Мельниченко многоразового использования

397

Вернулся, родимый! Майор Мельниченко, гражданин неведомо какой страны, приехал на историческую Родину, его тут же взяли под стражу, а с утреца отпустили под залог, который он еще не заплатил. Коля – определенно баловень судьбы: Тимошенко вон под залог не выпускали, Луценко не выпускали, даже Иващенко, который живет в панельном доме на столичной Голосеевке, не выпускали, а Мельниченко – отпустили, да под залог, который даже не был внесен. Видать, полюбился за что-то наш путешественник Николя украинской Фемиде.

За что? Уж не за то ли, что стал ВИП-свидетелем для дела Щербаня?..

Николай давно хотел стать игроком. Солидным парнем, а не просто беглым майором, который прячется по заграницам. Он просто ликовал, когда вновь было открыто дело против Кучмы. Но дело-то – как открылось, так и закрылось. А Николай снова упорхнул за границу.

Аутентичность пленок Мельниченко была доказана самыми разными экспертизами и сомнению не подлежит. Но не доказан ответ на другой вопрос: сам ли товарищ майор писал Кучму и где эти самые диктофоны, на которые писался Леонид Данилович из-под диванчика. Как и не доказан ответ на вопрос другой: торговал записями украинский Джеймс Бонд или нет?

К слову, Валентина Теличенко, адвокат Мирославы Гонгадзе, официально говорила автору этих строк, что ей Николай Мельниченко так и не предоставил первичных носителей с записями по эпизоду убийства Гонгадзе и эпизоду с избиением журналиста Алексея Подольского. А сам Алексей Подольский говорил УНИАН, что на одном из допросов следователь спросил: не у него ли эти самые диктофоны (якобы Мельниченко сказал, что передал их Подольскому).

В любом случае, даже если вопрос: сам ли Николай писал президента Кучму или по просьбе иностранных товарищей? - остается открытым, то, тем не менее его реактивация в качестве нового свидетеля по делу Щербаня отодвигает эту неясность на второй план – и влечет за собой новые вопросы. Есть решение Конституционного суда, принятого в прошлом году под Кучму о том, что «обвинение в совершении преступления не может основываться на данных, полученных без соблюдения Конституции или с нарушением законов».

Как быть с этим решением? Или КС теперь примет разъяснение, что в случае дела Щербаня это решение не работает? И как тогда быть с остальными эпизодами, по Кучме, по Азарову и многим другим официальным лицам, засветившимся отнюдь не в роли радетелей Отечества?

Когда майор в 2000 году в своем свитерке на любительской видеозаписи рассказал о злодеяниях Кучмы и про диктофон под президентским  диваном, мы, парламентские девушки, плакали от счастья и гордости. Какой смельчак! Майор казался героем. И автор строк, сидя в ложе парламентской прессы, лично бросала в воздух чепчик, когда оппозиция во время сессионного заседания предложила дать ему «героя Украины».

Признаться, для журналистов в рядах – сначала просто героев, позже небезупречных героев, или  пусть сомнительных, но все же, - героев – он поселился надолго. Но даже для самых стойких симпатиков майора его героизм закончился. Вчера.

Мельниченко начал с того, что мечтал посадить Кучму, но заканчивает тем, что готов помочь посадить уже заключенную Тимошенко. Многопрофильный герой получается. Многоразовый.

По материалам unian.net