Результаты работы НАБУ в цифрах

85

В суды поступило более полутора сотен дел НАБУ. Есть только два приговора с реальным лишением свободы. Совет общественного контроля антикоррупционного органа полгода мониторил судебные заседания и анализировал причины медленного рассмотрения. Выводы.
Директор НАБУ Артем Сытник 3 октября пришел в Верховную Раду для отчета о работе бюро за первые полгода 2018-го. Событие привлекло немало внимания прессы. Под зданием комитетов Рады, где состоялись слушания, Сытника ждал митинг. Участники требовали отставки главы бюро, однако часто не могли объяснить, за что именно. За несколько дней до этого в метро появилась реклама, в которой от имени Сытника обещают «разоблачить топ-коррупционеров» именно во время слушаний.
Ответственность за размещение бордов взял на себя председатель ОО «Чесне слово» Владимир Омельчук, сведений о котором немного. По его словам, целью было заставить НАБУ отчитываться перед парламентом и обществом, ведь руководство ведомства не пошло на диалог с общественностью. С таким бэкграундом сам отчет ожидаемо превратился, скорее, в политическое ток-шоу, где каждый из участников предпочитает показать себя, а не выслушать других.

Стоит отметить, что довольно часто новые органы по борьбе с коррупцией сами дают оппонентам поводы для критики и откровенных насмешек. О конфликтах между Сытником и председателем Специализированного антикоррупционной прокуратуры (САП) Назаром Холодницким, которые якобы должны выступать единым фронтом, широкой общественности известно в мельчайших деталях. Последний, например, случился в конце сентября, когда произошла уличная стычка с участием спецназа НАБУ, работников САП и полиции. Однако главный упрек и в адрес НАБУ, и в адрес САП можно выразить в двух словах: где посаженные?

НАБУ работает три года. Ровно полтора года известному событию, связанному с деятельностью бюро, — задержанию нынешнего главы Госфискальнои службы Романа Насирова. Тогда это стало первым резонансным задержанием чиновника высшего звена. Сейчас такими уже не удивишь. НАБУ ведет немало дел, однако следующего этапа, который ожидает немало граждан, — приговоров — до сих пор нет.

Через 10 дней после отчета Сытника в Раде произошло другое событие, которое не вызвало даже такого ажиотажа. Совет общественного контроля НАБУ представил результаты мониторинга дел бюро в судах, которым активисты занимались полгода. Цель — проанализировать причины медленного рассмотрения.

Активисты посещали судебные заседания в семи регионах. Это Киев, Винница, Луцк, Хмельницкий, Черкассы, Одесса и Харьков. В общем мониторингом охватили около трети всех производств, которые НАБУ и САП направили в суды. После посещения процессов активисты заполняли специальные анкеты, а видео заседаний публиковали на сайте СОК (РГК — укр.). В отчете сосредоточились на трех характеристиках: доступность процессов для общественности, периодичность заседаний и статистическая информация по их течению.

Главная страница сайта НАБУ информирует, что по состоянию на конец сентября за все время работы бюро в суды направили 159 производств, в которых есть уже 22 приговора. Последняя цифра нуждается в уточнении. Лишь в двух случаях речь идет о приговорах, связанные с реальным лишением свободы. Остальные — сделки со следствием. Кроме того, в САП и НАБУ заявляют о том, что нет оправдательных приговоров, но в девяти случаях фигурантов освободили от уголовной ответственности.

Даже те два дела, которые закончились лишением свободы трех человек, разоблачают наличие проблем с привлечением коррупционеров к ответственности. В одном из них к трем годам лишения свободы приговорили посредника в даче взятки судье на Луганщине. «Это было одно из первых уголовных производств детективов НАБУ, зарегистрированных сразу после назначения руководителя САП», — говорится в сообщении НАБУ о приговоре от сентября 2017 года. В то же время сама судья воспользовалась неприкосновенностью и сбежала за пределы Украины.

Второе дело связано с осуждением двух экс-сотрудников Одесского управления СБУ. Их приговорили к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. По информации САП, работники требовали взятку объемом $70 тыс. от викария Одесской епархии Украинской православной церкви (МП) за уничтожение компрометирующей его информации и неоткрытие уголовного производства. Хотя обоих осудили, но суд квалифицировал преступление как покушение на завладение чужим имуществом путем обмана, а не взятку. В САП обжаловали решение первой инстанции.
Что касается сделок со следствием, то речь идет о фигурантах уголовных производств, которые соглашаются дать необходимые показания против организаторов преступлений. «В основном это «фунты». То есть люди, которые что-то подписывали, на кого регистрировали предприятия. Соглашение со следствием обязательно предполагает признание вины и дачу показаний. Однако, кроме этого, могут быть также возмещение в госбюджет или другие формы наказания», — говорит Вадим Валько, который координирует мониторинг дел в судах.

По его словам, такие фигуранты часто получают условное лишение свободы и это свидетельствует об эффективности работы антикоррупционных органов, ведь позволяет сэкономить ресурсы, время и получить дополнительную информацию относительно основных подозреваемых. Возмещение бывает, но далеко не всегда. Например, почти 5 млн грн в бюджет оплатил единственный осужденный по делу «рюкзаков Авакова». Однако перед этим САП закрыла дело в отношении самого сына главы МВД.
Если вернуться к мониторингу и основным цифрам, то за шесть месяцев в его пределах активисты посетили 123 заседания. Половина из них состоялась в Киеве. Стоит добавить, что судебное разбирательство начато лишь в более чем по 70 делам, переданным НАБУ и САП. Еще в полусотне случаев суд вообще не стартовал. Из 123 посещенных заседаний слушания начались только в 66 случаях (54%). Среди причин, по которым заседание не состоялось, такие: отсутствие состава суда (64%), перенос по соглашению сторон (18%), неявка прокурора (9%) и в 9% — причина неизвестна.

Еще одним критерием анализа является длительность судебного заседания. Если оно проходит менее получаса, то скорее всего речь идет об открытии слушаний для немедленного переноса. Из посещенных активистами заседаний 58% продолжались более 30 мин, что свидетельствует о нормальном рассмотрении, 32% — от 10 мин до получаса, а еще 10% — менее 10 мин.

Если взглянуть на цифры, то видно, что главной причиной переноса заседаний является отсутствие состава суда. По данным мониторинга, в 36% случаев это связано с отпуском судей, в 32% — участием их в другом процессе, в 12% — из-за пребывания судьи на больничном и столько же из их командировок. Авторы мониторинга утверждают, что ключевая причина нынешнего положения вещей — именно проблемы судебной системы в целом. Речь идет об остром дефиците судей и большом количестве дел, выпадающих на судей действующих.

«Сегодня в Украине около 4,6 тыс. судей, и только за прошлый год им на рассмотрение поступило почти 3 млн дел. Мы также должны учитывать, что к делам, направленных НАБУ и САП в первую инстанцию, установлены специальные требования. Их должна рассматривать коллегия из трех судей, каждый из которых имеет не менее пяти лет опыта судейства», — говорит Антон Марчук из Центра политико-правовых реформ, который присоединился к мониторингу.

Собственно, о проблеме дефицита судей говорят уже три года. Она решается медленно, а дела лишь накапливаются.

«Норма о том, что дела НАБУ и САП должна рассматривать коллегия, нам необходима именно для объективного рассмотрения. Однако в судах первой инстанции не отработан механизм формирования таких коллегий. В судах в апелляции (где коллегии существуют давно. — Ред.) они те же. Меняется только судья, председательствующий в зависимости от дела. В судах первой инстанции это не так. Там они формируются по случайному принципу. Получается так, что один судья может быть членом различных коллегий или они вообще физически находятся в разных зданиях», — рассказывает прокурор САП Виталий Кравец.

И активисты, и прокуроры САП, и детективы НАБУ видят один выход из ситуации — создание Антикоррупционного суда. Сейчас этот процесс продолжается. Появление нового учреждения действительно поможет уменьшить нагрузку на судей и теоретически должно ускорить рассмотрение производств. Однако есть другой риск. В свое время антикоррупционные органы восприняли как панацею в борьбе с этим явлением. Время показало, что это не так, и нынешнее разочарование общества легко объяснить. Сегодня большие надежды возложены на Антикоррупционный суд. И здесь главное не наступить на новые грабли.

По материалам: argumentua.com