Что убивает украинскую экологию

154

Согласно худшим прогнозам экологов, через 20 лет степь подойдет к Киеву, через 50 — Днепр обмелеет вдвое, а через 100 — страна может остаться без лесов. Украина страдает одновременно от нескольких экологических угроз, каждая из которых может обернуться катастрофой.
После эмоциональной речи на саммите ООН 16-летней шведской экоактивистки Греты Тунберг, которая обвинила мировых лидеров в недостаточной борьбе с изменениями климата, мир заговорил о решении экологических проблем. Пока внимание медиа и общества приковано к глобальному, мы хотим напомнить, что Украина страдает одновременно от нескольких экологических угроз, каждая из которых может обернуться катастрофой. Согласно худшим прогнозам экологов, через 20 лет степь подойдет к Киеву, через 50 — Днепр обмелеет вдвое, а через 100 — страна может остаться без лесов.

В издании «Украинская правда» разбиралась, что убивает экологию Украины и как этому противодействовать.

Последствия войны в Донбассе
С началом войны Донбасс — крупный промышленный регион, в котором было расположено около 4500 потенциально опасных промышленных объектов — оказался на пороге экологического бедствия.

Повреждения получили наиболее экологически опасные производства региона: Ясиновский, Авдеевский и Енакиевский коксохимические заводы, Енакиевский, Макеевский и Донецкий металлургические заводы, Торецкий ферросплавный завод, Алчевский металлургический комбинат, Лисичанский нефтеперерабатывающий завод, Донецкий казенный завод химических изделий, Северодонецкий завод «Азот» и горловский «Стирол», Славянская, Луганская, Углегорская и Мироновская тепловые электростанции и тому подобное.

Во время боев неоднократно повреждалась инфраструктура, что привело к остановке систем водоотведения шахтных вод и в ряде случаев — к полному затоплению шахт.

Грунтовые воды в Донбассе находятся очень близко к поверхности. Если начинаются перебои с электроснабжением, и насосы, откачивают воду, не работают, шахты сразу затапливает.

«Неизбежным следствием масштабного затопления шахт станет подтопления окружающих территорий и проседание поверхности, которое выведет из эксплуатации здания и коммуникации, включая подземные газопроводы, канализационные и водопроводные системы.

Подтопление шахт приводит к загрязнению подземных и поверхностных вод железом, хлоридами, сульфатами, другими минеральными солями и тяжелыми металлами», — говорится в отчете ОБСЕ.

Во время боев неоднократно повреждалась инфраструктура, что привело к остановке систем водоотведения шахтных вод и в ряде случаев — к полному затоплению шахт. Фото: dn.gov.ua
Экологи отмечают: война повредила все без исключения компоненты окружающей среды. Загрязнились воздуха, почва, вода, повреждены значительные площади земли, уничтожены растения, в частности, на заповедных территориях. Большой вред природе Донбасса наносят пожары.

Во-первых, возгорания случаются вследствие использования зажигательных боеприпасов.

Во-вторых, пожары распространяются в результате возгорания травы, которую при отсутствии пожарной техники невозможно потушить.

В-третьих, чтобы помешать продвижению противника, стороны конфликта делают тактические поджоги лесополосы.

«Только за первые четыре месяца войны было сожжено 20% захваченной территории, — рассказывает УП аналитик и эколог МБО «Экология-Право-Человек” Екатерина

Норенко. «Сравнивая точки возгораний на спутниковых снимках, мы увидели, что за сухой сезон 2014 года случилось в 15 раз больше пожаров, чем за тот же сезон 2013 года. Такая тенденция продолжается и в дальнейшем.

Пожары разрушают естественные степные группировки (которые на Донбассе одни из лучших в Украине), древние сосновые леса, которые трудно восстановить, уничтожают целые территории природно-заповедного фонда, включая растения Красной книги Украины», — объясняет Норенко.

Значительные повреждения во время конфликта также получили земельные ресурсы. Из-за разрывов снарядов в землю попали опасные вещества. По словам экологов, от каждого взрыва снарядов «Града» в почву уходит минимум полкилограмма серы и еще столько же остается в воздухе.

«По моему мнению, наиболее опасным является загрязнение от взрывов. Каждый взрыв любого боеприпаса — это выброс в атмосферу колоссального количества химии.

Каждый снаряд «Града» полностью наполнен реагентами. Когда он взрывается, эти реагенты переходят в газообразную фазу и остаются в воздухе. Таких снарядов использовали десятки тысяч», — заверяет «УП” председатель Украинского природоохранной группы Алексей Василюк.

Кроме серы, в воронках от снарядов могут быть такие тяжелые металлы как свинец, кадмий, никель, цинк, титан, ванадий, марганец, стронций, железо, хром, медь, станум, галлий, кобальт, цирконий и даже иттрий. Опасные вещества могут вызывать у человека многочисленные заболевания.

«Пока не завершатся обстрелы, не прекратится и загрязнения почвы, — уверяет Екатерина Норенко. — Обрабатывать такую землю и потреблять выращенные продукты без специальной рекультивации нельзя. Тяжелые металлы накапливаются в организме и вызывают изменения в нервной и сердечно-сосудистой системах, аутизм, почечную недостаточность, нарушения обмена веществ, а также могут вызвать внутриутробную гибель плода».

Вопрос, как изменить критическую экологическую ситуацию в ОРДЛО в условиях неутихающего военного конфликта, является открытым. Пока остается только моделировать дальнейшее развитие событий в контексте подписания многострадальной формулы Штайнмайера.

Янтарная народная республика
По исследованным запасам янтаря Украина занимает третье место в мире, уступая лишь Польше и России.

Однако на законодательном уровне добыча янтаря в нашей стране до сих пор не урегулирована. Это только поощряет еопателей янтаря, а правоохранители зачастую не только не занимаются проблемой, но и сами участвуют в нелегальных схемах.

Ровенскую, Волынскую и Житомирскую область, где сосредоточены основные запасы янтаря, давно называют «Янтарной народной республикой». «ЯНР» живет по своим законам и правилам.

По данным НАБУ, крышеванием схем на государственном уровне занимались в частности экснардепы Борислав Розенблат и Максим Поляков. Однако их вина до сих пор не доказана.

Экономика недополучает сотни миллионов долларов, а легализация добычи минерала часто служит инструментом политического пиара. за политическими интригами забывается, что нелегальная добыча янтаря вредит не только экономике, но и экологии.

В 2015 году президент Петр Порошенко заявил, что 90% янтаря в Украине добывается нелегально под «милицейской, прокурорской, СБУшной крышей» и дал силовикам две недели «для ликвидации крышевания добычи».

Вслед премьер-министр Арсений Яценюк поручил парламенту принять закон о лицензировании добычи янтаря, госмонополии и проведения соответствующих природоохранных мероприятий, ведь «то, что происходит на этих территориях — просто уничтожение окружающей среды». Впрочем, закон так и не был принят.

В начале 2018-го преемник Яценюка Владимир Гройсман признал, что пока не видит шансов на принятие Радой закона о легализации добычи янтаря, а возможности правительства в урегулировании этого вопроса «очень ограничены».

Несанкционированное копание янтаря приводит к уничтожению лесов и повреждению почвы. В лесах государственных лесхозов, которые координируются Киевским, Волынским, Житомирской и Ровенской областными управлениями лесного и охотничьего хозяйства, из-за незаконной добычи янтаря повреждено более 6 тыс. гектаров земли.
«Из-за нелегальной добычи янтаря уничтожаются леса и болота, загрязняются реки, изменяется гидрологический режим, теряется плодородный слой почвы», — отмечает в комментарии УП аналитик экологической организации «Экология-Право-Человек» Петр Тестов.

Он акцентирует и на социальном аспекте проблемы: «В районах, охваченных добычей янтаря, фактически нет государственной власти, местные жители с детства привыкают к большим незаконным заработкам, не хотят работать легально».

Как следствие, после падения цен на янтарь, бывшие копатели янтаря продолжают незаконную деятельность в других сферах — например, занимаются нелегальной вырубкой леса.

12 августа во время визита в Житомирскую президент Зеленский отметил, что проблема нелегальной добычи янтаря достигла уровня экологического бедствия, а объемы черного рынка достигают 500 млн долларов в год.

В связи с этим президент поручил тогдашнему главе Нацполиции Сергею Князеву уволить руководителей райотделов полиции в девяти районах Ровенской, Волынской и Житомирской областей, а и.о. председателя СБУ Ивану Баканов — руководителей СБУ в этих областях (хотя за два месяца до того сам освободил руководителей силовиков на Ровенщине и Волыни).

Вскоре Князев отчитался, что уволил руководителей полиции в этих районах. Реакции от Баканова не было, поэтому впоследствии Зеленский сам подписал указ об увольнении начальника СБУ в Житомирской области.

«Эта проблема реально приобрела масштаб экологического бедствия, — заверил Зеленский. — Тысячи гектаров лесов преобразовано в пустыни. Мы понимаем, что люди охотятся за янтарем. Это реальная война — я по-другому не могу сказать — война криминальных авторитетов с государством, которая прикрывалась и полицией, и СБУ, и прокуратурой «.

В начале сентября глава государства поручил премьер-министру Алексею Гончаруку и министру финансов Оксане Маркаровой разработать законопроект о легализации добычи янтаря до 1 октября, а депутатам — принять его до 1 декабря. Законопроект, в частности, ужесточающий ответственность за нелегальную добычу минерала.

«Сейчас президент уже зарегистрировал законопроект, который увеличивает наказание за незаконную добычу янтаря, а правительство представило законопроекты об упрощении процедуры добычи,- отмечает Петр Тестов. — Очень важно, чтобы все проекты по добыче янтаря проходили оценку влияния на окружающую среду. Иначе мы получим лунные ландшафты и уничтожение ценных природных территорий, только вполне легально».
Вырубка древних лесов
Лесистость нашей страны составляет лишь 15,9%, однако Украина является шестой в Европе по запасам древесины. Незаконная вырубка леса является еще одной экологической проблемой. Особенно она актуальна в Карпатах.

За последние годы площадь Карпатских лесов существенно уменьшилась, что видно на спутниковых снимках. Беспощадно вырубают даже буковинские леса, внесенные в список мирового наследия ЮНЕСКО.
Массовое уничтожение деревьев влечет за собою паводки, потому что поредевшие леса не задерживают воду (впрочем, по словам экологов, основной причиной катаклизмов является застройка и уничтожения пойм, куда должна выходить вода).

«Рубки леса — это нормальная практика. Они проводятся и в странах ЕС, и в США. Однако нужно обязательно учитывать природоохранные аспекты. Чего почти нет в Украине. Здесь происходят массовые неаргументированные рубки в природно-заповедном фонде и игнорируются требования международных конвенций по охраны флоры и фауны», — отмечает Петр Тестов.

Чтобы предотвратить незаконную вырубку карпатских лесов, в 2015-м Рада ввела мораторий на экспорт необработанной древесины в Евросоюз.

Впрочем, браконьеров это не остановило, а украинский лес по серым схемам до сих пор экспортируется в страны ЕС, где заинтересованы в дешевой древесине.
Как свидетельствует прошлогоднее исследование британской неправительственной организации Earthsight, которая в течение двух лет расследовала коррупцию в сфере лесоматериалов в Украине, наша страна является крупнейшим поставщиком «черной» древесины в ЕС.

Объемы вывоза превышают все страны Латинской Америки, Африки и Южной Азии, вместе взятые.

Отмечается, что в 2017 году объем европейского импорта древесины из Украины превысил отметку в 1 млрд долларов, причем «не менее 40% этого леса было заготовлено или продано незаконно, с помощью коррупционных действий».

В исследовании утверждается:

«Древесина вероятно незаконного происхождения продолжает наполнять ЕС. Шокирующим является то, что среди покупателей оказались несколько многомиллиардных фирм, в том числе три крупнейших производителя деревянных панелей в мире, крупнейшая в мире бумажная компания и второй по величине производитель пиломатериалов в Европе. Владельцы этих компаний — в числе самых богатых людей Европы».

Экологи отмечают, что с введением в 2017 году в действие закона «Об оценке воздействия на окружающую среду” общественность получила возможность влиять на вырубки лесов.

«Нам удалось ограничить в ряде лесхозов рубки вдоль рек и обязать охранять редкие виды флоры и фауны, — уверяет Петр Тестов. — Однако проблем очень много — в первую очередь надо разделить функции Гослесагентства, которое сейчас и ведет хозяйственную деятельность, и руководит лесхозами и назначает рубки, и контролирует правильность их проведения».

Первый шаг правительство уже сделало — переподчинило Гослесагентство обновленному Министерству энергетики и защиты окружающей среды. Следующим шагом должно стать принятие евроинтеграционного закона «Об Изумрудной сети Европы», который позволит сохранить наиболее ценные леса».

До недавнего времени уголовная ответственность за уничтожение леса наступала только после нанесения существенного вреда на сумму более чем 2 млн грн.

Впрочем, 25 апреля 2019-го народные депутаты уменьшили этот порог до 20 тыс. грн.

Недавно в интервью «ЭП» торговый представитель Украины Тарас Качка, который участвовал в разработке экономической части Соглашения об ассоциации с ЕС, заверил, что представители новой власти «готовы реформировать лесное гхозяйство до такого уровня, в котором можно отменять мораторий на экспорт леса в страны ЕС.

Мусорный хаос
Широкой общественности мусорная проблема стала известна три года назад после печально известного пожара на Грибовичской свалке под Львовом, которая привела к гибели четырех человек и вызвала мусорный кризис в городе.

Проблема приобрела политическую окраску: мэр Львова Андрей Садовый обвинил центральную власть во главе с президентом Порошенко и премьером Гройсманом в рганизации мусорной блокады с целью политического давления на него.

Глава правительства в ответ упрекнул, что за 11 лет в должности Садовый «мог бы построить уже 15 таких свалок и перерабатывающих заводов».

Впрочем, проблема касается не только Львовской области и носит комплексный характер.

Первой причиной мусорного кризиса является низкий уровень экологического сознания как рядовых граждан, так и местных чиновников.

Второй — неэффективность государственного экологического контроля.

Третьей — низкие штрафы за нарушение экологического законодательства.
Ежегодно в Украине образуется более 474 млн тонн отходов, из которых 26 млн тонн — твердые бытовые и сельскохозяйственные, а 448 млн тонн — опасные.

По объемам образования опасных отходов наша страна лидирует среди 105 стран, которые ведут такую статистику. При этом перерабатывают в Украине только 3,2% отходов. По данным Министерства экологии, по состоянию на 2016 год в Украине было около 33 тысяч несанкционированных свалок и полигонов.

«Свалки загрязняют воздух, почвы и подземные воды, — подчеркивает в комментарии УП руководитель юридического отдела МБО “Экология-Право-Человек” Ольга Мелень-Забрамна. — Это в свою очередь может привести к загрязнению воды в колодцах людей, которые живут возле мусорных свалок, и близлежащих водоемов тяжелыми металлами, которые являются канцерогенами и могут вызвать онкологию. Хуже всего, что свалки могут самовозгораться».

Как объясняет эколог, неконтролируемое сжигание отходов может привести респираторные, сердечные и онкологические заболевания. Продукция, выращенная на земле вблизи свалки, будет непригодной для потребления из-за загрязнения тяжелыми металлами и другими опасными веществами.
Экологи констатируют,, что за последние пять лет прогресс в сфере реформ системы обращения с отходами был минимальным: была разработана и одобрена Национальная стратегия управления отходами, однако необходимые ключевые законодательные акты в этой сфере так и не приняты.

«Нужно повышать штрафы и ответственность за нарушение экологического законодательства, законодательства об отходах. Также вводить принцип расширенной ответственности производителя. Производитель должен отвечать за то, чтобы его продукцию безопасно переделали или утилизировали. Этот принцип давно и эффективно действует в Европе. Кроме того, надо ликвидировать старые несанкционированные свалки и строить современные полигоны, которые бы обслуживали несколько административно-территориальных единиц», — отмечает Ольга Мелень-Забрамна.

Сейчас единственным действующим в Украине мусоросжигательным заводом остается «Энергия» в Киеве, который перерабатывает около 25% объема твердых бытовых отходов жителей столицы.
Впрочем, работа предприятия загрязняет вредными веществами атмосферу, а оборудование является устаревшим и нуждается в модернизации.

Завод планируют оснастить системой химической очистки, что позволит в пять раз уменьшить вредные выбросы. Однако экологи считают, что мусоросжигательные заводы не решают ситуацию.

«Европа постепенно отказывается от мусоросжигательных заводов, так как считает, что такими большими инвестициями в строительство загоняет себя в тупик. В Швеции, например, сегодня на мусоросжигательных заводах уже нет мусора. Все максимально перерабатывается и повторно используется. Сейчас для нас критически важен раздельный сбор отходов во всех населенных пунктах», — уверяет Ольга Мелень-Забрамна.

Также, отмечает эколог, в больших городах нужно вводить раздельный сбор органических отходов, которые иногда составляют до 40% нашего мусорного бака и из-за гниения образуют метан.

Кроме того, нужно создавать центры для сбора отдельно опасных отходов — батареек, мебели, строительного мусора, медицинских отходов, и тому подобное.

Днепр, который стонет
Главная водная артерия Украины — Днепр — также переживает не лучшие времена. Как говорят эко-активисты, он уже не ревет, а только стонет. В последние годы многочисленные проблемы Днепра не просто не решались, но и углублялись.

Как рассказывает УП председатель ОО «Чистый Днепр» Дмитрий Надеев, здесь существует по меньшей мере четыре проблемы:

Первая — обмеление, которое происходит в результате твердого стока притоков, таких как Десна, Припять и т. д..
Ассоциация рыболовов Украины насчитала в Днепре 55 отмелей. Когда река замуливается, появляется все больше малопроточных зон, это приводит к застою вод.

Вторая — цветение воды.

Из года в год становится теплее, люди активно сливают в канализацию моющие средства с фосфатами. Они попадают в Днепр, становятся питательной базой для цианобактерий и способствуют тому, что река зеленеет.
Третья — зарастание водяным орехом водохранилищ.

Каждый год орехом зарастает около 5% Киевского водохранилища, и поэтому его площадь, по оценкам ученых, ежегодно уменьшается на 2 квадратных километра.

Четвертая — браконьерство, из-за которого рыбы в Днепре с каждым годом становится все меньше.
Экологи отмечают, что масштаб проблем существенно увеличивается именно из-за деятельности человека.

«Главными загрязнителями Днепра являются водоканалы. Хотя есть еще и ряд крупных промышленных предприятий, которые также загрязняют Днепр, особенно на уровне Запорожье, средней части реки.

Есть проблема по загрязнению сбросами, которые недостаточно очищаются и попадают в Днепр. А также со сбросами, которые вообще не очищаются — это как раз канализация, ливневые сточные воды, которые собираются из населенных пунктов. Эти воды без очистки через коллекторы, а иногда и просто с поверхности попадают в наши реки», — отмечает эксперт Глобального Водного Партнерства в Укране, координатор водных программ ОО «МАМА-86» Анна Цветкова.