Почему в Украине не работают социальные лифты

401

thumbНепрекращающийся абсурдный сюр нашей внутренней политики вернул актуальность вопросу, ставшему таким привычным, что его даже странно задавать:
Почему наверху всё время оказывается всякая шваль?
И вроде бы каждый уже нашёл ответ и прочно, с места не сдвинешь, на нём обосновался.
Один из самых распространённых вариантов — это бессмертное «каждый народ заслуживает своё правительство». Мы выталкиваем наверх людей, которые плоть от плоти народной, они — воплощение и осуществление народных мечтаний и стереотипов. И каждый попавший наверх будет вести себя именно так… и прочее бла-бла-бла.
Из этого следует вывод №1: вы, осуждая тех, кто наверху, просто завидуете! Любой из вас, попав туда, будет вести себя точно так же!
Следующий уровень понимания, вывод №2: лица не имеют значение, главное — это система, и её нужно менять, делать такой, чтобы не было ни у кого возможности вытворять там всякие гадости. Однако не так много людей понимают, как именно может выглядеть такая система. И ещё меньше знают, как её построить и как снести существующую, предварительно преодолев сопротивление её бенефициаров. Знающие — это для начала, ведь потом ещё понадобятся способные.

Поэтому всё обычно заканчивается на многозначительном «систему нужно менять» или делается вывод №3: сейчас это невозможно… ибо некому.

Следующий уровень — выводы №4 и №5, которые выглядят так: «пора валить» и «начни с себя». О первом не будем. А вот второй делает такую цепочку рассуждений очень удобной для власти. Сюда можно добавить и православные идеи о жизни как страдании, о сакральности власти, дальше — непротивление злу насилием, и всё, круг замкнулся. Начни с себя! Не можешь — нечего на власть пенять! Эмигрируй или терпи. На первый взгляд всё логично.

Но, во-первых, есть опыт народов, сумевших за короткие сроки, в рамках жизни одного поколения, сделать решительный рывок. Никакие «менталитет», «код нации» и «вероисповедание» им в этом не помешали. Все резко перестроились и начали с себя? Нет, им предложили (навязали сверху!) новые правила игры, сделав возможным разрушение старой и создание новой системы, и непременно одновременно.

Во-вторых, «начни с себя» в ответ на вопрос «что делать» — это пример манипуляции с масштабом. Спрашивается, что делать со страной и обществом, а ответ предлагается в рамках одной жизненной стратегии. И нет никакой гарантии, что «начнут» все и одновременно, и нет гарантии, что преуспеют. Без создания системы давления и принуждения это изначально становится историей о неудаче и элементом воспитания выученной беспомощности.

А тем временем украинцы демонстрируют истории достижения и успеха, просто уехав из страны. Никакие «особенности менталитета» им не мешают. Потому что уезжают лучшие? Или, может, потому что там они оказываются в уже выстроенной системе правил, которая, с одной стороны, сдерживает от проявлений асоциального поведения, а с другой — организует среду для плодотворной работы.
Апологеты ограничения избирательных прав и введения различных цензов и экзаменов рассуждают примерно так же. Они уже не настолько наивны, чтобы просто призывать всех меняться самостоятельно, они приняли и расписались в том, что большинство сограждан — безответственное быдло, и принципиально не способны не только «начать с себя», но и различить тех, кто уже это сделал. А потому всё, что нужно, — это отобрать у серой бестолковой массы даже те немногие то ли рычаги, то ли иллюзии влияния… И тогда заживём!

Однако, даже будучи реализованным (каким образом?), такой сценарий разрешит лишь часть наших проблем.

Оставив возможность выбора «самым достойным» (по неким произвольным критериям), мы (кто мы, кстати?) не повысим автоматически качество элиты.

Ну не пройдут в парламент популисты и те, кому сейчас проще и дешевле голоса избирателей элементарно купить или дорисовать. И?.. И бенефициары власти, без которых подобная реформа невозможна, сменят тактику. Предложат новые «говорящие головы», вырастят здесь своих «макронов».

На первый взгляд качество нашей внутренней политики резко повысится, что само по себе и неплохо. На «новых» будет приятно посмотреть, а временами — так и послушать… Но действовать эти политики будут, как и сейчас, в интересах бенефициаров власти.

Возможно, «особенности менталитета» в какой-то мере (не исключено, что в значительной) обусловливают и выбор избирателей, и асоциальное поведение тех, кого наш поломанный социальный лифт уже вознёс наверх. Это только часть ответа на вопрос, и он не помогает понять, что же с этим всем делать.

Ещё раз, специально для апологетов теории о неправильном народе и сторонников «ответственного гражданства». Дело не в том, что ваши наблюдения неверны. Проблема в том, что вы ходите по кругу, выхода из которого не видно. И не в том, что народ – непогрешимый богоносец. Просто другого народа для вас нет. И работать придётся именно с ним. Где-то элиты этому научились, а где-то предпочитают идти путём расстрелов и цензов. Где-то элита учитывает интересы населения, а где-то готова население только эксплуатировать.

И даже если без отказа от демократии — давайте будем честными и начнём называть вещи своими именами! — хотя бы временного, ничего в этой стране сделать нельзя, то и тогда это лишь один из шагов. И он станет шагом в никуда, действием ради действия, если нет чёткого понимания, что делать потом.

Иначе это всё выглядит поиском оправданий для очередного тоталитарного витка или передачи рычагов управления уже внешним держателям смысла.

Есть ещё один вариант, который также предусматривает сегрегацию. Но сегрегацию тех, кого избирают. А ещё лучше — тех, кто получает выгоду от перераспределения производимого в стране богатства.
Организовывать всевозможные тесты и испытания, с лупой проверять историю происхождения состояний, «трудовой путь» и оплату налогов. Причём на всём протяжении срока у власти.

Неужели этот велосипед ещё не изобрели?

Конечно, тех, кто воспользуется социальным лифтом, нужно планомерно выращивать. Да, этот лифт ещё предстоит создать и открыть, но позаботиться об этом следует уже сейчас. И опять речь идёт о сегрегации, прямо начиная со школы! Мы же свернули с пути конкурсного поступления в школы и отбора на самом начальном уровне — что может быть неплохо, потому что осложняет сословное разделение, но опять же, если при этом будет сделан следующий шаг: дифференцированный подход к обучению.

Вы что-то слышали об этом? Для этого созданы условия? Или всех просто опять загнали в школы по месту жительства, без возможности выбора лучшего варианта и воссоздали таким образом производство люмпен-пролетариата в промышленных масштабах? Того самого, который пополнит ряды «безответственных граждан», которым не надо давать право голоса?

Существует и другой набор ответов на вопрос, почему наш истеблишмент столь низкого качества. Пожалуй, наиболее ярко он дан в недавнем интервью Дениса Бродского, причём вынесен в заголовок: «Наша влада — професійні покидьки, які працюють проти нас». Автор не только обвиняет нашу «элиту», но говорит и о другом: в бизнесе в этой же самой стране всё иначе. Иные стандарты, иные правила. Как так? Почему этому не мешает наш «менталитет»?

Обитатели верхушки социальной пирамиды не просто такие, какие есть, не просто прорвались во власть, они делают всё, чтобы система не менялась: не было ротации власти, социальные лифты продолжали быть поломанными, и в случае поступления «наверх» свежей крови она была бы всё того же требуемого качества, всё с теми же извращёнными стандартами и отсутствием морали.

Всё цинично и просто. Есть феодальная, по сути, система, стахановскими темпами цементирующая социальное неравенство. Есть очень крупный бизнес, лоббирующий свои интересы на самом высоком уровне. Почти всё, что происходит и во внутренней, и во внешней политике, делается в интересах этого крупного бизнеса, неофеодалов, «государевых людей» всех рангов. Есть средний бизнес, и он же класс выживающий, не имеющий сил, ресурсов и горизонта планирования, чтобы сопротивляться и защищать свои интересы. К нему примыкает мелкий. И есть население — очень расплывчатое понятие, потому что все выше перечисленные тоже им являются.
И бесполезно в этом случае долго копаться в тяжёлом детстве нашего коллективного социопата или рассуждать о том, что, например, декоммунизация или введение института частной собственности способны направить его на путь истинный. Декоммунизация для него фантик, а никакую частную собственность — кроме своей собственной — он уважать не станет. Не согласен, не хочет, ему и так хорошо, понимаете?

Не видеть эту сущность, отрицать её существование, выносить её за скобки в своих рассуждениях и планах — очень большая ошибка.

Как бы ни стремилась элита к консервации своего положения и постоянному самовоспроизведению, она неоднородна и окружена теми, кто обслуживает её интересы и так же стремится к сохранению status quo.

Кроме чиновников выборных или назначаемых, есть ещё и держатели смыслов, бенефициары существующего положения вещей. Именно они заинтересованы в том, чтобы система закрытого доступа, к созданию которой они однажды оказались причастны, не менялась.

Держатели смыслов занимаются прямым подкупом чиновничьей вертикали, встраивают в неё своих людей на основе патронально-клиентельных отношений, финансируют политические партии, чтобы затем лоббировать через них свои интересы. Уже эта подводная часть айсберга намного больше, чем простое влияние на медиа, собственниками которых они являются. Но и это не стоит сбрасывать со счетов: в политическом поле у нас оказываются и остаются только те, кто смог попасть «в телевизор».

А ведь ещё есть коррумпированная правоохранительная и судебная системы, когда полиция в упор не видит частные армии и титушек, а суды затягивают процессы и принимают нужные решения.

А бывают ли владельцы заводов-газет-пароходов в опале или даже в экзиле?

Бывают. И нередко умудряются оказать немалое влияние, финансируя оппозиционную деятельность и появление политиков нового типа.

Вопрос в таком случае стоит так: а для чего вынужденный (ибо сложно представить себе человека, у которого всё схвачено и благополучно, и тут он внезапно решает «сломать колесо») стать оппозиционным олигарх, произнесём наконец это слово, всё это делает?

Он желает шантажировать или наказать обидчиков, договориться, вернуть себе собственность и влияние? Даже это может быть достаточно плодотворным, да, но всё же зависит от конечных целей и того, как далеко он готов зайти. Хорошо, если на нашего оппозиционного олигарха снизошло вдруг озарение и, просветленный и перерождённый, он решил использовать свои средства и влияние во благо своей страны и населения. Или, на худой конец, — во имя мести.

Есть и другой вариант: всё это делается ради восстановления возможности перераспределять национальное богатство в свою пользу. Да, мы таким образом вплотную подходим к вопросам субъектности, роли личности в истории и этического выбора этой личности — ну а как же без них?

Кроме давления собственников-бенефициаров есть и собственный выбор, например, журналистского сообщества. Понятно, что «клоуны» и деятели, шокирующие публику, не могут не привлечь внимание медиа. Всем нужна «картинка». Однако это всё же каждый раз личный выбор — как именно подать эту картинку, давать ли эфир только лишь «клоунам», продолжать ли работу там, где оказывается давление.

А ещё есть этический выбор каждого по отдельности представителя судейского корпуса. Поступать по закону и по совести или быть членом ещё одной закрытой касты социопатов.

Вот тут обычно радостно вступают адепты теории об испорченном менталитете и тем самым замыкают круг рассуждений. А судьи, продажные копы и журналисты, да и чиновники с олигархами — они кто такие? Они же тоже наш народ, они такие же, какой он сам!

И что это доказывает? В любой стране есть мошенники, преступники и социопаты. У нас их больше? А кто это считал и, главное, как? И почему, собственно, те, кто грабит население и делает невыносимой его жизнь, должны считаться частью этого населения? Может, эти моральные уроды — отдельный вид? Даже если мы сплелись нераздельно, как тьма и свет, как инь и ян, как змея, держащая зубами свой хвост, даже если переход на тёмную сторону для любого из нас и возможен, и прост.

Так что получается, начать с себя всё же придётся? Раз в финале мы всё равно вернулись к этическому выбору и личным стратегиям?

Однако не низ социальной пирамиды строит лифт наверх, это делает элита, и под задачи, которые важны для неё и для страны.

И здесь вопрос стоит, собственно, так: или «низы», несмотря на свою неспособность что-то построить, напугают «верхи» и принудят их создать и отладить наконец социальный лифт (если после их акции устрашения и принуждения ещё останутся способные чинить и строить), или «верхи» почистят свои ряды и переиздадут себя сами. То есть, как это ни смешно, начнут с себя. Вот только у них базы — знаний, способностей, мотивации — для этого априори больше, поэтому и надежда на успех есть, всё что нужно — это повернуть вектор ожиданий на 180 градусов.

Мы слишком привыкли зацикливаться на вопросе «почему». Далеко не всегда можно вылечить болезнь, вычислив пусковой момент патологического процесса. Зачастую время упущено и работать предстоит уже со следствиями следствий.
Если мы не отчаялись донельзя и намерены что-то делать, тогда нам следует сосредоточиться на том, что можно изменить. И при этом планировать следующие шаги, и быть готовыми их сделать. Или мы сами создадим новую элиту и новые правила игры прежде всего для неё же, или здесь будет бунт и территория, свободная для колонизации теми странами, элиты которых оказались более гибкими и дальновидными.

Дело не в количестве «всякой швали», а в возможности для неё пробиться наверх, оставаться безнаказанными и влиять на процессы. Для того чтобы починить и включить социальный лифт, мало вырастить, заметить и подсветить в медиа достойных — хотя и это тоже абсолютно необходимые для успеха шаги. Нужно ещё и расчистить, освободить для них место там, наверху, и нужно дать ответ на вопрос, кто и каким образом это сделает. Наш социум похож на котёл, поставленный на огонь, чем горячее события — тем больше поднимается пены. Чтобы бульон получился чистым, эту пену нужно собрать, вот и всё. Не проблема, что она вообще есть или что она всплывает наверх, — проблема в том, что её не убирают.

Если не убирают, значит, это кому-то нужно.

По материалам: focus.ua