Год оппозиции: между провалом и поиском смыслов

365

«Главред» обсудил итоги деятельности отечественной оппозиции с ведущими украинскими политологами.

Вывод практически однозначен: главная слабость украинской оппозиции – в отсутствии смыслов. Плюс – разобщенность, неумение сформулировать действительно важный для граждан дискурс (тарифы, налоги), неспособность Тимошенко оправиться после поражения на выборах, а временами даже – ее «опереточность» и «клоунада»…

Тарас Березовец, директор компании стратегического консалтинга «Berta Communications»:

Главная слабость любой оппозиции, и в особенности нынешней, в том, что она — вчерашняя власть со всеми ее пороками, недостатками и неготовностью меняться. Оппозиция расценивает все процессы в стране как линейный сценарий (к слову, такую же ошибку допускает и власть): находясь у власти, нужно использовать ее по максимуму — переписывать «под себя» законы, Конституцию, формировать большинство, идти на любые компромиссы, если это касается увеличения собственных полномочий. Но, оказавшись в оппозиции, она тут же начинает «вопить» о том, что власть нарушает законы и Конституцию, хотя еще вчера делала то же самое.

Оппозиция в Украине находится в достаточно серьезном идейном провале — это можно сказать обо всех, не персонифицируя. Очень часто они соглашаются играть в поддавки с властью (быть симулякром), не пытаясь поднять реальные проблемы.

Идеологическая оппозиция - «Рух» и «Свобода» - хватаются за Табачника, как за «кость». Хотя это информационная уловка власти, которая читается в два хода. В то же время серьезные проблемы - экономика, права человека — оппозиция не обсуждает и по ним не давит на власть.

Яркий пример — гражданское общество поставило власть в тупик «налоговым Майданом». Власть оказалась в ситуации цугцванга, когда при любом шаге она проигрывает. Даже если бы власть бульдозером раздавила Майдан, это неминуемо привело бы к ее проигрышу в глазах международного сообщества, внутри страны. Но оппозиция ни одной подобной акции не провела, хотя идея лежала на поверхности.

Перспектива у Тимошенко, безусловно, есть, поскольку ее интеллектуальные способности не были задействованы даже на 20%. Я это связываю с психологическими последствиями поражения на выборах. Ей достаточно прийти в свое обычное психологическое состояние, и ситуация может достаточно сильно поменяться. Фактически с конца года мы уже периодически начинаем видеть реальную Тимошенко, и это вопрос времени, когда она выйдет на прежний уровень. Сейчас у нее рождается стратегия, которая начинает обрисовываться по отдельным действиям. Но ей нужно перейти от игры по правилам власти к игре по собственным правилам. Тогда она сможет одержать победу.

Кость Матвиенко, эксперт корпорации «Гардарика»:

Проблема оппозиции в ее разобщенности. Лидеры оппозиции в одиночку пытаются договариваться с властью, пытаются играть роль оппозиционеров. А когда действительно возникает общественный запрос, как в случае с двумя автоколоннами предпринимателей, которые из Луганска и Львова двигаются в Киев, оппозиция не способна его удовлетворить.

У нас интеллектуально слабая власть, но разве мы видим, чтобы оппозиция могла стать интеллектуальным конкурентом власти? Увы, оппозиция является зеркальным отражением власти, больше того, она является бывшей властью, и эти грехи не дают ей достаточного доверия избирателей. То, что сейчас происходит в Магрибе и на Ближнем Востоке, — это вызов для Украины, начиная от роста цен на энергоносители и заканчивая созданием нового субъекта арабо-мусульманского мира. На такие вещи оппозиция не способна не то что реагировать, а даже понять, что они существуют. О языке или Табачнике говорить намного проще. Возник роскошный симбиоз: Табачник выступает ретроградом, оппозиция его критикует, и в этой роли он просто необходим Януковичу. Хотя в целом это маргинализирует оппозиционное движение.

Меня удивляет, почему действительно идеологические партии - националисты и коммунисты — не занимаются вопросом тарифов, не просчитывают их себестоимость и не разбираются, куда идут эти огромные потоки? Их социальная база мгновенно бы расширилась. Вместо этого их база сужается, так как тема языка - это вопрос не первоочередной. Когда на «круглых столах» или эфирах пытаешься навязать политикам дискуссию по актуальным цивилизационным темам, то сталкиваешься либо с отсутствием понимания, общей культуры, либо они находят формальный повод для отказа, дескать, избиратели их не поймут. На самом деле ничего подобного: оппозиция и не хочет, и не состоятельна поднять такие темы.

Я отдаю должное энергичности и решительности Тимошенко, но субъективно я
перспектив у нее не ощущаю. С одной стороны, из-за уже упомянутых грехов, а с другой - из-за ее фундаментальной архаичности. Дальше «рідні мої» дело не движется.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

Когда у власти находились «оранжевые» и «посторанжевые» политические силы, ситуация была следующей: власть состояла из множества политических и партийных сил, находящихся иногда в достаточно жесткой конфронтации (БЮТ, около девяти партий в составе НУНС), в то время как оппозиция была достаточно единой — Партия регионов. Вокруг нее и лидера оппозиции Виктора Януковича концентрировалось и аккумулировалось оппозиционное движение. Нынче все наоборот: власть почти едина, несмотря на локальные стычки и клановые противоречия, а вот оппозиций много. Это уже создает достаточно сложный контекст для деятельности оппозиции, для ее оппонирования власти.

Второй фактор слабости оппозиции — это институциональное разоружение оппозиции, поскольку возврат к Конституции 1996 года практически вынес за законодательные скобки понятие политической оппозиции в парламенте, сделал бессмысленным институт оппозиционного правительства. Как-то потерялась деятельность оппозиционного правительства, как и само это правительство. Ряд его министров тихо, без шума и пыли, без дежурных и дополнительных сенсаций оказались за пределами оппозиции, в переходной зоне между оппозицией и властью или перешли в ряды тех, кто в парламенте поддерживает власть.

Третий фактор заключается в том, что оппозиция сегодня представляет скорее прошлый политический режим, нежели будущую власть. Это остаточные партийные, электоральные, депутатские силы, которые по тем или иным причинам вынуждены группироваться вокруг Юлии Тимошенко, ищут счастья с Арсением Яценюком, поглядывают в сторону самостоятельных проектов или ориентируются на национально-правовые политические силы (а вдруг?). Отсюда и основной концептуальный и политический грех оппозиции — она только критикует власть, она бьет по хвостам власти, ищет промахи, ошибки и пытается на них играть, вместо того чтобы бить по голове — по штабам власти, предлагая альтернативы политических реформ, социального культурного и гуманитарного развития.

Оппозиция не может предложить новые проекты, потому что она сама из прошлого. Так не бывает, чтобы с уходом в оппозицию не менялись лидеры, состав, не обновлялась программа, и не проводился апгрейд. Не могут нынешние лейбористы Британии просто вести борьбу с консерваторами ради борьбы. Борьба ведется не против власти, а за власть. А это значит – быть лучше власти, умнее, стратегичнее власти. А вести бои по поводу давно минувших дней, за картину, которая давно уже стерта на дисплеях, смартфонах и прочих айпадах, вести бои просто потому, что так надо, - это бессмысленно. Это обрекает оппозицию на потерю оппозиционных смыслов. Отсюда - все слабости, болезни и недостатки нынешней оппозиции. Хотя все могло быть и хуже.

В принципе, Тимошенко сохраняет лидерство в оппозиционных рядах. Она не растеряла своих бойцовских качеств, что уже немаловажно для оппозиции и страны. Но быть бойцом мало. Не всякий боец — лидер, но всякий лидер должен быть бойцом. Для того чтобы стать лидером на перспективу, нужно не просто спорить по газовым соглашениям 2009 года (власть тоже грешит, провоцируя оппозицию спорить именно по делам давно минувших дней), не просто вытягивать тему «Межигорья» или другие полускандальные факты, где уже ничего сенсационного нет, нужно показать новый проект страны, показать, в какой перезагрузке нуждается страна. А чтобы описать эту перезагрузку, оппозиция сама должна быть перезагружена.

Вот почему сегодня главным оппозиционером власти выступает не оппозиция, а общество (активисты «налогового Майдана», студенты, гуманитарная интеллигенция). Именно они сегодня являются смысловыми оппонентами власти, а не оппозиция. Если оппозиция станет смысловым оппонентом власти, она получит не только виртуальную и электоральную поддержку, но и поддержку гражданского общества, гражданское движение в качестве основы, поскольку без гражданских движений политически эффективной оппозиции не бывает.

Дмитрий Выдрин, политолог:

Главная слабость оппозиции - отсутствие концептуализма. Если расшифровать этот тезис, то наши оппозиционеры неправильно переводят с древних языков слово «оппозиция». У них это переводится как противопоставление, а у нас — как противостояние. Функция оппозиции — не просто стоять напротив власти на площади, на улице, в парламенте. Главное - это противопоставлять планам, концепции, законопроектам, геополитическим доктринам власти свои планы, концепции, законопроекты, доктрины. Пока ничего этого мы не видим и не слышим. Поэтому и слово «оппозиция» у нас употребляется скорее в кавычках, как метафора, а не как реальная политическая сила, которая постоянно продуцирует некие предложения и выступает модератором той части общества, которая не согласна с тем, что делает власть. Поэтому все ожидают настоящей оппозиции.

Те, кто сегодня себя называют оппозицией, теряют рейтинг пропорционально потере его властью. Но если потеря рейтинга властью объяснима - власть никогда не бывает популярной, она приедается, к ней накапливается масса претензий, то падение рейтинга оппозиции можно объяснить только тем, что она не выполняет свою концептуалистскую функцию, функцию модератора, креативщика.

Еще одно слабое место нашей оппозиции не в том, что она не поднимает темы тарифов или Налогового кодекса, а в том, что она увязла в этих темах. Выигрывает не та оппозиция, которая поднимает на щит тарифы, а та, которая поднимает план национальной мечты. Оппозиция не понимает, что за реальную мечту люди сражаются сильнее, чем за кусок хлеба. Кусок хлеба в Украине всегда можно получить, а вот иметь большую перспективу для самореализации — достаточно тяжело. Поэтому, когда оппозиция будет бороться за главные цели, она сможет реализовать и сиюминутные. А если она будет бороться за сиюминутные цели, то никогда не будет поставлен вопрос о главной задаче для общества.

Думаю, что Тимошенко не может предложить проект национальной мечты. Если бы могла — уже бы сделала. В чем проблема всех наших лидеров? Как говорил в одном из фильмов гениальный актер Олег Даль, «это грязная ложь, что собаки любят кости. Они любят мясо, но людям выгоднее считать, что они любят кости». Простые люди любят то же самое, что и дети лидеров так называемой оппозиции. Для своих детей лидер оппозиции ставит высокие планки — владение собственными ресторанами, яхтами, гламурные путешествия по Украине на 100-тысячных «харлеях». А для детей простых людей они считают достаточным повышение стипендии на 100 гривен или зарплаты на 500 гривен. И пока оппозиция будет делить детей на чужих и своих, у них ничего не получится.

glavred.info