Войны антикоррпуционеров: Холодницкий на крючке

534

Назар Холодницкий отделался выговором, а антикоррупционеры остались в гневном недоумении. Почему же довольно долго продолжающийся скандал закончился совсем не так как того требовали активисты? 26 июля был вынесен вердикт квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров по «аквариумному» делу. Коллегия заседала 4 часа и, обсудив скандальную прослушку, вынесла Холодницкому выговор, повергнув в шок его критиков. Не секрет, что общественники-антикоррупционеры требовали сделать разборку с Холодницким показательной и непременно изгнать его. «Центр противодействия коррупции» даже провел акцию у стен академии прокуратуры, а появлявшегося на глаза заместителя генпрокурора освистывали и кричали «позор», параллельно демонстрируя приготовленные плакаты. Впрочем ни прокурорская коллегия, ни сам Холодницкий совершенно не расстроились такому шоу. Виновник торжества вместе с сотрудниками госохраны убежал от активистов и прессы, переговорив лишь с Евгением Шевченко. Еще перед новым годом последний заявлял что он внештатный сотрудник НАБУ и вот в день заседания коллегии он снова подчеркнул, что все же находится на стороне ведомства Артема Сытника. Шевченко выкрикнул в адрес Холодницкго множество ругательств, задав вопрос «когда же повесят эту продажную тварь» и пообещав лично надеть на того наручники. Однако сам Холодницкий, который спешно пробегал между активистов и журналистов, не удержался и огрызнулся в адрес Шевченко.

С юридической стороны каждый из участников противостояния привел множество весомых аргументов, но тем не менее, выявленные доказательства, полученные с помощью жучка, игнорировать было сложно. Но также не меньшие претензии затрагивали внепроцессуальное общение Холодницкого с участником дела о взятке главе Минздрава, а также то, что он разгласил тайну следствия, способствовал давлению на судей и прокуроров. Рассудить спор между НАБУ и САП пришлось прокурорской квалификационной комиссии. Чуда не произошло, ведь большинство членов этой комиссии лояльны к мнению руководителя генпрокуратуры, которое и озвучила замглавы ГПУ Анжела Стрижевская. Впрочем, выступала она очень мало, лишь подтвердив, что ведомство хотя и видит ряд нарушений в действиях Холодницкого, но готова принять любой вердикт от независимой комиссии.

Гораздо больше аргументов было приведено в диалогах главных персонажей этих баталий – самого Холодницкого и Сытника. Глава САП напрочь отрицал то, что в его деятельности были вообще какие-либо нарушения, за исключением этической стороны вопроса и нецензурного общения с подчиненными. По его словам эмоции возникали к концу рабочего дня и приходилось использовать нелитературные выражения, после чего он регулярно извинялся за это. В то же время руководитель НАБУ заявил, что категорически не согласен с выводами докладчика по данному делу Александра Ковальчука. Тот посчитал, что Холодницкий допускал грубые нарушения, но комиссия отправить его в отставку не может, по сути, предложив подарить антикоррупционному прокурору иммунитет. В ответ глава НАБУ высказал свою трактовку нормативных документов, обходящую профильный закон, запрещающий уволить руководителя САП. Он сослался на то, что зафиксированные нарушения не связаны с выполнением административных функций и касаются лишь процессуального руководства. В связи с этим Сытник потребовал уволить Холодницкого с поста прокурора, а не с административной должности. Впоследствии же, по его мнению, такая должность должна была отмениться автоматически. В комиссии отметили, что закон о прокуратуре предусматривает, что взыскания, накладываемые комиссией должен выполнить сам руководитель САП, то есть фактически Холодницкому предложили наказать себя самому и уволить себя при желании, сама же комиссия ограничилась выговором.

Очевидно, что такой исход дела отнюдь не приведет к остановке конфликта. Противостояние между сторонами лишь усилится, при этом пока антикоррупционные органы будут воевать, борьба с коррупцией высших чиновников просто остановится. Антикоррупционные структуры окажутся в парализованном состоянии, а это выгодно, прежде всего, всем ветвям нынешней власти. Политологи считают что сам Холодницкий для того чтобы остаться при должности умышленно налаживал хорошие отношения с главой МВД Аваковым и тот якобы взялся его «крышевать». Такая версия выглядит реалистично особенно после того как сняли подозрения с сына Авакова по делу о рюкзаках. Кроме того есть немало сведений о том, что значительно улучшились отношения Сытника и Банковой, а там в свою очередь наоборот Авакова не любят. Очевидно, что выстраивается линия противостояния на разных ступенях власти.

Вероятнее всего собирать компромат на Холодницкого с помощью прослушки помогала команда Кононенко-Грановского из ГПУ. Также СМИ зафиксировали ночную встречу Сытника у Порошенко, куда приезжал и Грановский. Хотя если Сытник и наладил отношения с президентом, то очевидно что без ведома Банковой отмазывать Холодницкого не получилось бы, ведь прокурорская комиссия во многом подконтрольна генпрокурору и вряд ли Луценко стал вести свою игру против воли Порошенко. В другой стороны выговор Холодницкому позволяет взять главу САП на крючок – после второго выговора Луценко получит возможность его выгнать. Очевидно, что Холодницкий становится ручным для руководства ГПУ. Кроме того, высшей власти, в том числе президенту выгодно чтобы САП и НАБУ пребывали в состоянии холодной войны, парализуя работу друг друга, без сотрудничества они не смогут расследовать ни одно дело. Тем временем Холодницкий, попавший на крючок и к Банковой и к «Народному фронту» поможет блокировать любые действия протия высших чиновников. В итоге обоим органам придется заниматься лишь мелкими чиновниками, не желающими сотрудничать с властью.

С другой стороны всю эту схему может запросто сломать вмешательство Запада. К примеру, посольство США уже чуть ли не потребовало от Холодницкого уйти в отставку. Последуют ли жесткие меры для введения антикоррупционного порядка или же власти смогли обмануть западных партнеров стане известно уже в ближайшее время.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org