Ермак рассказал, как теперь выглядит день Зеленского

1 070

Глава Офиса Президента Андрей Ермак рассказал, что после первой информации о российских бомбардировках собрался и уехал на работу – глава государства Владимир Зеленский уже был на Банковой.

Об этом Ермак рассказал в интервью » Украинской правде «.

«Я приехал где-то около 2 ночи домой. Было понимание, какая ситуация, потому что много было информации на тот момент. Но практически через час-полтора я уже получил и от разведки, и от военных информацию о начале боевых действий. Поэтому я быстро собрался. и был уже около 5 часов утра в Офисе Президента, я получил информацию о том, что начались бои на границе, и о том, что ушли бомбардировки, поэтому сразу, практически с первых минут, я был в Офисе. приехал на Банковую, президент уже был на месте.

Вы знаете, мы до последнего не верили, что это произойдет, скажу честно. Вы знаете, что было много информации от наших партнеров. Но все же мы не верили. Мы готовились, конечно. И потому сейчас видим результат – мы успешно воюем вторую неделю. Это и есть свидетельство того, что все эти месяцы мы готовились. Но не верили в последнее», — заявил Ермак.

Но все же мы нормальные люди и привыкнуть к такому невозможно. К этим зверствам, к этой бесчеловечности… Реакция, как и у любого нормального человека – ненависть и желание, чтобы они все за это заплатили по службе», — добавил Ермак.

После начала полномасштабной войны работа Офиса президента очень изменилась, президент и его окружение работают по 20 часов в сутки.

«День выглядит следующим образом: 3-4 часа в разные периоды дня, если есть возможность, это сон, а все остальное – работа. Это постоянные звонки, встречи, контакты с нашими партнерами, военными, разведкой и т.д.».

По словам Ермака, одной из самых больших сложностей стала невозможность планировать работу.

«Начиная с 24 февраля, каждый день не похож на предыдущий. Трудно подробно планировать. Но есть четкая вертикаль власти, которая работает, и это очень важно для управления страной.

Я много лет знаю Владимира Александровича. Но еще не знал таких подтверждений, что он человек настолько мужественный… Я не видел за все эти дни его не сконцентрированным, чтобы он не понимал, что должен делать, и чтобы он этого не делал».