Крымские предприниматели в рамках ЕАЭС подвергаются дискриминации

255

Они «обращаются ко мне с информацией о том, что предусмотренный для российских юридических лиц порядок возмещения НДС в рамках торговой деятельности в Евразийском экономическом союзе для них не работает», – сообщила депутат Госдумы РФ Наталья Поклонская.
Впрочем, в условиях, когда ни одна из стран ЕАЭС не признала воссоединения полуострова с Россией, НДС – далеко не единственная проблема для крымчан.
Товаропоток по принципу ниппеля
Тех стран, которые признали Крым частью России, в мире не так много – Афганистан, Венесуэла, КНДР, Куба, Никарагуа и Сирия. Члены ЕАЭС по-прежнему считают регион украинским. «Нашу крымскую продукцию расценивают как товары, поступившие из третьих стран, и требуют полной их растаможки и декларирования», – объясняет Н. Поклонская. Все это приводит к дискриминации по региональному признаку. «Наши предприниматели терпят убытки, реализовывать свою продукцию им становится невыгодно, они оказываются в неравных конкурентных условиях по сравнению с другими бизнесменами. Кроме того, считаю, что равные возможности необходимы всему российскому бизнесу в целом», – уточняет депутат.

Парадоксально, но при товаропотоке в обратную сторону проблемы с НДС были оперативно решены. Еще 19 декабря прошлого года Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрила изменения в Протокол о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг. Фактически товары из стран Союза освободили от уплаты НДС в том случае, если их ввозят в Свободные экономические зоны (СЭЗ) РФ, а именно в Калининградскую, Магаданскую области, Республику Крым и город Севастополь.
Таким образом, предприятия стран ЕАЭС уже год успешно пользуются российскими льготами для крымской СЭЗ, тогда как сами продолжают считать произведенные на полуострове товары украинскими, а значит, чужими для общего таможенного пространства. Пока это отражается только на возмещении НДС.

Удивительно и то, что страны ЕАЭС не участвуют в деловых мероприятиях на территории полуострова, хотя другие иностранные и не совсем дружественные государства там регулярно присутствуют. «Все годы мы успешно работаем с западными странами: Германией, Италией, Австрией, Франция теперь будет», – отметил вице-премьер правительства Крыма – постоянный представитель республики при президенте РФ Георгий Мурадов.

«Ни разу у нас не было почетных гостей из ближайших стран: Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Армении. Да и сессий серьезных, глубоких не было. Думаю, нам надо акцентировать внимание на том, чтобы наши ближайшие партнеры пользовались возможностями Крыма, четко осознавали, что именно воссоединение Крыма с Россией стало серьезнейшим этапом укрепления безопасности всего нашего объединения ОДКБ», – подчеркнул чиновник и предложил укреплять отношения с ближайшими союзниками с помощью Ялтинского международного экономического форума (ЯМЭФ). Подобные встречи не только развенчивают мифы об «оккупации», но и способствуют росту товарооборота полуострова с внешним миром и притоку инвестиций.
К примеру, в июле во время посещения крупных винодельческих предприятий Симферополя и Евпатории заместитель председателя Санкт-Петербургского филиала предпринимателей КНР в России Фу Лей принял решение о закупке 100 тыс. бутылок крымского вина для китайского рынка. После ответного визита крымских предпринимателей в Китай в октябре-ноябре в 14-миллионном г. Чэнду откроется российский торгово-выставочный центр, где крымчане смогут подробно презентовать свою продукцию и услуги. «Этот проект ориентирован на малый и средний бизнес, что крайне важно для Крыма, где другого формата предпринимательства фактически нет», – подчеркивает руководитель республиканского отделения общественной организации «Новая формация» Андрей Неукрытый.

Кроме покупки крымских товаров, иностранцы активно интересуются возможностями вложить деньги в местные проекты. «Примеров тому множество. Это сельское хозяйство, ресторанное дело и гостиничный бизнес, переработка продуктов питания», – сообщает первый заместитель министра экономического развития республики Крым Андрей Кулик и добавляет, что активнее всего на полуострове работают компании из европейских стран (Италии, Германии, государства Восточной Европы) и США. Правда, «не все они хотели бы, чтобы афишировали их имена из-за санкционного режима».
Непризнание фактического статуса Крыма в совокупности с санкциями действительно сдерживает развитие полуострова. Страшна, конечно, не заморозка активов или запрет на въезд отдельных физических лиц, а обобщающие ограничительные меры, отключающие российский регион от мировой экономики. К примеру, с 30 июля 2014 года ЕС ввел запрет на импорт крымских товаров, не имеющих украинской лицензии, а также на поставки товаров и технологий для крымских компаний, работающих в сфере транспорта, телекоммуникаций и энергетики.

С 19 декабря 2014-го для европейских компаний действует запрет на инвестиции и торговлю, приобретение недвижимости, строительство инфраструктуры и оказание туристических услуг, а также ограничения на экспорт товаров и технологий для энергетического сектора, транспорта и телекоммуникаций на полуостров. Тогда же Брюссель запретил европейским судам заходить в семь портов полуострова (Севастополь, Керчь, Ялту, Феодосию, Евпаторию, Черноморск и Камыш-Бурун), а самолетам совершать посадку в его аэропортах. Кроме того, ЕС заблокировал выдачу въездных виз владельцам российских загранпаспортов, полученных в Крыму.

«Ситуация по валютным расчетам еще хуже. Открыть валютный счет в хорошем банке, выдавая свои реквизиты севастопольские – нереально. Надо как-то маскироваться, какими-то окольными путями производить расчеты», – говорит председатель постоянной комиссии Законодательного собрания Севастополя по бюджету Вячеслав Аксенов.Критическое положение сложилось в банковской системе Крыма. Из-за опасений попасть под санкции на полуостров не заходят крупнейшие российские банки, вследствие чего на рынке сложилась монополия. Это означает высокие комиссии на финансовые услуги, очереди в кассах, неразвитая банковская сеть и другие бытовые трудности. Условия кредитования в Крыму не идут ни в какое сравнение со среднероссийскими, что особенно сильно бьет по местному бизнесу и ставит его в неравное положение с «материковыми» предприятиями страны.

В итоге санкции и «лежачая» банковская система ограничивают приток капитала на полуостров. Развитие Крыма почти целиком «определяется политикой федерального центра и его готовностью инвестировать средства в развитие региона», говорится в исследовании национального рейтингового агентства, тогда как многие частные инвесторы отказываются здесь работать из-за высоких рисков. В 2017-2018 годах приток прямых иностранных инвестиций близок к нулю. Вот где открывается широкое поле для партнеров по ЕАЭС, которое они, правда, пока не спешат заполнить.

Тем не менее вселяет надежду тот факт, что динамика и по банковским услугам, и по инвестициям все-таки положительная. И иностранный, и местный бизнес постепенно налаживают обходные пути для торговли, совместных проектов и взаимных инвестиций. Но сказать, что Крым и Севастополь находятся в равных условиях с другими российскими регионами, пока, к сожалению, нельзя. Для этого понадобится не только добрая воля союзников России, но и целенаправленные усилия Москвы по отражению внешнего давления на свой регион.
«Европа год открыто разрабатывает механизм обхода американских санкций по Ирану, а у нас четыре года уже действуют санкции, и наши банки от них шарахаются, вместо того чтобы сказать спокойно – механизмы работы есть», – подчеркивает В. Аксенов.

По материалам: naspravdi.info