Британский репортер Грэм Филлипс: Меня хочет схватить СБУ

411

Известие о ранении британского репортёра Грэма Филлипса застало журналистов «ПолитНавигатора» в момент расшифровки интервью с англичанином. Оно было записано за день до ранения Грэма. Британец, активно работающий на позициях ополченцев, не стеснялся в оценках Евромайдана и говорил, что является врагом спецслужб Украины.

Грэм Филлипс: Я в те дни был в Одессе, когда все это начиналось, и прекрасно помню, какое было впечатление, когда я приехал в Киев. Я не узнал город: грязь повсюду, пожары, столкновения, драки, «коктейли Молотова» — это был кошмар. Повсюду плакаты Бандеры, какие-то явно нацисты…

Я до этого жил и работал в Киеве два года, это прекрасный город, очень красивый, там замечательные люди. Но те, кто стоял на баррикадах, и калечил «Беркут», — это были не киевляне. Там приехали из Львова, Тернополя, со всего Запада Украины. Им было все равно, что жечь или ломать, они не в Киеве живут. Это был террор, самый настоящий террор.

И я еще тогда удивлялся: как такое возможно, чтобы США и Евросоюз это все поддерживали. Как может демократический Запад поддерживать террористов? Но это было так. Они их подбадривали и провоцировали на все это.

Я стоял возле памятника Ленину, который свалила толпа. Я помню, что этот памятник стоял себе, и никому не мешал, и никто на него внимания не обращал. Зачем был этот вандализм – я до сих пор не понимаю. Разрушать памятники — это очень плохо, очень нехороший знак для страны.

А рядом стояли парни, «зиговали» с криком «хайль Гитлер». Я не понимал, что происходит, но знал что это — катастрофа. Я видел, что это — хаос, который перекинется на всю Украину, и так и получилось.

Сейчас идет война гражданская, и она не будет заканчиваться. В Одессе, я знаю, много недовольных тем, что происходит, в Харькове много недовольных, Херсон, Николаев, Запорожье. Везде много людей, которых преследуют, которые вынуждены убегать.

У меня много друзей и в Киеве, и в других городах, но мне запрещен въезд на Украину, меня СБУ схватит сразу, но таких, как я, много на Украине живет, и это просто «беспредел» тех, кто пришел к власти путем террора.

Я помню Киев и Украину во время Евро 2012, это было прекрасно. Все дружелюбно, мило, люди просто чудесные, замечательные, на фан-зонах все братьями были. Теперь этого никогда не будет, Украина уже такой не будет никогда, все поменялось.

Можно сказать, что после Майдана Украины больше нет, и самое главное, я до сих пор не понимаю: зачем все это нужно было делать».

В чем сходство и различия  событий в Киеве и на Донбассе?

Грэм Филлипс: О, разница большая. Я видел сам, и могу подтвердить, что это был народ – не олигархи, не политики. Это не была «гламурная революция», это был народ, который вышел защищать свою культуру, язык. И идея ДНР и ЛНР – очень красивая. Люди это заслужили, свое государство. Но сами они не смогут его построить, я думаю. Без России, без ее помощи будет невозможно сделать банковскую систему, построить экономику, торговлю.

Но как бы то ни было, республики уже есть. Я очень люблю Донецк, это будто британский город. Его основал Хьюз, здесь даже стоит памятник Битлз, и есть отель Ливерпуль, я здесь, как дома. И люди здесь очень адекватные, хорошие, очень любят работать и любят мирную жизнь. Но, если бы не Майдан, этого ничего бы не было. Людей очень испугало то, было в Киеве, никто фашистов здесь видеть не хотел.

Я перед референдумом был в Крыму, там люди просто перекрыли перешеек, и были готовы защищаться. Крымчане очень хотели вернуться к своему брату, к России.

Ты был на референдуме?

Грэм Филлипс: О, да. Это был праздник, у людей было счастье, настоящее счастье. Крым это вообще рай на земле. Я нигде такой природы не видел, такой красоты. Горы, море, просторы Крыма – просто дух захватывает. И в марте там была просто волшебная обстановка. Тысячи людей – и у всех счастье на лице. Все хотели вернуться в Россию, и когда это случилось, многие не могли поверить этому. Я никогда не забуду те дни, и то, что было в Севастополе и Симферополе.

По материалам:  politnavigator.net