Луценко срочно избавляется от имущества

818

Юрий Витальевич Луценко три дня назад выставил на продажу свой загородный дом, оформленный на тестя. Которому на такой дом зарабатывать пришлось бы в течение лет ста. Так же семейка Луценко срочно пытается избавиться от недвижимости на Старонаводницкой и от дома на Эспланадной, который вовремя переписал на себя Глеб Загорий. Вобщем, похоже на то, что генеральный с женщиной третьего тысячелетия решил сделать ноги из Украины. Или, хотя бы обезопаситься от грядущих неприятностей. Опыт в этой части у семейки Луценко имеется. Во время первого уголовного процесса против Юрия Луценко, «регионалы» милостиво разрешили Ирине Луценко быстренько распродать крымскую и другую недвижимость, которую могли конфисковать. Но в этот раз у изворотливых Луценко это может и не получиться. Фактически на верхушку ГПУ стали давать показания сами же сотрудники ГПУ при «живом» генпрокуроре. И, думается, это только начало.



Итак, в этот раз обвинителем Луценко и компании вновь выступил прокурор Кулик. Енин после этого обвинения сразу подал в отставку, и, надеемся, будет сотрудничать со следствием.
Надо сказать, что «дело Бакулина», являющееся одним из дел «группы Курченко» в ГПУ «продавали» как минимум трижды. Первый раз при Яреме, когда его просто саботировали. Второй раз при Шокине, при посредничестве Драгана, Винокурова и Мамки. И третий раз – сейчас.


Думается, что к уголовной ответственности в конце концов нужно будет привлечь и Ярему, и Шокина со сподручными, и Луценко с его гоп-командой вымогателей.

Но ведь кроме «дела Бакулина» у Луценко подгорают и другие дела. Сыплется дело об убийстве Вороненкова, дела Лабутина-Заярнюка, Савченко, Бабченко и Заманы. А дело об убийстве Екатерины Гандзюк может привести просто к самосуду в отношении Юрия Луценко. Активисты уже наведались вчера к дому Луценко. Пока с фаерами, но могут ведь и с “коктейлями Молотова”.

ГЕНЕРАЛЬНИЙ ПРОКУРОР ЛУЦЕНКО БРЕШЕ І САБОТУЄ СПРАВУ ГАНДЗЮК

1. Зміна підозри та полегшення статті звинувачення замовнику вбивства Гандзюк — Владиславу Мангеру НІ З КИМ НЕ ПОГОДЖУВАЛИСЬ. Заяви Юрія Луценка, Лариси Сарган та речника Лисенка — маячня.

2. Літр сірчаної кислоти і ураження великої кількості шкіри глибокими хімічними опіками — це смерть. Гарантована смерть. Більш гарантована, ніж смерть від пострілу в груди. На відміну від розумово відсталого Генерального прокурора, Владислав Мангер знав і знає, що таке кислота, і хотів, щоб Катя не просто померла, а щоб Катя страждала перед смертю. І Мангера за цей злочин буде покарано.

3. Вбивство є вбивство і ніколи вбивство сірчаною кислотою не стане «побиттям» чи «тяжкими тілесними». Звинувачення замовників вбивства у замовленні «тяжких тілесних» — це нонсенс і одночасно ще одна причина нагадати, хто керує зараз Генеральною Прокуратурою і кому час назавжди зникнути з політичної мапи світу разом із замовниками вбивства Катерини Гандзюк.

Інших коментарів сьогодні не буде. Будуть дії.

По материалам: ord-ua.com