Как полиция использует статью «О распространении не правдивой информации»

325

Объявления Всемирной организацией здравоохранения мировой пандемии COVID-19 обусловило введение во многих государствах не только карантинных, но и информационных ограничений, было вполне прогнозируемым. Обнародованные экономистами и политиками сценарии неизбежного сокращения объемов производства, спада деловой активности, рост безработицы, сворачивание социальных инициатив, самоликвидации среднего и малого бизнеса вызывали у людей страх за свое будущее и приводили к откровенному недовольство действиями власти. С чисто медицинской проблемы пандемия быстро превращалась в фактор социальной и политической напряженности, в первую очередь в странах, которые не имели возможности обеспечить поддержание надлежащего уровня жизни населения в период карантина.

Понимая это, каждое государство по-своему пыталась предотвратить процессам дестабилизации общества, в том числе прибегая к усилению контроля за медиаресурсами и вводя ограничения на свободу выражения мнений и взглядов.

Украина не стала исключением — непродолжительная фаза восприятия гражданами необходимости карантина, достаточно быстро сменилась несогласием с действиями правительства. К распространению протестных настроений привели два основных фактора — недостаток информации и непопулярные, а иногда и явно ошибочные решения власти.

Следует отметить, что официальное информирование населения об угрозах COVID-19 и пути минимизации опасности мало фрагментарный и противоречивый характер, что, порой, только подчеркивало нелогичность решений власти. Например, в то время, когда медики через СМИ рекомендовали прогулки на свежем воздухе для вентилирования легких, правительство вводило запрет на посещение парков, скверов и лесопарковых зон.

Введение чрезмерно строгих карантинных ограничений, отсутствие эффективных компенсаторных механизмов по предотвращению падения доходов населения, неравные условия для ведения бизнеса различными социальными группами, рост цен на наиболее востребованные медицинские и продовольственные товары возмущали украинский, дискредитировали управленческие методы власти и демонстрировали ее неспособность противостоять вызовам «коронавирусного кризиса».

На ухудшение уровня своей жизни граждане отреагировали резкой критикой государственного аппарата, правительства и правящей политической силы во главе с Президентом, используя для этого возможности Интернета, прежде всего социальные сети. В ответ правоохранительные органы усилили мониторинг данного сегмента информационного пространства Украины и, применяя административное принуждение, пытались уменьшить объемы как ложной информации о COVID-19, так и контента с негативной оценкой действий власти. «Уверены, что наша страна спокойно пройдет этот непростой период. А те, кто хочет расшатать ситуацию, обязательно окажутся под особым вниманием Департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности СБУ», — предупреждает население на своей странице Facebook Служба безопасности Украины.

2. Анализ применения полицией статьи 173-1 КУоАП «Распространение ложной информации».
В отличие от ряда стран бывшего социалистического лагеря (Россия, Венгрия, Республика Армения), власти Украины воздержалась от соблазна принять отдельный нормативно-правовой акт для борьбы с нежелательной информацией, связанной с эпидемиологической ситуацией и введением карантина в государстве. Попытка регулировать и ограничивать эту информацию осуществлялась исключительно за счет активизации применения правоохранителями статьи 173-1 КУоАП «Распространение ложной информации».

Статья 173-1 КУоАП «Распространение ложных слухов»

Распространение ложных слухов, которые могут вызвать панику среди населения или нарушение общественного порядка, —

влечет наложение штрафа от десяти до пятнадцати необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительные работы на срок до одного месяца с отчислением двадцати процентов заработка.

Правом составлять протоколы по указанной статье наделены уполномоченные на то лица Национальной полиции Украины (статья 255 КоАП), рассмотрение этой категории дел отнесено исключительно к компетенции суда (статья 221 КоАП).

Следует отметить, что статья была введена в Кодекс Украины об административных правонарушениях еще во времена СССР в апреле 1990 года и до марта 2020 применялась сравнительно редко. Так, за весь 2019, согласно данным Единого государственного реестра судебных решений, в судах было рассмотрено лишь 15 дел по статье 173-1 КоАП.

С введением в стране карантина, ситуация кардинально изменилась. 09.06.2020 Служба безопасности Украины на своем официальном сайте отрапортовала, что менее, чем за 3 месяца карантинных мероприятий «173 лица привлечены к административной ответственности за распространение ложных слухов в рамках статьи 173-1 КоАП».

Однако, данные Единого государственного реестра судебных решений не подтверждают обнародованные СБУ сведения о количестве наказанных граждан. Согласно имеющимся в реестре решений, за четыре месяца карантина, в период с 12.03.2020 по 20.07.2020, судами было рассмотрено 132 дела по статье 173-1 КУоАП, а к административной ответственности привлечено 44 человека, что почти в 4 раза меньше, о чем отчиталось СБУ.

Вместе с тем, эта статистка показывает — за четыре месяца карантина суды рассмотрели протоколов по распространению ложных слухов в 9 раз больше, чем за весь 2019 год.

Резкий рост количества направленных полицией в суд протоколов, как и обнародование СБУ отчета по очевидным преувеличением достигнутых показателей, свидетельствует — правоохранителей нацеливали на усиление контроля за информационным полем и требовали отчетности о надлежащей результативность работы в этом направлении. Подобный давление, учитывая специфику статьи 173-1 КоАП, не мог не привести к нарушениям прав и свобод граждан при ее применении.

О масштабности таких нарушений наглядно свидетельствует судебная практика — рассмотрев 132 административных дела по указанной статье, суды только в 44 случаях (33,3%) приняли решение о привлечении обвиняемого лица к ответственности.

В Черкасской и Черниговской областях полицейские направили в суд по 9, а в Кировоградской области — 6 протоколов по статье 173-1 КУоАП, но ни в коем случае судьи не признали факт распространению ложных слухов доказанным и закрыли производство по этим делам за отсутствием состава правонарушения.

Наибольшую активность в составлении протоколов по статье 173-1 КУоАП продемонстрировали полицейские Днепропетровской (15 протоколов по которым наказание 7 человек), Хмельницкой (13 протоколов, наказаны 5 человек) и Львовской (11 протоколов, наказаны 4 человека) областей.

В то же время, правоохранители города Киева, Запорожской и Одесской области административных дел по распространению ложных слухов в суд вообще не направляли.


Привлекает внимание, что правоохранители довольно придирчиво и время предвзято реагировали на публичную критику «антикоронавирусних» инициатив власти со стороны рядовых украинский, предполагая, что это может привести к паническим настроениям в обществе. В то же время, распространение сомнительной информации со стороны самих властей в контексте статьи 173-1 КУоАП не рассматривался.

Главный санитарный врач Украины Виктор Ляшко в эфире телеканала «Украина 24» признал, что закрывать парки и скверы на период карантина с точки зрения эпидемиологии не было необходимости. Эти меры власти применили, чтобы психологически повлиять на украинском и создать у людей ощущение опасности, а следовательно и необходимости соблюдения карантинных мероприятий, которые внедрял правительство.

Следует указать и на то, что во многих случаях полицейские пытались привлечь граждан к административной ответственности по статье 173-1 КУоАП не по собственной инициативе, а по рекомендации Службы безопасности Украины. На это указывают судебные решения, в тексте которых видно, что, обосновывая обвинение в распространении ложных слухов, полицейские часто ссылались на полученные письма и справки из СБУ.
3.Типы нарушения прав граждан при оформлении материалов по статье 173-1 КУоАП «Распространение ложных слухов».
3.1. Составление на граждан протоколов при отсутствии в их действиях четких признаков совершения административного правонарушения.

С диспозиции статьи очевидно, что само по себе распространение недостоверных слухов не должно рассматриваться полицией как нарушение статьи 173-1 КУоАП. Закончено правонарушения формируют в своей совокупности два элемента — «ложность» информации и возможность наступления от ее распространения негативных последствий в виде паники среди населения или нарушений общественного порядка. Однако, очень часто полицейские пытались привлечь граждан к ответственности просто за распространение «фейковых» информации, без предварительного взвешенного оценивание уровня ее гипотетической опасности для государства и общества.

Судья Павлоградского горрайонного суда Днепропетровской области закрыла производство в отношении гражданки, которая в социальной сети «Вконтакте» опубликовала публикацию о создании службы для бесплатного обследования населения и организованную выдачу масок и тестов на выявление вируса. В своем постановлении судья отметила, что несмотря на ложность публикации, она не могла вызвать панику и привести к нарушениям правопорядка. Кроме того, социальная сеть «ВКонтакте» не имеет широкого распространения среди населения, поскольку мае 2017 она запрещена в Украине и доступ к ней заблокирован (дело №185 / 3205/20).

Судья Лисичанского городского суда Луганской области отказала в привлечении к ответственности гражданина, который на собственной странице социальной сети «Facebook» 01.04.2020 разместил шуточный пост о том, что в связи с карантином магазин Сильпо «снижает цены на все товары на 80%. Вход не более 10 человек ». Обосновывая такое свое решение, судья отметила, что, несмотря на явную абсурдность, эта информация не могла вызвать панику среди населения или каким-то образом привести к нарушениям общественного порядка, а это «свидетельствует об отсутствии такой обязательной составляющей административного правонарушения, как объективная сторона »(дело №415 / 2520/20).

Судья Нетишинского городского суда Хмельницкой области закрыл административное дело в отношении гражданина, который в видеочате «Чат рулетка» общался с неизвестным лицом и рассказал ей ложную информацию, которая в дальнейшем была распространена в сети «Уoutube». В постановлении о прекращении производства из-за отсутствия состава правонарушения судья отметил, что «исходя из информации на видеозаписи, она не могла в силу своего содержания вызвать любой паники и не содержала каких-либо призывов к нарушению общественного порядка». Кроме этого, гражданин был уверен, что его разговор с незнакомцем является частной и не будет распространена в сети Интернет (дело №679 / 660/20).

Во многих случаях полицейские составляли на граждан протоколы без доказательства факта недостоверности распространенной ими информации.

Судья Беловодского районного суда Луганской области закрыл производство по делу в отношении лица, на своей странице «Facebook» разместила пост о людях, якобы больных COVID-19, в связи с тем, что в предоставленных полицией дела отсутствуют доказательства ложности информации и она вообще никоим образом не проверялась. Кроме того, как следует из содержания опубликованного в «Facebook» поста, в нем, скорее, относилось вопрос к людям, ни же утверждалось о факте болезни (дело №408 / 1130/20-п).

Судья Северодонецкого городского суда Луганской области не признал лицо виноватой в нарушении статьи 173-1 КоАП, поскольку полиция не только не доказала факт недостоверности распространяемой информации, но и вообще не конкретизировала ее содержание в протоколе, только отметив, что информация «связана с тематикой коронавируса »(дело №428 / 2536/20).

Судья Александрийского горрайонного суда Кировоградской области закрыл производство в отношении гражданки, которая обнародовала в Интернете видео о том, что работники скорой помощи не приехали на ее вызов. При этом в постановлении судья объяснил мотивы своего решения следующим: «в протоколе не указано ли эта информация недостоверной, является ли это сообщение слухом и действительно скорая не приехала по вызову. Суду не предоставлено ни одного доказательства, которое бы свидетельствовало на ложность указанной в протоколе информации. Все свидетели, объяснение которых предоставлены суду вместе с протоколом, подтверждают или не отрицают указанный факт, только предоставляя различное толкование причин неприезда скорой медицинской помощи по вызову »(дело №398 / 1263/20).

Установление наличия в обнародованных материалах признаков совершения нарушения статьи 173-1 КУоАП стало для полиции задачей непростой, прежде всего, через вероятностный характер связи между опубликованной информацией и последствиями в виде возникновения паники или нарушений общественного порядка. С другой стороны, признание ложными каких-либо фактов или событий возможно лишь через их сравнение с аналогичными данными, опубликованными в официальных источниках, полиции не всегда удавалось сделать.
Впрочем, не только полицейские, но и даже судьи не имели однозначной позиции относительно критериев определения виновности лица в распространении недостоверной информации и иногда выносили кардинально противоположные решения при оценке одинаковых информационных событий.

10.04.2020 судья Ростовского районного суда Полтавской области вынес постановление о привлечении к административной ответственности по статье 173-1 КУоАП человека, который распространил в социальной сети «Facebook» пост-картинку с указанием телефона Службы безопасности Украины и изображением портрета Президента Украины. По мнению судьи, этот пост предоставлял недостоверную информацию и дискредитировал государственные правоохранительные органы, чем создавал предпосылки к «сеяния паники среди пользователей соцсети« Facebook »(дело №530 / 431/20). 15.04.2020 судья Ленинского районного суда г.. Полтавы признал виновным и наложил административное взыскание на другого мужчину, который также опубликовал на странице в «Facebook» пост-картинку с изображением Президента Украины и текстом «наживаются на горе. Маска — 1,60 грн. за шт., тел.0800-501-482 Служба безопасности Украины »(дело №553 / 668/20).

В то же время, 07.05.2020 судья Киевского районного суда г.. Полтавы закрыл производство по точно такой же деле за отсутствием состава административного правонарушения в действиях мужчины, который также на своей странице в «Facebook» разместил аналогичный пост-картинку с изображением портрета Президента, стоимостью маски и номером телефона СБУ — судья решил, что это не сможет привести к панике или нарушений общественного порядка (дело №552 / 1625/20). Оправдательное решение принял и судья Каменец-Подольского горрайонного суда Хмельницкой области, рассматривая 26.05.2020 административное дело в отношении женщины, которая через «Facebook» распространила фотографию с изображением действующего Президента Украины и фоновыми надписями на ней о завышенных ценах на медицинские маски, реальная стоимость которых якобы составляет 1.60 грн. за штуку. Судья принял во внимание объяснения женщины о том, что ее сообщение направлено на акцентирование внимания органов государственной власти актуальность вопроса завышения цен в период чрезвычайной ситуации и заметил, что в деле отсутствуют какие-либо доказательства того, что опубликована фотография вызвали могла вызвать панику или нарушение общественного порядка (дело №676 / 2400/20).

Судья Долинского районного суда Ивано-Франковской области признал виновным в нарушении статьи 173-1 КоАП гражданина, 14.04.2020 обнародовал на своей странице в «Facebook» публикацию под названием «Он умер на глазах у матери. В Украине полка свернули шею парню за нарушение карантина »(дело №343 / 908/20).

Практически аналогичная административное дело — человек разместил в «Facebook» пост с текстом «Полиция скрутила шею парню за нарушение карантина» — рассматривалась 21.05.2020 Смелянским районным судом Черкасской области. Здесь судья принял противоположное решение — закрыл дело за отсутствием состава правонарушения, указав в постановлении: «суд не считает, что такой пост, несмотря на его ложность, мог вызвать у человека неудержимый страх или панику в виде неконтролируемого стремления избежать опасной ситуации» (дело №703 / 1162/20).

3.2. Составление на граждан протоколов при отсутствии доказательств совершения ими правонарушения.

Судья Сторожинецкого районного суда Черновицкой области признал не доведенным факт распространению ложных слухов лицом, через Интернет распространила ложный сообщение о том, что в Украине уже более 200 тыс. Больных коронавирус. Принимая такое решение, судья заметил, что к административному протоколу «вообще не добавлен никаких доказательств, подтверждающих факт распространения информации именно этим лицом, поскольку добавлен в протокол сриншот в виде изображения, которое видит пользователь на экране монитора, а не доказывает, что его создателем является именно этот человек »(дело №723 / 1640/20).

Судья Смелянского горрайонного суда Черкасской области отказал в привлечении к административной ответственности гражданки, которая в помещении магазина повторила услышанную от знакомой информацию о том, что хозяева магазинов «Пассаж» и «Росток» заболели коронавирус. При этом судья не признал надлежащим доказательством предоставлен полицией видеозапись события, поскольку протокол об административном правонарушении не содержал ссылку на техническое средство, с помощью которого эта видеозапись осуществлен (дело №703 / 1201/20).

Судья Богунского районного суда города Житомир, рассмотрев дело о распространении мужем через Интернет видеоролика о социально-экономической ситуации в городе Житомир, закрыл производство по делу. «Предоставленный суду акт свидетельствует о том, что на странице« Facebook »осуществлено размещение какого видеоролике, однако в акте не указан его содержание … Указанный видеоролик для исследования суда не предоставлялся, суд лишен возможности исследовать видеоролик или иным образом выяснить его содержание »(дело №295 / 4227/20).

На неудовлетворительное отношение сотрудников полиции к соблюдению прав граждан при составлении протоколов по статье 173-1 КУоАП указывает и значительное количество административных дел, возвращенных судами без рассмотрения (по состоянию на 20.07.2020 суды вернули 27 таких дел). Полицейские довольно часто пренебрегали элементарными требованиями КоАП к порядку оформления соответствующих материалов, о чем красноречиво свидетельствуют выдержки из судейских постановлений, обнародованных в Едином государственном реестре судебных решений.

«С исследованного протокола об административном правонарушении следует, что он не подписан должностным лицом, его составившим. Таким образом, протокол не может считаться надлежащим и допустимым доказательством по делу »(Ленинский районный суд города Николаева, дело №489 / 2097/20).

«В фабуле протокола об административном правонарушении отсутствуют сведения о месте и времени его совершения» (Довгинцовский районный суд Кривого Рога Днепропетровской области, дело №211 / 2226/20).

«К материалам протокола об административном правонарушении приобщены копии сообщения акт осмотра и зачем, не заверенные надлежащим образом в установленном законом порядке, суд лишен возможности предоставить им надлежащую оценку» (Херсонский городской суд, дело №766 / 8885/20).

«К материалам дела об административном правонарушении не добавлен полного текста сообщения, которое разместила на своей странице ЛИЦО, что не дает возможности оценить такое сообщение на предмет наличия в нем ложных слухов» (Железнодорожный районный суд Львова, дело №462 / 2441/20) .

4.Заключение.
По своей сути, статья 173-1 КУоАП «Распространение ложных слухов» является узаконенным инструментом ограничения властями права на свободное выражение своих взглядов и убеждений, что, согласно статье 34 Конституции Украины, допускается в отдельных случаях, в том числе для охраны здоровья граждан . Однако, избыточность и непродуманность подобного рода вмешательства, всегда несет потенциальную угрозу не только принципам демократии, но и безопасности населения и интересам государства. В определенном смысле символично, что китайский врач Ли Веньлянь, который первым сообщил в чате WeChat о новом вирусе еще в декабре 2019 года, был вызван за это в полицию, где ему вынесли дисциплинарное предупреждение за распространению «ложной информации».

«Журналисты, СМИ, медицинские работники, активисты гражданского общества и общественность в целом должны иметь возможность критиковать власть и изучать меры ее реагирования на кризис», — отмечается в пособии для стран-членов Совета Европы «Уважая демократию, верховенство закона и прав человека в рамках санитарной кризиса COVID-19 ». Следовательно, любое ограничение государством свободы выражения гражданами своих мыслей и взглядов имеет оправдывать свою цель, быть пропорциональным угрозе и реализовываться с неукоснительным соблюдением всех требований законодательства.

К сожалению, указанные принципы не стали для украинских полицейских базовыми и применения административного принуждения в виде статьи 173-1 КУоАП «Распространение ложных слухов» осуществлялось ими выборочно и с многочисленными нарушениями прав и свобод граждан.

5. Рекомендации руководству Национальной полиции Украины.
5.1. Провести рабочую встречу с представителями судебной власти с целью достижения единой позиции в вопросе определения критериев признания информации не правдивой и такой, что может привести к панике населения или нарушение общественного порядка.

5.2. По результатам встречи подготовить и направить в территориальные органы полиции методические рекомендации с разъяснениями оснований квалификации действий лица как нарушение статьи 173-1 КУоАП «Распространение ложных слухов», а также о перечне необходимых доказательных материалов для оформления соответствующего дела.

5.3. До получения указанных рекомендаций персоналом полиции, ориентировать личный состав на уменьшение административного давления на население с применением статьи 173-1 КУоАП «Распространение ложных слухов».

По материалам: antydot.info