Готовы ли украинцы к будущим переговорам с РФ?

175

Власти изучают настроения общества — готовы ли украинцы к будущим переговорам с РФ о завершении войны. По мнению экспертов, именно поэтому политики говорят, что в стране нет плана дальнейших действий, а также допускают организацию референдума по важным вопросам.
Военно-политическое руководство страны настроено воевать, так как сесть за стол переговоров с РФ не позволяет слабая переговорная позиция. Такое мнение озвучил в интервью Натальи Мосейчук глава фракции СН, нардеп Давид Арахамия.

«Я считаю, как бы не закончилась война, кроме победы, это все должно проходить через референдум. Если кто-то что-то будет подписывать, и это надо будет ратифицировать в парламенте, там один другого убьет. Эти вещи нужно делать через референдум. Если народ скажет делать так, я проголосую, не глядя, свое мнение засуну подальше. А если скажут: «депутаты решайте» — я не чувствую сил решать и кого-то агитировать. Это вопрос индивидуальный каждого гражданина», — сказал Арахамия.

Политик добавил, что весной 2022 года, когда украинская делегация ездила в Стамбул на переговоры с российской стороной, РФ готова была завершить войну при условии, что Киев согласится на нейтралитет в вопросе вступления в НАТО. Однако на это не пошли, так как не было гарантий безопасности. На сегодня, по словам политика, в стране нет плана, как дальше вести войну, сколько людей нужно мобилизовать, как провести демобилизацию.

«Если взять сейчас план войны — мы ждем его в комитете много времени. Мы не военные, мы гражданский контроль. Генеральный штаб должен посчитать, сколько людей нужно, столько денег. Такого плана ни у кого нет», — отметил нардеп.

Действующая власть и раньше использовала механизм референдумов. Один из самых известных примеров — «пять вопросов президента» в 2020 году во время местных выборов. В Офисе президента инициативу называли «шагом к прямой демократии», который поможет узнать, что на самом деле думает народ по важным социально-политическим вопросам.

Среди вопросов, интересовавших власти, были, в том числе использование Украиной гарантий безопасности, обозначенных Будапештским меморандумом, для восстановления государственного суверенитета и территориальной целостности, а также свободная экономическая зона на территории Донецкой и Луганской областей.

Референдум во время выборов не получил позитивный отклик в обществе. И команда президента на время забыла об опробованной технологии.

С того момента наиболее распространенным инструментом «прямой демократии» стали периодические «вбросы» дискуссионных тем на суд украинцев. По словам политического эксперта Игоря Рейтеровича, чтобы изучить настроения общества, представители власти делают заявления, затем ждут некоторое время, какой будет реакция. После чего принимают решения, как действовать дальше. Яркий пример — недавний социальный резонанс, вызванный разговорами о проведении выборов президента в 2024 году во время войны.

«Обществу предложили обсудить тему, социологи замерили настроения — оказалось, более 80% против, и через пару дней президент сказал, что никаких выборов не будет. То же самое делают с темой будущих переговоров с Россией. Это попытка протестировать, как общество воспринимает подобную идею. Власть не знает, как завершить войну, и пытается переложить ответственность», — объясняет слова Давида Арахамии о необходимости провести референдум Рейтерович.

Политический аналитик Олег Постернак считает, что сильная переговорная позиция Украины была весной 2022 года, когда делегация из Киева отправилась на переговоры в Стамбул. Тогда российская сторона была готова выйти с оккупированных после 24 февраля 2022 года территорий в обмен на нейтралитет в вопросе вступления Украины в НАТО.

«В апреле прошлого года Россия была готова деоккупировать Херсонскую и Запорожскую область. Это было понятно по информационным заявлениям. Остро стоял вопрос по Крыму и Донбассу. Были ли это выгодные для Украины условия? Если велись разговоры о соглашении, значит были. Однако в мае — то ли под влиянием Бориса Джонсона, то ли из-за внутренних ожиданий, что сможем военным путем достичь успехов, все изменилось. Ставку сделали на контрнаступление 2023 года. Но успехи оказались довольно скромными. Теперь на фоне непонимания между Главкомом и ОП власти решили начать тестировать идею потенциального мира. Не говоря об этом прямо», — отмечает Постернак.

Считается, что руководство страны, входит в острую фазу. Усталость общества на фоне возможного сокращения помощи со стороны Запада и радикально настроенной военной верхушки заставляет искать выход из сложившейся ситуации. Политики изучают разные варианты развития событий. В том числе — следят, какую реакцию общества вызовут опосредованные заявления о том, что исход войны должны решать сами украинцы.

Как показывает социология, более 80% людей считают, что победа наступит после освобождения всех оккупированных территорий Украины. При этом, по мнению директора КМИС Владимира Паниотто, понимание «победы» сформировалось под влиянием двух факторов — успехов ВСУ на фронте и информационной политики, транслируемой через СМИ. Сейчас украинцы испытывают определенное разочарование в результатах контрнаступления, что вероятно, тоже влияет на понимание победы.

По словам Рейтеровича, общественное мнение может меняться под воздействием разных факторов. В том числе заявлений, что в стране нет плана для дальнейших действий.

«В ближайшее время власти могут спросить — согласны ли украинцы решать через референдум вопрос о начале переговоров. Если большинство скажет — да, можно дальше работать в этом направлении», — говорит эксперт.

Политолог считает, что украинцы пока не готовы к разговорам о мирных переговорах с РФ с потерей оккупированных территорий, в частности Крыма и Донбасса. Поэтому тестирование может растянуться на длительный период, а решения будут принимать ближе к лету следующего года или позднее.

По материалам: focus.ua