Исторический шанс или большая коррупция: О чем на самом деле закон против украинских олигархов?

882

После непродолжительного обсуждения депутаты проголосовали за закон в целом. Депутаты овациями встретили цифру «279» на табло Рады (для утверждения закона было достаточно 226 голосов). Отдельно представителей «Слуги народа» обрадовало, что среди проголосовавших за этот закон было 229 представителей президентской партии. Это было самым лучшим ответом скептикам, утверждавшим, что у Зеленского уже давно нет реального большинства в парламенте, и принять такой важный для президента закон можно только при помощи — возможно, небескорыстной — от тех же олигархических групп в Раде.

Что значит быть олигархом

Согласно принятому в четверг закону, олигархом будет считаться лицо, соответствующее трем из четырех следующих критериев:

  • принимает участие в политической жизни (этот критерий выписан чрезвычайно широко и охватывает как практически весь политический класс страны, так и тех граждан, которые делали взносы в поддержку политических партий или, скажем, предоставляли услуги или технику организаторам политических митингов);
  • имеет значительное влияние на СМИ;
  • владеет компанией-монополистом на каком-либо рынке;
  • обладает активами подтвержденной стоимостью в миллион прожиточных минимумов (около 83 млн долларов).

Признавать то или иное лицо олигархом уполномочен Совет национальной безопасности и обороны, который, кроме того, будет еще и вести специальный реестр олигархов.

«Претендента» на вхождение в этот реестр будут предупреждать о том, что его вопрос будет рассматриваться на Совбезе. «Кандидат в олигархи» сможет предоставить письменные возражения против присвоения ему такого статуса или свидетельствовать об этом на заседании Совбеза лично.

Лицо, внесенное в реестр олигархов, согласно закону, не сможет:

  • финансировать политические партии, агитацию, митинги и демонстрации с политическими требованиями;
  • принимать участие в большой приватизации.

Кроме того, олигархи будут обязаны ежегодно размещать в свободном доступе обширную декларацию о своем имущественном состоянии.

А еще закон содержит огромный перечень политиков, чиновников и должностных лиц, которые после каждого личного, телефонного или письменного контакта с олигархом или его представителем должны будут подать в Совбез декларацию о контакте с олигархом. В декларации нужно будет указывать, где и когда, кто и с кем встречался, а также краткое содержание состоявшегося разговора.

Декларацию о контакте с олигархом не нужно будет подавать, если этот самый контакт состоялся на официальном мероприятии, которое транслировалось в прямом эфире, или если полная информация о мероприятии размещена на официальном сайте какого-либо государственного органа. Отдельная поблажка — декларацию можно не подавать, если речь идет о контакте в ходе судебного заседания.

Неподача декларации может повлечь за собой увольнение собеседника олигарха с занимаемой им должности.

Что не так

Еще на этапе первого чтения наблюдатели высказывали к законопроекту целый ряд критических замечаний. Закон в таком виде, говорили они, олигархам не страшен, но, похоже, продвигается с другими целями.

Критики президента рассуждали примерно так. В реестр олигархов никто попадать не захочет. Во-первых, солидным людям неохота подставлять своих собеседников, которые вынуждены будут заполнять эти странные декларации о контактах. Во-вторых, еще непонятно, как аукнется членство в этом списке за пределами Украины.

Довольно очевидный способ избежать присвоения статуса олигарха — избавиться от медиа-активов. И тут, утверждали критики, на сцену должны выйти покупатели. Они, согласно закону, должны иметь безупречную репутацию. А эту самую безупречность должен подтвердить Национальный совет по телевидению и радиовещанию, заметное влияние на которое имеет действующая власть. То есть, делали вывод скептики, велики шансы, что новыми собственниками СМИ, от которых бросятся избавляться их прежние владельцы, станут фигуры, близкие к действующей власти.

Правда, пишет по этому поводу профильное издание «Детектор медиа», с точки зрения бизнеса украинские медиа вряд ли являются лакомым куском, и вряд ли за ними выстроится очередь из желающих инвестировать туда немалые средства вместо теперешних собственников. Да и с тем же успехом можно предположить, что благодаря новому закону на рынок украинских СМИ выйдут международные медиа-корпорации. Словом, паниковать рано, поживем-увидим.

Тем более, что значительно больше критики вызвало другое, вполне конкретное положение закона об олигархах: о том, что присваивать людям такой статус и отбирать его уполномочен Совет национальной безопасности и обороны. По украинской конституции, этот орган, возглавляемый президентом и в современных реалиях сильно зависящий от него, является консультативным и совещательным.

«Это большая коррупция. СНБО, а по сути сам Зеленский будет решать, кто плохой, а кто хороший. И сразу начнется: не хочешь быть плохим, значит, бери чемодан денег и неси на Банковую [в Офис президента — ред.]», — написал в «Фейсбуке» депутат от оппозиционной партии Петра Порошенко «Европейская солидарность» Алексей Гончаренко.

Чемодан или не чемодан, но в полномочия Совбеза признание какого-либо бизнесмена, политика или медиамагната олигархом действительно не входит. Поэтому, говорят критики, было бы логично, если бы вопросами олигархов на Украине занялся кто-то другой — если не новый специально созданный орган, то агентство по предотвращению коррупции.

Показательно, что сторонником такой логики и открытым критиком закона об олигархах был один из некогда ключевых членов команды Владимира Зеленского, спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков. Это по его инициативе документ на прошлой неделе был направлен для экспертизы в Венецианскую комиссию. В Киев даже успел прийти ответ из Венеции: тамошние эксперты пообещали выслать свой вердикт по поводу закона об олигархах до середины декабря.

Близкие к Офису президента телеграм-каналы принялись обвинять спикера Рады в подыгрыше олигархам. Впрочем, у Разумкова в последнее время и так наступили нелегкие времена: СМИ распространяют слухи о том, что его отношения с Зеленским испортились, и в ближайшее время его ждет отставка с поста главы Рады.

В любом случае, украинская власть решила не дожидаться мнения Венецианской комиссии. Дмитрий Разумков не вовремя заболел коронавирусом, его коллеги по фракции в отсутствие спикера решили вынести «олигархический закон» в зал парламента как можно скорее, и вот — результат налицо.

Тема президента

Принятие закона об олигархах еще с лета выглядело для Владимира Зеленского принципиальным вопросом.

Закон выгоден с электоральной точки зрения: социология показывает, что украинцы олигархов, мягко говоря, не любят. Президентство Зеленского движется к своему экватору, окончательного ответа на вопрос о повторном баллотировании действующий украинский лидер не дал, но борьба с олигархами выглядит перспективной и долгоиграющей темой, которую можно эксплуатировать и сейчас, и как минимум до 2024 года, когда на Украине должны состояться следующие президентские выборы.

Еще в июне Зеленский призывал парламент проголосовать за закон об олигархах с нотками металла в голосе: мол, если закон не будет проголосован, то президент вынесет его на референдум, и «для кого-то этот вопрос станет первым [следует считать, вынесенным на референдум], а для кое-кого последним». Тогда киевские СМИ писали о слухах, что если этот принципиальный для президента закон будет провален, он может даже распустить парламент.

К тому же, в непубличных разговорах представители украинской власти утверждали, что борьба с коррупцией и олигархизацией экономики — это ключевые требования, которые выставляют Киеву его западные партнеры. Именно закон об олигархах действующая власть предъявляла Западу в качестве доказательства того, что какие-то усилия в направлении решения этих проблем все-таки предпринимаются.

В конце концов, вечером в четверг закон хоть и с оговорками, но поддержала посол Великобритании на Украине Мелинда Симмонс. «Закон «о деолигархизации» может сыграть роль в уменьшении вредного влияния собственных интересов на политику и экономику Украины. Его выполнение должно быть юридически обоснованным и аполитичным», — написала она в «Твиттере».

Тем не менее, представителей власти упрекают в том, что тему своей борьбы с олигархами они поднимают даже там и тогда, когда это выглядит не совсем уместно. К примеру, за день до принятия закона об олигархах под Киевом было совершено покушение на одного из ключевых соратников Владимира Зеленского, первого помощника президента Сергея Шефира.

Первые комментарии его товарищей по лагерю власти, а затем и самого президента, который в это время находился в Нью-Йорке, не оставляли сомнения: они связывают стрельбу по Шефиру с все усиливающейся борьбой власти против обнаглевших олигархов.

Именно этот тезис — «покушение на первого помощника президента — это цена изменений в государстве, это цена реформ» — озвучил в ночь на четверг по киевскому времени Владимир Зеленский в речи с трибуны Генеральной ассамблеи ООН. «Благодаря антиолигархическому закону Украина получает исторический шанс на построение цивилизованных и чистых отношений между большим бизнесом и государством», — отреагировал президент Украины на принятие этого закона в четверг днем.

Что будет дальше

А что о новом законе говорят сами олигархи — точнее, те крупные бизнесмены, которых украинские СМИ скорее по привычке называют олигархами?

Игорь Коломойский, Ринат Ахметов, Виктор Пинчук ранее утверждали, что являются не олигархами, а «бизнесменами», «инвесторами» или «просто людьми, взявшими на себя ответственность».

Партия Петра Порошенко — одного из самых богатых людей страны, известного политика, владеющего двумя телеканалами, то есть, по идее автоматически подпадающего под три из четырех «олигархических» критериев, — заявляла, что настоящая цель закона — это борьба с политическими оппонентами нынешней власти, первым из которых является бывший президент.