Бабиков и «дела Майдана»

177

Президентская команда четко продемонстрировала свое реальное отношение к событиям Майдана.
Временно исполняющая обязанности директора Государственного бюро расследования госпожа Венедиктова назначила своим заместителем бывшего адвоката Виктора Януковича Александра Бабикова.
Без сомнения, такое назначение — знаковое событие для всех уголовных производств, объединенных под мемом «дела Майдана». И оно ожидаемо вызвало ответную реакцию в обществе. По крайней мере, у той его части, которая разделяет идеи Майдана.

Думаю, нет нужды комментировать заверения г-жа Венедиктовой в том, что ее заместитель не будет иметь отношения к «делам Майдана» — даже у людей, далеких от понимания, как устроены наши правоохранительные органы, они вызывают обоснованные сомнения.

Своим письменным приказом Венедиктова вправе ограничить полномочия своего заместителя управлять следственными подразделениями ГБР. Причем такое ограничение должно быть безусловным — господин Бабиков не должен иметь права управлять следователями даже при отсутствии директора ГБР и других заместителей.

Только в таком случае не будет формальных оснований говорить о нарушении Уголовного процессуального закона.

Однако в любом случае заместитель директора ГБР получит доступ к материалам уголовных производств и любой другой служебной информации. И, осуществляя свои официальные организационно-распорядительные функции по отношению к следственным или оперативным подразделениям, получит возможность влиять на них.

О «естественном конфликте между следствием и защитой» и о том, почему есть основания говорить о наличии у господина Бабикова конфликта интересов с точки зрения антикоррупционного законодательства, достаточно полно объяснила в своем посте в Фейсбуке Евгения Закревскаяя:


В основном, согласен с аргументами коллеги. Но замечу: наличие частного интереса у заместителя директора ГБР о движении уголовных производств в отношении его бывшего клиента Януковича надо доказывать.

А пока мы не имеем доказательств того, что господин Бабиков в тот или иной способ планирует препятствовать расследованию, должны исходить из презумпции его добросовестности.

В этих обстоятельствах больше всего переживать о «конфликте» интересов своего бывшего защитника должен именно экс-президент.

Очевидно, выстраивая со своими адвокатами линию защиты, Виктор Янукович предоставил им конфиденциальную информацию — доказательства и источники их получения. Что является крайне интересным для следствия.

Поэтому с момента официального назначения перед бывшим адвокатом Януковича Бабиковым появится сложный экзистенциальный вопрос: раскрыть адвокатскую тайну своим подчиненным, следователям ГБР, или скрывать известную ему информацию о преступной деятельности своего бывшего клиента.

В первом случае он нарушит закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», во втором — статью 396 Уголовного кодекса Украины.

Независимо от результата выбора господина Бабикова, с его назначением в ГБР Янукович получил дополнительную опцию для своей защиты. Так, экс-спрезидент будет иметь право утверждать, что его преследовали, нарушая конвенционные права на защиту. И заявит об этом в ЕСПЧ. (Конечно, если Бабиков и Ко вообще собираются расследовать деятельность Януковича).

Независимо от результатов такого расследования все уголовные производства в ГБР по Януковичу и другим членам его организации будут заранее дискредитированы — работа следователей ГБР в «делах Майдана» превратится в юридический мусор.

Примечательно, что к дискредитации ГБР приведет не «хорошо спланированная и хорошо профинансированная акция», о которой говорит госпожа Венедиктова, а ее собственные действия. Одно из которых — назначение на должность Бабикова.

Другой важный момент — установить, что действительно может означать это назначение. Почему Венедиктова, точно зная, какую реакцию в обществе вызовет такое решение, протащила господина Бабикова на должность заместителя директора ГБР.

Версия о «руке Януковича» не выдерживает критики — ни ему, ни членам организованной преступной группировки бывшего нет никакой необходимости в этом.

В течение шести лет они абсолютно эффективно разваливали следствие в своих уголовных производствах. И при этом не имели (официально) «своего человека» в органе досудебного расследования.

Управление спецрасследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка годами работало в условиях, когда «сторона Януковича» получала планы следственных действий сразу после совещаний или докладов руководителя подразделения в ГПУ. А о результатах рассмотрения апелляционным судом ходатайств на проведение негласных следственных (розыскных) действий они узнавали раньше прокуроров, которые их подавали.

Новоназначенный генеральный прокурор, переступив порог ГПУ, заявил, что «преступной организации (Януковича) не существует» — «по нашему мнению, это выдумка Луценко».

Иными словами, он разрушил концепцию расследования, которая связывала целью и мотивами «узурпации власти» и экономические преступления ОПГ президента беглого с насильственными преступлениями, совершенными во время протестных акций на Майдане. В этой системе координат следствие было наиболее эффективным, так как связывало логической цепочкой разрозненные эпизоды деятельности группировки, организаторов и исполнителей преступлений.
И, чтобы не возникало на эту тему лишних дискуссий, генпрокурор Руслан Рябошапкауволил Горбатюка, ключевых следователей и руководителей следственных подразделений УСР, которые непосредственно расследовали деятельность Януковича и его близкого окружения.

Речь идет о начальнике и заместителе начальника отдела, который расследовал деятельность бывших руководителей Высшего хозяйственного суда Украины — Татькова/Емельянова.

При неизвестных обстоятельствах, собеседование с аттестационной комиссией Рябошапки не прошел и старший в следственной группе, которая эффективно расследовала экономические преступления ОПГ.

Эти удивительно эффективные действия генерального прокурора в интересах гражданина Януковича не вызвали у активной части общества никакой реакции, в отличие от назначения Бабикова.

Очевидно, что при таких обстоятельствах продвигать своего адвоката на должность в ГБР — все равно, что самостоятельно «палить» и так положительные для себя результаты «работы» этого органа. Ну, разве что стратеги Януковича решили подставить бывшего коллегу, чтобы отвести подозрения от своих реальных «агентов».

Для меня вся эта история с фейковыми конкурсами на должности заместителей Венедиктовой и назначение Бабикова выглядит как спланированная провокация. И, судя по реакции общества и медиа, довольно успешная.

Регулярно осуществляя атаки на психику своих граждан, новая властная группировка проверяет украиноцентричную часть общества на стрессоустойчивость, ищет, как далеко оно может зайти за его «красные линии».

Такие провокации — также эффективный способ отвлечь внимание общества от действительно важных событий. Так отдавали беркутов из «черной роты» — под аккомпанемент дикого трэша по «делу Шеремета».
Но эти предположения пока остаются на уровне конспирологии. Возможно, ответ очень банален — как сказала Венедиктова, «каждый хочет поставить своего” (вспоминаем Фрейда). Тогда здесь все сходится — Венедиктова захотела и протащила на должность заместителя директора ГБР своего давнего знакомого, несмотря на негативные последствия.

Вопрос «почему» — пока остается открытым. Но ответ на него мы, возможно, узнаем уже скоро — с первыми шагами руководства ГБР по «делу Майдана».

Но независимо от причин и мотивов, которыми обусловлено это решение, всем причастным к нему мы должны быть благодарны — президентская команда четко и однозначно продемонстрировала свое отношение к событиям Майдана. Чем помогла окончательно определиться части общества, рассеивая их нездоровые иллюзии …

По материалам: argumentua.com