Ярошенко «в наследство» от Минфина Игоря Уманского и сохранили за собой рабочее место при новом режиме. Премьер-министру Николаю Азарову и нынешнему главе Министерства финансов нужно было срочно налаживать связи с Международным валютным фондом. Кравец был активным участником переговорного процесса с МВФ и зарекомендовал себя как специалист, умеющий находить общий язык с иностранными кредиторами. Этому способствует наличие западного образования (диплом Высшей коммерческой школы Тулузы) и большого опыта работы в сфере международных отношений (Кравец четыре года занимал должность первого секретаря представительства Украины при ЕС в Брюсселе и три года возглавлял департамент внешнеэкономических связей НБУ). Поэтому в марте 2010-го вопрос его отставки не поднимался.

Именно Кравец отвечал за подготовку трех выпусков суверенных еврооблигаций в прошлом и этом годах. После трехгодичного отсутствия на международных долговых рынках Украина привлекла 3,5 млрд. долл. (2 млрд. в сентябре 2010-го и 1,5 млрд. в феврале 2011-го), разместив евробонды с выгодной для себя доходностью — 6,875—7,95% по пяти- и десятилетним бумагам.

Однако всего через неделю после окончания последнего размещения Ярошенко уволил своего заместителя. Предъявить претензии к качеству работы Кравца, учитывая параметры эмиссий, и обосновать освобождение его от должности админреформой (как неэффективного сотрудника) было сложно. Тем не менее официальная формулировка увольнения именно такая — «по сокращению штатов» (согласно п. 1 ст. 40 КЗоТ). Настоящая же причина ухода Кравца из министерства, по информации источников ZN.UA в ведомстве, — постоянный прессинг со стороны министра. Кравец и его подчиненные всегда старались работать автономно. А господин Ярошенко, известный своим авторитарным стилем управления, не терпел, когда даже второстепенные вопросы решались в обход его. Полномочия Кравца были переданы замминистра Сергею Рыбаку, который никогда раньше не занимался ни внешними заимствованиями, ни отношениями с международными кредитными организациями (если не считать период работы старшим научным сотрудником в Институте мировой экономики и международных отношений НАН Украины). Его вотчина — бюджетная и фискальная политика.

Расправившись с «генералами», Ярошенко перешел к чисткам в «офицерском» и «рядовом» составах ведомства. Для того чтобы иметь основания сокращать сотрудников, министр, как рассказывают источники ZN.UA в министерстве, назначил тесты на знание служащими Бюджетного и Налогового кодексов. Проходная планка была выставлена достаточно высоко: чтобы сдать экзамен, нужно было ответить на порядка 80% вопросов. Провести тестирование должны были в декабре-январе, но потом перенесли его на неопределенный срок.

После увольнения Кравца полетели головы руководителей низших звеньев в блоке госдолга. Уволиться по собственному желанию было предложено сравнительно молодым специалистам, которые, тем не менее, являлись старожилами Минфина, — директору департамента госдолга Ольге Башинской (14 лет в министерстве) и ее заместителю, начальнику отдела рынков капитала Екатерине Берадзе (12 лет). Последняя — сестра Георгия Берадзе, бывшего замминистра Кабинета министров, одного из «серых кардиналов» Тимошенко, который нынче занимает должность заместителя главы Государственного управления делами («ДУСи»).

Уйти из министерства вынужден был и заместитель Екатерины Берадзе Тарас Котович, отвечавший за внутренний долговой рынок. Собеседники ZN.UA в Минфине отмечают, что, к счастью, не стали менять начальника отдела учета и мониторинга госдолга Полину Яровую, так как ее сфера ответственности — очень специфическая область, требующая серьезного в нее углубления.

Всего, по данным ZN.UA, из 37 специалистов департамента госдолга сократили 11 человек и еще у подразделения могут забрать три вакансии. Чтобы выяснить, сколько служащих было уволено, для сравнения, в налоговом и бюджетном блоках, ZN.UA обратилось в пресс-службу Минфина с просьбой предоставить такую информацию. Однако на наш запрос представитель пресс-службы ответил, что сможет предоставить данные только в течение пяти дней и попросил не выставлять нереальные «дедлайны».

В Минфине об уволенных коллегах отзываются, как о крепких профессионалах, без которых качество работы департамента госдолга значительно ухудшится. Об уровне квалификации этих специалистов говорит хотя бы тот факт, что они были немедленно трудоустроены контрагентами правительства на долговых рынках. Андрей Кравец стал заместителем председателя правления «ВТБ Банка», хотя на самом деле он будет представлять интересы компании «ВТБ Капитал». Это назначение неудивительно, учитывая, что российский инвестбанк тесно сотрудничает с украинским правительством
— «ВТБ Капитал» был одним из
организаторов трех последних выпусков евробондов Украины. Ольга Башинская приглашена на должность советника председателя правления «Альфа-Банка Украина» по отношениям с бюджетными организациями. Екатерина Берадзе приняла предложение «Ситибанка Украина» и де-факто является заместителем председателя правления этого финучреждения. Тарас Котович перешел на работу в компанию «Инвестиционный капитал Украины» на должность аналитика по долговым ценным бумагам. Фактически все эти специалисты (кроме Котовича) будут выполнять в своих новых компаниях функцию, которую на Западе называют government relations (GR), то есть лоббирование интересов работодателей в государственных органах власти.

В ходе ротации не обошлось без кумовства. Как стало известно ZN.UA, на должность начальника управления рынков капитала (в процессе реорганизации в иерархии министерства появилось новое звено — управление) была назначена Ирина Бутенко, являющаяся племянницей Ярошенко.

Еще большим потрясениям был подвержен сектор международных отношений. Хотя его реформирование на первый взгляд обоснованно. Например, Ярошенко ликвидировал департамент по международным связям и европейской интеграции, уволив его главу Владимира Ткачука. В Минфине на момент реорганизации был департамент с похожим названием — по связям с международными финансовыми организациями (МФО). За первым были закреплены вопросы участия Кабмина в межправительственных комиссиях и связи с госорганами стран СНГ, а второй отвечал за сотрудничество с организациями — кредиторами Украины (МВФ, Всемирным банком, ЕБРР и другими). Предшественники Ярошенко так и не нашли веских оснований для кажущегося логичным и очевидным шага — сконцентрировать функции обоих департаментов по международным отношениям в одной структуре. Действующий министр первый департамент (в составе 22 человек) расформировал, сохранив рабочие места только за тремя специалистами этого подразделения, отвечавшими за сектор финансирования посольств (их перевели в другой департамент). Департамент по связям с МФО был преобразован в управление, которое отнесли к департаменту госдолга.

Еще одно подразделение, от которого избавился Ярошенко, — это департамент политики развития финансовых услуг. Его специалисты отвечали за связи Минфина с Национальным банком, учреждениями страхового сектора, за финмониторинг. Глава департамента Владимир Коцюба вынужден был уйти. Сейчас он возглавляет «Терра Банк» (77-й по величине активов в Украине), контрольным пакетом акций которого владеют структуры, которые СМИ связывают с недругом Ярошенко Вадимом Копыловым. Департамент был преобразован в управление и присоединен к возглавляемому Татьяной Сысоевой департаменту финансовой политики, основной функцией которого является решение вопросов рекапитализаци банков.

То «хирургическое вмешательство», которое Ярошенко провел в долговом и международном блоке Минфина, грозит «больному» длительной реабилитацией. Заменить уволенных руководителей департаментов и отделов специалистами такой же квалификации будет трудно. Где их брать? Переманить из коммерческих структур? Пройдет еще несколько десятков лет, прежде чем Минфин как место работы заинтересует специалистов по долговым инструментам инвесткомпаний и коммерческих банков. Вернуть уволенных (после того, как сменится министр)? Опять-таки, чем заинтересовать людей, которые к тому времени уже будут разбалованы большими бонусами, принятыми в среде инвестбанкиров? Остается растить смену, которая сможет выйти на нужный профессиональный уровень лишь через несколько лет.

Пока же тем специалистам, которые остались в департаменте госдолга, остается вникать в новые для них функции и выполнять текущую работу за себя «и того парня». Сейчас они занимаются секьюритизацией (оформлением ценными бумагами) бридж-кредита украинскому правительству на 2 млрд. долл. — ссуды, которую в июне прошлого года предоставила компания «ВТБ Капитал». Но не за горами более серьезные испытания — новые выпуски евробондов и следующий раунд переговоров с МВФ.

zn.ua