Крепостное право по-донецки: регионалка Радзишевская приватизировала село вместе с его обитателями

157

Янукович всю страну купил, а я не могу одно грёбаное село?» — любит повторять бывшая председательница колхоза «Дружба» из села Дальнее Лариса Радзишевская. Дальнее находится менее чем в часе езды от Донецка, в 3 км. от города Курахово, но не ищите его на карте Марьинского района — с недавних пор населенный пункт вымаран оттуда чьей-то заботливой рукой. Напрашивается тревожное объяснение: не потому ли, что руководство района, во всем способствовавшее «прихватизаторше», знать не хочет о судьбе несчастных дальненцев? У депутата райсовета (конечно же, от ПР – а разве может быть иначе?) Ларисы Петровны Радзишевской все схвачено.

Возьмем, к примеру, приватизацию жилых домов, занимаемых колхозниками (это лишь одна из многих сфер злодейской деятельности дамы). Здесь ей помог голова Дачненского сельсовета (и тоже регионал) Сергей Григорьевич Столетов. Этот «голова» после ликвидации колхоза не пожелал принять дома крестьян на баланс сельсовета и практически презентовал жилфонд предприятию, в которое Радзишевская трансформировала колхоз – КСП «Дружба». Хотя по закону жилфонд не может передаваться в уставной фонд. Родня Ларисы Петровны в БТИ на скорую руку сварганила для нее нужные документы. Нашелся и нотариус, который скрепил сделку купли-продажи между КСП «Дружба» и ЗАО «Дальнее», которое учредила уже сама Лариса Петровна для себя. А теперь кум – председатель Марьинского райсуда Игорь Ступин удовлетворяет иски Радзишевской о выселении «квартирантов» — тех бедняков, которые живут в домах своей новоявленной помещицы и мешают осуществлению ее планов.

Местный фермер Владимир Боровец показывает точку на карте Марьинского района, где должно быть обозначено село Дальнее. Почему населенный пункт, в котором живут 120 семей, исчез с карты — не понятно. Может, местная власть, при покровительстве которой Радзишевская “кошмарит” крестьян, готовится переименовать село в Ларисовку?

Дальнего нет на карте! Крепостные Радзишевской уже вычеркнуты из числа жителей района

У многодетного Николая Козловского именно такой случай.

- В 2007 году Лариса Петровна приватизировала наш колхоз «Дружба», потом он несколько раз менял название, пока не стал ЗАО. Я 15 лет механизатором проработал в колхозе, а мать 37 лет дояркой, но в число акционеров мы не попали. Лариса Петровна и ее семья стали хозяевами ЗАО «Дальнее», которому теперь принадлежит всё, включая мой дом, — говорит Николай. – Когда я ездил в сельсовет с просьбой записать на себя хату, председатель говорил: «И не проси, и не ходи понапрасну – по всем вопросам обращайся к Ларисе Петровне». Когда просил прописать жену и детей, посылал туда же. И только в суде я узнал, что наш дом продали Ларисе Петровне. Как такой, в котором никто не живет.

Председатель Марьинского райсуда Игорь Ступин всегда готов удовлетворить пожелания своей кумы Радзишевской. “Слуга Фемиды” Ступин среди зимы распорядился выселить восемь человек, включая пятимесячного ребенка. На фото представлены не все члены семьи Козловских — старшие трое деток в момент нашей встречи находились в школе

В декабре судья Ступин распорядился выселить Козловских из дома без предоставления иного жилья. Выгнать в мороз пожилую доярку и ее сына механизатора. А о детях и Надежде в своем решении Ступин вообще не вспомнил. Ведь Надежду с подачи Радзишевской зарегистрировали в заброшенном сарае с дырявой крышей, без пола, окон и дверей – так пускай же там и живет. По словам ближайших соседей, этот «дом» находится в таком состоянии последние 20 лет. Но Лариса Петровна, не моргнув глазом, уверяет, что его разрушила многодетная мамаша, а у судьи Ступина нет оснований не верить своей практически родственнице.

15 марта Донецкий апелляционный суд отменил решение Игоря Ступина, и, тем не менее узаконил сельский бандитизм, постановив: Козловским надлежит заключить с Радзишевской договор и аккуратно носить квартплату в контору ЗАО «Дальнее». Пока что его руководитель Лариса Петровна согласна на ежемесячный платеж в 80 грн., а дальше – как душа пожелает.

Лариса Петровна считает, что мои дети должны жить тут, — говорит Николай Козловский. Ему не позволили зарегистрировать детей в доме, который получила от колхоза его мать, доярка. Но прописали всех пятерых и их маму Надю в этой руине по адресу Октябрьская, 1. У Ларисы Петровны хватает наглости утверждать, что дом привела в такое состояние хрупкая Надя Козловская. Вспоминается бессмертная “Кавказская пленница”: “Простите, а часовню тоже я развалил?” “Это сделали до вас, в 13-м веке”.

- Суду были предоставлены все доказательства того, что дом Козловских в собственности Радзишевской оказался в обход закона, — комментирует решение Донецкого апелляционного суда адвокат Мария Мезиани. – Прежде всего, свидетельство на дом сельским головой было выдано на КСП «Дружба» на основании всего-навсего ходатайства: КСП попросило голову сельсовета передать ему в собственность крестьянские дома, и голова пошел на встречу в тот же день — 26 декабря 2007 года. А уже в январе эти дома были проданы ЗАО «Дальнее». Есть минимум 3 основания признать договор купли-продажи не действительным (это то, о чем мы просили суд). Первое: он заключен с нарушение прав 5 малолетних и без согласия органа опеки и попечительства. Второе: в договоре указано, что никто в этом доме не живет – ложь. Третье: указано, что нет лиц, имеющих право преимущественной покупки, что тоже неправда.

Адвокат подозревает, что имеет место преступный сговор нотариуса с КСП – продавцом. А Марьинская прокуратура уже расследует уголовное дело по факту «таинственного» перехода жилфонда на баланс КСП и такого же таинственного перехода права собственности к ЗАО (без согласия трудового коллектива «Дружбы», что так же предусмотрено законом).

Дом, в котором с рождения живут 5 малолетних, продали без участия органа опеки и попечительства, как пустующий и такой, на которой вообще нет претендентов. Друг Радзишевской сельский голова Столетов любезно внес в техпаспорт даже надворные постройки, которые поставила за свой счет бабушка этих детишек.

История Козловских – это, как говорится, еще цветочки. Ларисе Петровне удалось сделать бомжами по меньшей мере 5 человек, четверо из которых дети, и один – 48-летний инвалид детства.

В доме по адресу Пионерская 1а в селе Дальнее до сих пор прописаны 4 сирот Ченокалов (Григорий, Виктор, Алла и Снежана), которые живут в Марьинской школе-интернате после того как их мать лишили родительских прав. Прошлой осенью сиротский дом обнесли новым высоким забором, за которым поселилась приезжая семья. Оказалось, что Лариса Петровна успела не только переоформить на себя эту хату, но и перепродать. Для этого пришлось пойти на «маленькую хитрость»: поменять адрес дома с Пионерская 1-а на Пионерскую 28-а. И здесь, конечно, тоже не обошлось без сообщников: тогдашнего головы ликвидационной комиссии Владимира Бойчука, и уже упомянутых — головы сельсовета Столетова и начальника бюро технической инвентаризации в городе Марьинка по фамилии Самуся.

Тревогу поднял Леонид Романчук, который временно проживал в сиротском доме и который так же оказался выселен решением судьи Ступина. Когда он обратился в прокуратуру, Радзишевская ответила мужчине так: «Как я его купила – не твое дело, жаловаться можешь хоть в милицию, хоть в прокуратуру, у меня свиней на всех хватит» (имеются ввиду хрюшки, которых выращивает Лариса Петровна, и которыми рассчитывается за «услуги»).

Инвалида Владимира Ивановича Васютенко Радзишевская лишила жилья, несмотря на то, что он платил ей квартплату регулярно. В июне прошлого года Радзишевская приказала освободить дом или заплатить ей за него 10 тысяч гривен, несмотря на то, что покойные родители Васютенко оба по 40 лет проработали в колхозе.

80-летняя Анна Филипповна Качуенко вырастила Радзишевской дочку. “Говорила, на ваших с дедом могилках цветы никогда не завянут, а на его похоронах матюкалась”, — жалуется старушка. Пани Лариса отплатила старушке тем, что подделала ее подпись в договоре об аренде земли. А теперь на основании этого договора требует с Качуенко 173 тысячи гривен “упущенной прибыли”! Судья Ступин и здесь готов прийти на помощь подруге помещице.

Часть крестьян, смирившись с произволом, согласилась выкупить свои жилища. За хатки, которые Ларисе Петровне достались по 1-2 тысячи гривен, выплатили новой хозяйке по 10-20 тысяч.

Но и это еще не все. Доверив Ларисе Петровне управление отличным хозяйством, которое имело 1500 голов крупного рогатого скота, животноводческие фермы, маслоцех, пекарню, механизированную мастерскую со станками, автопарк (состоящий из КАМАЗов, самосвалов, автобусов и проч.), комбайны, трактора и прочую землеобрабатывающую технику, колхозники пустили козла в огород. Через несколько лет от былого изобилия остались «рожки да ножки», а крестьяне лишились рабочих мест. Интересно, что прокуратура Марьинского района наконец возбудила уголовное дело по факту кражи имущественных паёв. Однако, рассчитывать на то, что имущество когда-то вернется к ограбленным крестьянам не приходится – всё уничтожено. Присвоив колхозное имущество, мадам Лариса порезала колхозную инфраструктуру на металлолом. Рассказывают, сдала сотни тонн металла… Присвоила даже детский сад, который вскоре также разорила, а в уцелевшей части открыла кафе.

Наконец, Лариса Петровна не намерена мириться с правом крестьян трудиться на собственной земле. Она закатала миллионный иск к тем 17 не послушным односельчанам, которые не хотят сдавать свои наделы за копейки и батрачить на помещицу. Хотя другие так поступают молча (есть среди дальненцев даже такие, что под угрозами подписали отказ от имущественных паёв в пользу Радзишевской). В иске, предъявленном Ларисой Петровной, земельные участки крестьян зовутся «самовольно захваченными». А миллион – это вот такой, по мнению дамочки, ущерб причинили ей колхозники, отказавшись продлевать кабальный договор. Кстати, в случае с одной старушкой подпись на договоре аренды земельного пая оказалась подделана (уже есть соответствующая экспертиза). Надо ли говорить, что очередной иск «барыни» рассматривает все тот же судья Ступин, которого соседи Ларисы Петровны часто видят в гостях у своей помещицы?

От колхозного богатства Радзишевская оставила только скелеты. Прибрав к рукам имущественные паи крестьян, распорядилась добром не как предприниматель, а как варвар. Порезала и сдала на металлолом всё, что можно было разрушить: трактора, новую водонапорную башню, маслоцех, автогараж, мастерские, 6 животноводческих ферм. Уничтожила клуб и столовую. А в прихваченном заодно с жилыми домами детском садике устроила себе кафе.

- Девиз этого человека – грабь и разрушай. Теперь хочет, чтобы мы пахали на нее за похлебку, — хором плачутся крестьяне, которых Радзишевской подарила местная власть.

ord-ua.com