Затянувшаяся реформа фискальной службы

198

Идеальная модель никак не находится. Кабмин решил в очередной раз реорганизовать Государственную фискальную службу (ГФС). После нескольких лет сосуществования в одной структуре налоговая и таможенная службы снова станут отдельными центральными органами исполнительной власти. Предстоят утверждение новой Концепции, аудит информационных баз и кадровые конкурсы на ключевые должности. “Это первый важный шаг на пути к построению качественной системы администрирования налогов и сборов”, – убеждают чиновники. Ну, далеко не первый, скажем мы – таких шагов было уже с десяток. И все под лозунгом построения качественной фискальной системы, которой она за 27 лет существования, очевидно, так и не стала. Учитывая пройденный путь реформирования фискальной системы Украины, можно заметить, что чуть ли не у каждого руководства страны было свое, иногда специфическое, видение этой системы. И поэтому общество не совсем понимает стратегические замыслы очередных реформаторов. То системы объединяли, убеждая в производственной необходимости и в повышении эффективности, то теперь, наоборот, разъединяют с похожими аргументами.

Процессы разные, но слова почему-то одинаковые

Вспомним славный путь украинских фискалов. 90-е годы – Государственная налоговая инспекция Украины в составе Минфина, Государственный таможенный комитет (получение независимости), нулевые – Государственная налоговая администрация (расцвет “азаровщины”), Государственная таможенная служба, 2012 год – «Минсдох» — Министерство доходов и сборов (налоговая + таможня, расцвет “Семьи”), 2014 год — Государственная фискальная служба Украины (получение независимости). И вот 2018 год – начало нового “отпочкования” во имя прогресса.

«Когда мы принимали это решение (о создании Миндоходов. – Авт.), мы возлагали большую надежду на то, что объединение значительного количества контролирующих и регулирующих функций позволит руководителю министерства найти баланс между выполнением функций по обеспечению поступлений в бюджет», – говорил в 2012 году президент-беглец Виктор Янукович.

“Разделение ГФС на две службы является важным шагом на пути к построению качественной системы администрирования налогов и сборов. Реформа ГФС создаст основу для демилитаризации налоговых органов, улучшит качество сервисов, предоставляемых налогоплательщикам, повысит прозрачность и подотчетность работы налоговых и таможенных органов”, – утверждает сегодня замминистра финансов Сергей Верланов. Ссылаясь при этом на рекомендации Международного валютного фонда.

МВФ, между прочим, тоже несколько раз менял свою точку зрения на украинскую фискальную систему. Весной 2017 года в меморандуме о сотрудничестве Украины фонд ненавязчиво настаивал на полном слиянии налоговой и таможенной администраций в единое юридическое лицо для консолидации региональных налоговых и таможенных органов в единый офис. В последнем меморандуме уже находим новый “структурный маяк” – требование о разграничении Государственной фискальной службы на два юридических лица: налоговую и таможенную службы, подотчетные Министерству финансов.

Вот и пойми, куда в итоге двигаться…

Как пояснил бывший заместитель председателя Государственной фискальной службы Украины Анатолий Макаренко, объединение таможни и налоговой в 2012 году было сделано для реализации коррупционных схем так называемой молодой команды Януковича. И поэтому нынешний раздел ГФС на две части, по мнению эксперта, это правильный шаг.

“Это уже 11 попытка реформирования ГФС за последние 5 лет. Пока ни одной не удалось побороть коррупцию в этом ведомстве”, – убеждает также старший аналитик Института социально-экономической трансформации Вячеслав Черкашин. По его словам, объединенная модель присутствует и в других странах мира, даже в Великобритании. Все зависит от того, кто займет руководящие посты, добавил Черкашин.

А может это защита от конкретного Насирова?

Действительно, с руководящими кадрами в фискальных службах как-то не складывается.

Глава Миндоходов Александр Клименко в 2014 году бежал вместе с Януковичем и Ко, в 2018-м – заочно арестован по делу о коррупции и должностных злоупотреблениях.

Роман Насиров (кстати, избранный на конкурсе) отстранен от должности председателя ГФС в 2017 году после обвинений НАБУ в злоупотреблениях властью. Находится под следствием, но формально восстановился в должности через суд.

Через каких-то полтора года его преемника, и.о. председателя ГФС Мирослава Продана поймали на незаконном обогащении. Находится под следствием, но на поруках.

И поэтому, первая же версия, которую сразу выдвинули о реорганизации ГФС, звучит несколько фантастически. Мол, это не столько попытка демонополизировать неэффективное, по мнению многих, ведомство (хотя последние технологические новации “Электронный кабинет плательщика”, “Свободное окно”, автоматическое возмещение НДС все же сделали свое доброе дело. – Авт.), сколько поиск возможности избавиться от токсичного кадрового балласта, в частности, Насирова.

“Инициатива нового разделения ГФС на две отдельные структуры появилась после принятия судом решения о восстановлении на посту главы ГФС Романа Насирова. Сознательное неисполнение судебного решения могло бы повлечь за собой не только административную, но и уголовную ответственность. В конце концов, это был едва ли не единственный способ не восстанавливать Насирова на должности, упразднив должность и реорганизовав структуру”, – выразил общенародное предположение Сергей Быков, глава аналитического центра ИНПОЛИТ. Конечно, в высоких кабинетах все подобные предположения отвергают как совершенно безосновательные.

Очевидно, подобный способ решения острой кадровой ситуации – «удовольствие» слишком дорогое и кропотливое, чтобы оказаться правдой. Скорее всего, факторы нынешнего разделения ГФС значительно серьезнее.

Несчастные овцы как показатель дублирования государственных функций

Изменения могут иметь и политический подтекст. “На официальном веб-портале Минфина указано, что постановление, которое является юридическим основанием реорганизации учитывает рекомендации Международного валютного фонда, от которого Украина получает значительные транши. Это наводит на мысль о связи реформирования ГФС и получения очередного транша”, – говорит Дмитрий Полищук, юрист компании К.А.С. Групп.

По его словам, с одной стороны можно утверждать, что новая Государственная таможенная служба действительно получит больше самостоятельности и независимости от Государственной налоговой службы, ведь при их объединении произошло, скорее, поглощение налоговыми органами таможенной службы Украины. Более высокий уровень независимости означает большую оперативность принятия решений, что чрезвычайно важно для таможенных органов, поскольку от скорости принятых ими решений зависит и эффективность. Принятое с задержкой решение может привести к тяжелым последствиям.

“Вспомните события в октябре этого года на одесской таможне. В Черноморск прибыла фура с тремя сотнями овец, которые из-за промедления таможенной службы просто умирали одна за другой. Таможенные органы не смогли принять оперативное решение по их дальнейшей судьбе. Это привело к гибели животных, громкому скандалу из-за протестов активистов и нарушений работы самой таможни”, – напоминает Дмитрий Полищук.

С другой стороны, рост числа органов исполнительной власти приводит обычно к дублированию функций и полномочий. “Это нецелесообразно в аспекте экономии государственных ресурсов, а также создает дополнительные возможности для усложнения бюрократических процедур и злоупотреблений самих органов государственной власти. В Украине финансовая сфера госуправления перегружена, число органов, дублирующих друг друга или зависящих друг от друга в реализации своих полномочий очень велико”, – говорит юрист.

Эх раз, да еще раз!

“За всю историю независимости Украины мы уже немало экспериментировали: ГФС Украины, ГНС Украины, Министерство доходов и сборов …. И что? Форма менялась, однако имидж с каждым годом портился. Поэтому форма не имеет никакого значения”, – считает Елена Макеева, бывшая заместитель министра финансов, вице-президент Совета независимых бухгалтеров и аудиторов.

Она убеждена, что абсолютно все сотрудники, перед переходом в новые органы, должны пройти независимое тестирование и проверку имущественного состояния по косвенным методами контроля, до каждого родственника. Чтобы “ни одна паршивая овца не портила все стадо”. “А руководителями обеих структур должны быть высоко профессиональные менеджеры с кристальной репутацией, которые никогда не работать в ГНА, ГФС, Миндоходов и без каких-либо политических квот. Уровень оплаты труда должен как минимум соответствовать уровню гонораров партнеров “Большой четверки” (4 ведущие международные консалтинговые фирмы. – Авт.). И это касается не только руководства, но и всех сотрудников. Только так воспитывается нулевая толерантность к коррупции”, – отмечает Елена Макеева.

Она также предлагает снова сократить как минимум в два раза штат налоговиков и максимально автоматизировать бизнес-процессы. А еще: “…во всех рабочих помещениях установить камеры. Вдруг кто-то из депутатов захочет заехать на кофе, чтобы десять раз подумал (подумала), может кофе вкуснее в ресторане. Нечего им там делать. Это касается и членов общественных советов (честно говоря, их вообще надо отменить). Да, для этого всего надо выделить немалые деньги из бюджета. А как вы думали проводить реформы?”

Что касается сокращения, то здесь как раз просматривается правильная тенденция. В 2012 году согласно официальному вестнику Государственной фискальной службы, численность работников Миндоходов Украины составляла: центрального аппарата – 2440, территориальных органов – 62956, а количество инспекций 333. По состоянию на начало 2018 года во всех органах ГФС работало уже 41 806 специалистов (75% налоговиков и 25% таможенников). Центральный офис состоял из 2186 сотрудников (сказалась люстрация 2015 года). Количество налоговых сократили вдвое – до 161. Однако жалоб на действия ГФС не меньше (рекордным выдался 2015 год).

Вопрос ребром

Будет ли очередная реорганизация положительной, учитывая реалии украинской системы исполнительной власти? Возможно, лучше более кардинальный шаг – например, дать полномочия управления этой сферой частным компаниям. В Украине такая идея уже обсуждалась в 2015 году. Тогда свои услуги предложила британская частная компания Crown Agents, которая успешно сотрудничает с правительствами более, чем ста стран мира (в Украине она организует международные закупки лекарств). Однако передача какой-либо сферы государственного управления частному сектору может, во-первых, считаться проявлением неспособности государства самостоятельно выполнять возложенные на него обязанности. А, во-вторых, фискальная система и ее возможности контроля финансовых потоков, как убеждают дела НАБУ, слишком лакомый кусок для желающих монополизировать эти потоки.

Пока государство считает, что справляется, поэтому нас ждут новые государственные структуры с новыми людьми во главе.

По материалам: ukrinform.ru