Блокировка кремлевских каналов на YouTube: Песков грозится заблокировать видеохостинг

515

Блокировка кремлевских каналов на YouTube не случайно произошло после выборов в Германии.

Об этом в Telegram сообщил министр культуры и информационной политики Александр Ткаченко.

«Руководитель RT не говорит, почему Youtube заблокировал кремлевские рупоры, хотя причину наверняка знает. Возможно, речь идет об очередном вмешательстве Кремля в заграничный избирательный процесс. Теперь российские власти требуют запретить на своей территории трансляцию всех общеизвестных немецких каналов, которые известны в мире своей беспристрастностью, соблюдением журналистских стандартов. Конечно, назвав их иноагентами», — подчеркнул Ткаченко.

По словам министра, кремлевские СМИ журналистикой считать нельзя, ведь цивилизованный мир все больше понимает важность противодействия информационной агрессии, фейкам, дезинформации.

«Руководитель Russia Today заявляет, что Youtube-канал RT DE на 4-м месте по влиятельности среди немецкоязычных СМИ, но забывает напомнить, что на раскрутку просмотров и увеличение аудитории нескольких каналов, включая RT, Кремль выделяет сотни миллиардов рублей.

Рад тому, что информационное поле Германии станет чище без грязи и лжи, навязываемой кремлевской пропагандой. Украинский опыт запрета тройки каналов Медведчука, а также блокировки пропагандистских соцсетей показывает, что это — фактически единственный способ борьбы с информационными атаками Кремля, на который он не может влиять», — подытожил Ткаченко.

Между тем, российские власти грозятся заблокировать видеохостинг YouTube из-за блокировки каналов «RT DE» и «Der Fehlende Part».

Об этом заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Есть признаки того, что нарушены законы Российской Федерации, нарушены грубо. Это сопряжено с цензурой, препятствием распространению информации в СМИ. Если наши контрольные органы придут к выводу, что это нарушает законодательство, то нельзя исключать возможность принудительных мер», — сказал он.

Песков также подчеркнул, что любое нарушение закона — это крайний случай, поэтому назвать блокировку сервиса крайней мерой нельзя.

«Должна быть нулевая терпимость к подобным нарушениям закона», — подчеркнул он.