КСУ: в референдуме отказано

407

В последние дни апреля Конституционный суд Украины рассмотрел представление полусотни парламентариев, которое было подано еще в 2014 году относительно закона о Всеукраинском референдуме от 6 ноября 2012 года, и в итоге признал его неконституционным. Примечательно что все судьи проголосовали единогласно, в том числе и председатель КСУ Станислав Шевчук. Судей не устроила не только процедура принятия закона, но и его текст.

Данное решение Конституционного суда влечет за собой ряд последствий. Прежде всего, возможность референдума прописана в Конституции и, следовательно, необходимо принять новый закон о референдуме. Кроме того, инициатива президента Порошенко о возможности референдума по поводу вступления в НАТО и ЕС автоматически отменяется. Еще одним важным моментом является то, что Конституционный суд в качестве основания для отмены закона использовал неперсональность голосования депутатов и в целом нарушение конституционной процедуры принятия закона. Достаточно вспомнить как часто парламентарии всех созывов Верховной Рады, в том числе и действующего, голосовали за себя и за соседа, чтобы представить, как много законодательных актов могут быть подвергнутыми сомнению в плане конституционности. Причем не только в процедурном вопросе, но и в политическом смысле в зависимости от конъюнктуры.

В целом решение КСУ основано на ряде претензий. Во-первых, многочисленные нарушения при принятии закона за счет кнопкодавства. Кроме того закон не обсуждался на пленарном заседании до голосования и не был рассмотрение на профильном комитете. По мнению КСУ, уже этих нарушений предостаточно чтобы признать закон неконституционным, так как эти процедуры являются существенными. Также эксперты отмечают, что голосование за закон проходило по процедуре простого закона, то есть с минимумом 226 голосов, однако этим законом фактически введи изменения в Конституцию. Для такой процедуры требуется не только более длительное рассмотрение, но и голоса не менее 300 нардепов. Также судьи КСУ затронули и содержание закона. В соответствии с Конституцией возможность проведения всеукраинского референдума осуществляется по народной инициативе после сбора не менее 3 млн. подписей избирателей из разных областей. Согласно этому закону референдум позволяет даже принять новую Конституцию, изменять ее или отменять старые законы, вносившие изменения в текст Основного закона. О проведении референдума объявляет президент, а результаты – ЦИК. Затем принятое на референдуме решение сразу вступает в силу. Фактически из этого процесса исключена Верховная Рада. Примечательно, что в этом КС усмотрел нарушение принципа разделения власти, напрочь забыв о том, что согласно Конституции единственным носителем власти в стране является народ. Докладчик КС судья Василий Лимак отметил, что многие демократии были разрушены манипуляцией на референдумах и посягательстве на Конституцию, в особенности в Восточной Европе. Также он сослался на то, что в Германии немецкий народ основал пост фюрера через референдум.

В целом решение Конституционного суда имеет еще одно важное последствие – это необходимость принять новый закон о всеукраинском референдуме. Нардеп от «Народного фронта» Емец отметил, что согласно Конституции есть такой способ волеизъявления как всеукраинский референдум, потому должны быть законы, регулирующие этот процесс. Пока нет никаких наработок, и он не знает, когда в парламенте появятся соответствующие законопроекты. Также спорным вопросом является возможность проведения референдума после отмены закона. Некоторые эксперты считают, что после отмены закона 2012 года в виду автоматически вступает старый закон от 3 июля 1991 года «О всеукраинском местном референдуме». Согласно этому закону проходило волеизъявление по народной инициативе в 2000 году. Впрочем есть и противоречия – например в старом законе указаны органы, которых уже не существует, например Президиум Верховной Рады. Эти коллизии могут поставить под сомнение результаты новых референдумов. В то же время другие эксперты суверены что отмена закона 2012 года не возвращает старый закон, при этом в правовом поле образовался законодательный вакуум. По мнению заместителя главы УЦИК Андрея Магеры возможен лишь путь принятия нового закона о референдуме. Он приводит аналогию, когда был отменен закон Кивалова-Колесниченко об основах языковой политики, при этом старый языковой закон от 1989 года восстановлен не был.

Политологи уверены, что признание закона неконституционным потушит инициативы президента о референдуме на тему НАТО, даже если сам Петр Порошенко этого очень хотел. Также в политических кругах поговаривали о том что на Банковой хотели объединить этот референдум м президентскими выборами, чтобы сыграть на популизме и поднять шансы Порошенко. С другой стороны автоматически отменяется возможность референдума о реализации Минских соглашений относительно особого статуса Донбасса. Такой референдум мог бы урегулировать мирные вопросы, обходя ВР, где большинство голосов имеет партия войны. Но самое главное, что аргументация КСУ в отношении неперсонального голосования может спровоцировать конфликтующие группы влияния отменять законы, выгодные друг другу. Депутаты могут начать собирать подписи под обращениями по любым законодательным вопросам, ведь, как известно, кнопкодавство проходило едва ли не по каждому вопросу. Во многом в такой битве главную роль будет играть решение Конституционного суда.

Письма в редакцию: Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org