Как лгала Людмила Денисова об изнасилованиях. Неизвестная история увольнения омбудсмена

296

В конце мая Верховная Рада внезапно отправила в отставку уполномоченную по правам человека Людмилу Денисову.

Это увольнение стало неожиданностью. Для общества. Однако с непубличной стороны это был логический финал.

Значительную часть этой истории оставили неизвестной для общественности. И это понятно: оно неудобно и неприятно для сегодняшней Украины. И могла сильно навредить государству в условиях войны.

Однако она важна. Как пример, Украина должна воевать честно и сплоченно. Что Украина способна признавать ошибки и наказывать виновных.

Изнасилование

Было 9 марта. Российские войска взяли под контроль часть Киевской области.

Вечером русский военный Михаил Романов с другими армейцами застрелили гражданского хозяина дома в Броварском районе. А потом принялись насиловать его 33-летнюю жену. В течение полутора часов пьяные военные несколько раз возвращались к жертве.

Позже, уже сбежав из оккупации, она решилась поговорить с журналистами . Рассказала, что, пока сама терпела издевательства россиян, ее 4-летний сын скрывался в котельной. И вспомнила, как убитого захватчики назвали нацистом.

Сейчас это дело уже в суде. Ее начали слушать в конце июня. Романова судят заочно.

Эта история разлетелась по многим медиа и поразила мир. Изнасилование закрепилось в публичной плоскости как одна из черт русской оккупации.

По состоянию на конец июня полиция приступила к 20 аналогичным расследованиям.

«И это не малая цифра, – объясняет УП адвокат Лариса Денисенко, которая работает с женщинами, пострадавшими от сексуального насилия. – Во-первых, это преступления замалчивания и стыда. Во-вторых, украинские следственные органы расследуют большое количество военных преступлений».

Важно понимать, что статистика может не отражать реальный масштаб преступлений.

В начале правоохранители могут объединять разные эпизоды в одно дело.

Кроме того, жертвы не идут на контакт из-за страха, стресса и стыда.

Пока, кроме Романова, установлены еще 2 подозреваемых в других эпизодах россиян. Один, по данным следствия, насиловал женщину в Киевской области . А второй долгое время угрозами принуждал к половому контакту несовершеннолетнюю на Черниговщине.

С начала войны почти все государственные органы принялись документировать преступления оккупантов и помогать жертвам. В том числе и Офис омбудсмена. Там запустили горячую линию, работавшую круглосуточно. Люди обращались с разными вопросами: о пропавших родственниках, о том, как попасть в эвакуационную колонну, сообщали о бесчинствах российских военных.

Не под запись один из работников Офиса рассказывает: за телефон садились все, кто мог, звонки принимали десятками в день. Техническую поддержку оказала международная организация ЮНИСЕФ, которая годами сотрудничала с ведомством. Теперь – приобрела дополнительное оборудование, телефоны и серверы.

В течение февраля-мая, по официальным данным, Офис омбудсмена принял звонки от 50 тысяч человек.

Как Денисова с дочерью гнули свою горячую линию

К концу марта Людмила Денисова решила запустить дополнительную горячую линию. Мол, чтобы разгрузить работников и отдать более сложные случаи профессионалам.

Да, с 1 апреля заработал телефон для психологической помощи. Официально его представили как проект при поддержке ЮНИСЕФ.

Заявлялось, что на линии работают пять профессиональных психологов. А за первые две недели за помощью обратились уже 400 человек, которые в основном рассказывали именно о половых преступлениях.

Офис омбудсмена представил и психолога, возглавившего эту линию. Ее зовут Александра Квитко. Женщина неоднократно давала интервью украинским и российским СМИ, рассказывая жуткие истории изнасилований.

Позже они начали появляться и на официальных страницах Офиса омбудсмена и заявлениях Денисовой. Эти рассказы пробирали ужасом до костей: групповые надругательства над девушками на глазах у матерей, изнасилование малышей и младенцев чайной ложкой или свечой.

В мае Денисова ездила на Всемирный экономический форум в Давосе, где также рассказывала, как сотни людей каждый день свидетельствуют о страшных преступлениях кафиров.

Ее рассказы были детализированы и сомнительны с точки зрения конфиденциальности жертвы. Их пытались развить журналисты, пораженные жестокостью захватчиков. Однако, не могли найти подтверждения для своих материалов.

Украинские медийницы тогда подписали коллективное обращение: просили уполномоченную поменять риторику, тщательно подбирать слова и не обнародовать непроверенную информацию.

Рассказы Денисовой об изнасилованиях. 18+

Однако рассказы Денисовой были лишь частью всеобщей картинки, эпизодами в жизни страны. Поэтому вопросы к их правдивости долгое время не привлекали много внимания.

***

Первыми нехорошо заподозрили подчиненные Денисовой.

Как рассказывает собеседник внутри учреждения, «линия Квитко» существенно отличалась от остальной работы Офиса. Главным образом – непрозрачностью.

Операторы основной горячей линии фиксировали все поступающие к ним звонки. Они отчитывались своим руководителям. Коллеги понимали, кто чем занимается. Показания преступлений регулярно передавали правоохранителям, сверяя с ними свою статистику.

В то же время о работе Александры Квитко работники Офиса омбудсмена не знали ничего: кто и как часто ей звонит, фиксируются ли эти звонки, какую помощь оказывают жертвам.

Неизвестным оставались и другие психологи, работавшие вместе с Квитко. Или они вообще существовали? Такой вопрос до сих пор возникает в Офисе.

Более того, несмотря на то, что Денисова называла их «психологами ЮНИСЕФ», формально это были обычные операторы. Это подтвердил и сам фонд по запросу УП.

А вот сама Квитко не была для работников Офиса таинственной. Ее в ведомстве хорошо знали.

Цветок –  дочь эксомбудсмена Денисовой. Упоминание об этом можно найти даже в официальных прессрелизах .

Цветок «влился» в работу маминого учреждения не менее трех лет назад.

На ее странице в Facebook можно найти посты за 2019 год о поездке в Австрию. Это был визит омбудсмена из Украины в европейские коллеги. И психолог без государственной должности присоединилась к визиту.

В том же 2019 Квитко модерировала украинский форум относительно прав ребенка, о чем тоже рассказывала в соцсетях. Среди организаторов дискуссии были Офис Денисовой и ЮНИСЕФ.

Фактически Денисова, используя государственные полномочия, во время войны снабдила свою дочь работой. Формально конфликта интересов здесь нет. Семье удалось избежать его благодаря тому, что Квитко получила контракт с ЮНИСЕФ, а не должность в подчинении Денисовой.

Истории преступлений, которые Денисова с дочерью озвучивали публично, правоохранителям никто не передавал. Как и контакты жертв. Об этом сказали сразу три источника: в правоохранительных органах, Офисе омбудсмена и руководстве «Слуги народа».

Когда подчиненные Денисовой пытались поднять этот вопрос и понять причину странного поведения своей руководительницы, то, по словам источника, только слышали от нее:

«Мы работаем на информационном фронте».

Допрос

Среди заявлений Денисовой было немало историй об изнасиловании детей. Это возвело ее в одном кабинете с ювенальными прокурорами.

Собеседник в прокуратуре напоминает, что в апреле у них были даны только об одном подтвержденном случае поругания над ребенком. По состоянию на середину июня это количество увеличилось до двух. В то время как уполномоченная рассказывала все новые и новые истории.

Правоохранители пытались «копать» самостоятельно. Поднимали все обращения к врачам, заявления в полицию, данные о погибших, пытаясь найти случаи, которые описывала Денисова.

Например, искали всех двухлетних близнецов из Херсона, которые, по утверждению омбудсмена, умерли от изнасилования.

Однако вся эта работа была бесполезной.

Чтобы узнать, откуда Денисова черпает свои истории, прокуроры вызвали ее на допрос как свидетеля. Но в кабинете правоохранителей чиновник была немногословной. Она так и не смогла назвать источник своих данных.

Уже позже, на втором допросе, буквально накануне увольнения, Денисова признала, что обо всем узнавала от дочери. А говорила ли с другими психологами горячей линии – припомнить не смогла.

Александру Квитко также несколько раз вызывали на допрос. По данным УП, психолог уверяла, что за полтора месяца ее горячая линия приняла около 1040 звонков. Из них 450 касались изнасилования детей.

Однако когда прокуроры взяли официальную выписку, то оказалось, что за все время на телефон поступило всего 92 звонка.

Не смогла Квитко сообщить и никаких деталей: кто ей звонил, в какие врачи она направляла жертв. Ничего, что бы указало на то, что эти жертвы действительно существовали.

Зато психолог сказала, что своей матери истории передавала «за чаепитием».

По словам источника, уже после допроса сама Денисова повторила прокурорам ту же мантру, которую слышали от нее подчиненные. Когда камера выключилась, она объяснила: рассказывала эти жуткие истории, потому что хочет победы для Украины.

«Украинская правда» не смогла получить позицию Денисовой и Квитко. Мы передали просьбу о комментарии через помощницу эксомбудсмена – она сначала пообещала помочь, а затем – перестала отвечать.

Квитко сказала, что не дает комментарии из-за следственных действий.

Долгожданное внезапное увольнение

Параллельно события развивались в более высоких кабинетах власти. Как рассказывает собеседник в руководстве президентской партии, из-за заявлений Денисовой у официального Киева начали возникать проблемы.

Европейские партнеры обращались к украинским правоохранителям и парламентам, просили предоставить факты, доказательства изнасилований. В частности, один из таких запросов коснулся непосредственно министра внутренних дел Дениса Монастырского.

Ответить европейцам было нечего – омбудсмен «давала заднюю».

Кроме того, источник в «Слуге народа» говорит, что Денисова вообще не координировала свои действия с парламентом, по мандату которого занимала должность. На уже упомянутый форум в Давосе она уехала, не согласовав это со спикером Совета Русланом Стефанчуком.

Все это стало основой для ее стремительного увольнения.

Резкие действия властей вызвали беспокойство правозащитников . Ведь мотивы отставки обществу не объяснили. А закон вообще запрещает прекращать полномочия омбудсмена во время военного положения.

Денисова сняли по совершенно свежей процедуре, которую узаконили только в мае этого года – выразив ей недоверие.

«Все снова происходит чрезвычайно непрозрачно, – возмущается правозащитница Татьяна Печончик, глава Центра прав человека ZMINA. – Нет независимого конкурса на должность уполномоченного, не проходят консультации с правозащитными организациями.»

«Снова непрозрачно» – потому что у правозащитников всегда были претензии к Денисовой.

Она пришла на должность в 2018 и была близка эксминистру внутренних дел Арсену Авакову.

В 2019 году омбудсмен попала в коррупционный скандал. Ее имя фигурировало на так называемых «пленках Вовка» , записанных в кабинете главы скандального Окружного админсуда Киева. Однако это не помешало ей остаться в должности.

«Денисова не была эффективным и независимым омбудсменом , – говорит Печончик. – Ее назначение четыре года назад стало результатом максимально политизированного процесса распределения должностей по партийным квотам и нарушению процедуры. То, что у Людмилы Денисовой не было опыта правозащитной деятельности, как того требует закон, никого не интересовало.»

Что дальше: забвение или наказание?

Ответ на этот вопрос чается в подлинных мотивах омбудсмена и его дочери. Не исключение, что одним из них могло быть материальное обогащение.

От источника в окружении Денисовой стало известно, что уполномоченная несколько раз упорно просила ЮНИСЕФ повысить оплату для психологов горячей линии.

На вопросы о суммах, выделенных на этот проект, международная организация отвечать не стала.

Финансовые данные пока не предоставили и прокуратуре.

Сотрудничать со следствием ЮНИСЕФ не торопится. Но если их нагло обворовали, солгав об эффективности работы, речь может идти не только об этических нормах, но и о нарушении закона. Об уголовном деле за мошенничество или хищение.

Для этого именно ЮНИСЕФ должен помочь прокуратуре: написать заявление, передать отчеты, которые составляли им «психологи Денисовой». По данным УП, такие отчеты действительно существовали.

ЮНИСЕФ, как и другие участники этой истории, пока выбирают путь молчаливого отграничения. Хотя с высокой вероятностью, они в этой истории стали жертвой.

Жертвой стало и государство Украина, от имени которого действовала Денисова.