В ВР предлагают списать кредиты украинцам за уничтоженные жилье и авто

341

Люди не должны выплачивать долги за несуществующий объект. Так глава финансового комитета Верховной Рады Даниил Гетманцев объясняет необходимость закона, который списал бы долги украинцев по кредитам на покупку имущества, уничтоженного в ходе боевых действий.

Проблема в том, что эти кредиты выданы банками, и в случае списания долгов у них будут финансовые потери, что может угрожать банковской системе. Тем не менее, Гетманцев анонсировал внесение законопроекта о списании долга уже в течение этой недели.

Что и кому будут списывать

По словам Гетманцева, речь идет о потребительских кредитах, которые украинцы взяли на движимое и недвижимое имущество (авто и недвижимость), уничтоженное в ходе боевых действий. Он добавил, что разработка законопроекта согласована с главой Нацбанка Кириллом Шевченко и премьер-министром Денисом Шмыгалем.

Несмотря на обещание внести в Раду проект закона уже на этой неделе, подробностей о нем крайне мало. В телеэфире Гетманцев рассказал, что претендовать на компенсацию смогут только «добросовестные заемщики, которые обслуживали свой долг и не имели задолженности в мирное время».

Также пострадавший должен «доказать документами», что его имущество было уничтожено.

При этом, Гетманцев не смог ответить на вопросы: что делать тем, чье имущество уничтожено на оккупированной территории, какие именно документы должны подтверждать факт уничтожения имущества и т.п.

Заместитель Гетманцева по финансовому комитету, депутат от фракции Голос Ярослав Железняк рассказал, что в комитет законопроект еще не заходил и подробности назвать пока нет возможности.

«Нет финальных данных, каков объем проблемы, и поэтому мы не знаем еще механизм. Нет текста проекта, и нет понимания, сколько это денег», — отметил Железняк.

Что думают банки

В случае с потребительскими кредитами речь, прежде всего, идет об ипотеке. Стимулом для ее развития в Украине стала госпрограмма «Доступная ипотека 7%». Больше всего кредитов по ней выдают государственные Ощадбанк, ПриватБанк и Укргазбанк, а также Кредобанк и банк Глобус.

В Кредобанке от идеи не в восторге.

«Списание долга по кредитам за уничтоженную недвижимость без решения государства о его полной или частичной компенсации [банку] существенно пошатнет банковскую сферу и повлияет на будущее ипотечное кредитование», — говорит директор департамента ипотечного и валютного кредитования АТ «Кредобанк» Павел Маик.

Он подчеркнул, что владельцы уничтоженного жилья не должны платить за то, чего нет, но и перекладывать проблему исключительно на плечи банков нельзя.

С такой мыслью соглашается финансовый аналитик, экс-координатор Экспертной платформы НБУ Наталья Задерей — принудительное списание долгов окончательно отобьет у банков желание заниматься ипотекой.

Если власти рассчитывают на восстановление ипотеки в будущем, необходимо найти сбалансированное решение, чтобы не демотивировать, с одной стороны, банки, а с другой — заемщиков (если помощи им не будет).

Даниил Гетманцев соглашается с тем, что все бремя затрат нельзя возлагать только на банки, поэтому, по его мнению, должно «включиться государство», возможно, Фонд гарантирования вкладов.

Альтернативу предложил экс-спикер Рады Дмитрий Разумков: вместе с рядом депутатов он внес законопроект, которым предлагает списать не весь кредит, а проценты по нему, а уже выплаченные проценты засчитать в тело кредита. Про какие-либо компенсации банкам там речь не идет.

Что говорят в Нацбанке

В Нацбанке понимают социальную важность вопроса, при этом ответ на него не должен убить банковскую систему и финансовую стабильность страны, говорит источник в НБУ.

Сегодня депутаты уже предлагают свои варианты (упомянутые выше идеи Гетманцева, Разумкова. — Ред.), но механизм реализации, с точки зрения компенсаций, их размеров и источников, не до конца понятен, отмечает собеседник.

«Мы более осторожны. Чтобы предлагать конкретные механизмы урегулирования, нужно полностью понимать как минимум объем потерь. И потом уже думать, из каких источников эти потери покрывать», — уточняет позицию Нацбанка источник. С его слов, точного понимания о потерях еще нет, в Нацбанке сейчас ищут варианты для урегулирования вопроса.

Как подсчитать потери, сказать пока не может никто. В ПриватБанке не озвучили позицию по списанию кредитов, но заявили, что подобных обращений они получали крайне мало.

«По всей Украине было 20 обращений, речь о жилье и автомобилях», — рассказали в пресс-службе банка.

Что конкретно просят люди и как реагирует банк, в ПриватБанке не уточнили.

Какие могут быть решения?

Среди идей, которые есть в НБУ: заморозить кредит до момента, пока не будет решен вопрос с компенсацией за потерянное жилье, а также запретить продажу кредита.

Павел Маик из Кредобанка считает, что главным источником ресурсов должен стать Фонд восстановления Украины: «Он должен предоставить альтернативное уничтоженному имущество, которое, в свою очередь, должно пойти в залог банкам, если уничтоженное имущество было в ипотеке».

Наталья Задерей отмечает, что непопулярный, но возможный вариант — переоформление ипотеки на новое жилье, полученное взамен уничтоженному, с предоставлением кредитных каникул на период военного положения.

«Банкам в любом случае тоже придется идти на уступки, что повлияет на качество их кредитного портфеля, следовательно, на финансовые результаты и капитал. Так как большая часть ипотеки сконцентрирована в госбанках, государству придется в очередной раз их докапитализировать», — добавила она.

Даниил Гетманцев допустил привлечение Фонда гарантирования вкладов для решения проблемы.

В самом фонде заявили, что их участие возможно только в контексте банков, которые выводятся с рынка. Но львиная доля ипотеки приходится на работающие финучреждения.

«Разработка законопроекта — поиск баланса: как помочь заемщикам, при этом не навредив кредиторам. Проблема потери имущества понятна, но в то же время, нельзя игнорировать интересы банков, которые имеют обязательства перед вкладчиками и не могут просто списать долги, не имея предохранителей от потери капитализации», — заявили в пресс-службе ФГВ.

В целом же вся история пока выглядит политическим фальстартом — вокруг инициативы, призванной помочь пострадавшим от войны, нет четкого понимания, как именно это сделать.