Украинское ГБР: быть или не быть?

450

Уже давно муссируется тема создания в Украине Государственного бюро расследования, однако никаких результатов обсуждения не принесли. Верховная Рада все же смогла два года назад принять решение о создании ГБР, но сам процесс оказался очень долгим и слишком затянулся. Лишь осенью прошлого года конкурсная комиссия смогла выбрать руководителя ведомства. Командовать новым органом был назначен Роман Труба. На этом какие-либо движения в истории Государственного бюро расследования прекратились.

До сих пор нет никаких намеков, что ГБР все же начнет работать. В соответствии с законодательством ведомство является правоохранительным органом, его задачей будут расследование преступлений, совершаемых судьями, правоохранителями и высшими чиновниками первой и третьей категории. Исключение составляют лишь коррупционные дела, подследственные НАБУ. Также кроме главного офиса ГБР планируется сформировать семь территориальных управлений, при этом численность сотрудников ведомства должна достигнуть 1500 человек. Также после того как орган начнет полноценную работу – получит и функции досудебного следствия, отобранные у прокуратуры. Эксперты, которые следят за темой, отмечают что на данный момент ГБР до сих пор не получило ни одного помещения даже для главного управления. При этом на сегодняшний день в штате числятся всего лишь три человека. Поспособствовать созданию органа и его работе должны были три законопроекта, которые ВР успешно провалила в марте.

Нардеп от БПП Мустафа Найем отмечает, что вся проблема с созданием ГБР завязана на политических торгах. По его словам, вся система правоохранительных органов находится в стадии передела ресурсов и полномочий. Сейчас генеральная прокуратура лишается полномочий как следственный орган, и президент теряет ГПУ. Он также понимает что не получит и ГБР так как этот орган под крыло собирается взять «Народный Фронт» и он действительно имеет серьезное влияние на руководство. Чтобы сохранить влияние президент хочет создать еще один правоохранительный орган – Бюро финансовой безопасности.

Впрочем, причин для затягивания дела несколько. Так, например, источники считают, что руководитель ГБР Роман Труба является случайным человеком, у него нет связей и рычагов влияния в столице и потому он не в состоянии способствовать функционированию органа. К примеру, если бы руководителем назначили бы Матиоса, которая сейчас является главным военным прокурором, то он уже бы нашел помещение и организовал работу. Также источники в прокуратуре считают, что шанс на получение здания для ГБР все же есть. Глава ведомства присматривается к зданию, в котором находится департамент спецрасследований ГПУ. Помимо политических нюансов и растерянности Трубы есть и другие проблемы. К примеру, существуют трудности со сбором кандидатов на должности в новом органе. Внешняя комиссия, назначившая Трубу и его заместителей, также должна назначить 27 руководителей. Существует и еще одна комиссия, которой нужно набрать 700 человек в штат – такую процедуру не удастся осилить и за год.

Многие эксперты считают, что Украина стоит на пороге нового кризиса – на этот раз правоохранительной системы. Так Мустафа Найем отмечает, что местные прокуратуры уже не принимают заявления на преступления, совершенные сотрудниками нацполиции. Сотрудники прокуратуры ссылаются на то, что этими делами должны заниматься в ГБР, которого, по сути, не существует. Сам Труба планирует начало работы на сентябрь, но по ситуации получается, что в сентябре в лучшем случае начнет работу только главное управление, а региональные органы даже не созданы. То есть даже в сентябре не будет органа, куда можно будет жаловаться на преступления правоохранителей. Неизвестно постигнет ли наказание те правоохранителей, которые находятся под следствием сейчас. Так, например, в департаменте спецрасследований ГПУ говорят о том, что согласно Конституции следователи прокуратуры утратят свои полномочия с началом работы ГБР. Однако заявление Трубы о том, что новый орган начнет работу в сентябре согласно Конституции приводит к тому, что следователи полномочия теряют, а ГБР фактически еще не работает. Парламент никаких решений по этому переходному периоду не принимал и фактически сложилась опасная ситуация прекращения расследований по делам правоохранителей.

Также глава ГБР в одном из интервью заявил, что его орган не будет заниматься старыми преследованиями, то есть старые дела расследоваться не будут, а следователи ГПУ уже по закону не могут ими заниматься. Этим сразу воспользуются адвокаты. Если даже в украинских судах этот момент проигнорируют, то в ЕСПЧ будут строго следовать букве закона и обязательно примут это во внимание. К тому же для подачи иска в Европейский суд не нужно ждать сентября, ведь прочитать формулировку относительно начала работы ГБР можно и по-другому – с 1 сентября 2016 года закон о ГБР вступил в силу, а значит уже тогда следователи прокуратуры по закону потеряли свои полномочия, и ЕСПЧ вполне может принять во внимание этот аргумент. Но даже если в ГБР и захотят взять в разработку все существующие дела, то ход этих дел серьезно затормозится. Работать будут новые следователи, которые не в курсе этих дел, прежние наработки будут утрачены. Законодатели в Украине традиционно не думают о переходных периодах и каждые реформы, призванные улучшать качество работы, наоборот создают лишние проблемы. Более того из-за внедрения ГБР пострадает и отдел спецрасследований ГПУ, так как Луценко уже хочет реформировать это подразделение, хотя пока неизвестно как именно. В итоге правоохранительная система может лишиться департамента спецрасследований, не получить ГБР и ввергнуться в новый кризис.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org