Ограничения для НАБУ от Коломойского

134

Конституционный суд удовлетворил жалобу Запорожского завода ферросплавов, который контролируется олигарха Игорем Коломойским. Теперь Национальное антикоррупционное бюро не сможет оспаривать в судах коррупционные сделки. (Укр)
5 июня Конституционный суд удовлетворил жалобу Запорожского завода ферросплавов, который контролируется олигархом Игорем Коломойским.
Суд признал неконституционной норму закона «О Национальном антикоррупционном бюро», согласно которой НАБУ предоставлялось право «при наличии оснований, предусмотренных законом, подавать в суд иски о признании недействительными сделок в порядке, установленном законодательством Украины».

Что это за положение?
С начала создания НАБУ Верховная Рада предоставила этому органу право обращаться в суд и признавать сделки недействительными. НАБУ уполномочили расследовать значимые коррупционные сделки, а они связаны с заключением различных сделок. Часто это откровенно незаконные сделки, которые наносят государству огромные убытки.

Сложные уголовные расследования требуют длительного рассмотрения, поэтому этот механизм позволял бюро останавливать такие схемы еще до завершения следствия. Стоит заметить, что НАБУ достаточно эффективно использовало этот механизм.

За четыре года работы НАБУ подало в суды более сорока исков. За ними было принято судебных решений о признании недействительными 94 договоров на 4770000000 грн. Теперь государство может рассчитывать на возвращение этих коштив.Сума дел, находящихся на рассмотрении, достигает 7 млрд грн.

Сторонами по таким искам были известны государственные предприятия: «Укрнафта», «Запорожьеоблэнерго», «Укрзализныця», «Вог аэро джет», «Администрация морских портов». Ярким примером успеха, например, пять исковых заявлений НАБУ на общую сумму более 346 200 000 грн.

Суд удовлетворил требования бюро по признанию недействительными договоров между ОАО «Запорожьеоблэнерго», 60% акций которого принадлежит государству, и частной фирмой «ХК» энергосети «относительно требования долга за электроэнергию, потребленную крупными промышленными предприятиями Запорожской области.

Более того, президент Владимир Зеленский в своем законопроекте о незаконном обогащении и гражданской конфискации предлагал даже расширить это полномочия НАБУ и предоставить возможность идти в суд не только по сделкам, но и с исками о взыскании необоснованных активов чиновников в доход государства.

Теперь это предложение не может быть реализована.
Что будет с этими соглашениями и деньгами?
Во-первых, норма утратила силу и теперь НАБУ не имеет права подавать такие иски и требовать расторжения даже самых абсурдных и вредных сделок, как и быть стороной в действующих делах.

Во-вторых, это не означает автоматического возврата средств создателям «схем». Для возврата средств им придется обращаться в суды и оспаривать решения, вступившие в силу с исключительными обстоятельствами. Однако по закону это возможно только в случаях, когда решение еще не выполнены.

Выполнены решения не могут быть обжалованы таким путем. Однако на практике оскорбленные стороны могут обжаловать выполнены решения и еще требовать от государства возмещения материального и морального вреда. В этих случаях все будет зависеть от «реформированных украинских судов».

В-третьих, текущие дела можно будет спасать путем привлечения прокуроров САП. Будут привлекать прокуроров суды — неизвестно, практика может сложиться не в пользу государства, хотя правовые основания для этого есть.

С чего выходил Конституционный суд?
Главным аргументом стала позиция, что Верховная Рада как орган законодательной власти безосновательно наделила НАБУ полномочиями, которые может осуществлять только прокуратура. По мнению суда, в Украине действует САП, которая и должна обращаться в суды с соответствующими исками в предусмотренных законодательством случаях.

Зато Верховная Рада фактически продублировала полномочия прокуратуры и передала их другому органу без изменения соответствующих норм Конституции, которые являются нормами прямого действия и какими именно прокуратуре предоставлены полномочия осуществлять представительство интересов государства в отдельных случаях.
Насколько аргументированная позиция Конституционного суда?
Позиция Конституционного суда более чем сомнительна.

Во-первых, прокуратура действительно по Конституции представляет государственный интерес в судах в исключительных случаях, но прокуратура — далеко не единственный орган, который может представлять интересы государства. Это могут делать министерства и другие профильные органы власти в определенных законом случаях.

Во-вторых, НАБУ не было делегировано функцию представительства интересов государства, а предоставлено лишь право обращаться с исками о признании недействительными сделок, и только в определенных законодательством случаях.

То есть речь идет об узком и специфический объем исков, не лишают прокуратуру ее конституционного права представлять интересы государства в суде но не дублируют полномочия прокуратуры, как это указал суд.

В-третьих, Конституционный суд фактически выступил кассационной инстанцией в частном споре, ведь предоставления оценки обстоятельствам конкретного дела и проверка правильности применения норм законодательства не входит в компетенцию Конституционного суда. Собственно, раньше он уже не раз отказывал жалобщикам из-за фактического обжалования решений других судов.

Так, в феврале 2019 Конституционный суд отказал в открытии производства по делу за почти аналогичной конституционной жалобой ПАО «Укрнафта», поскольку заявитель выразил несогласие с решениями судов, а это не является основанием для признания неконституционности положения обжалуемого нормы.

В-четвертых, механизм был действенным и работал на государство. Миллионные сделки признавались недействительными НАБУ, а судами после многочисленных разбирательств в различных инстанциях, и именно суды подтвердили незаконность почти сотни соглашений.

Это уже второе решение Конституционного суда, резко и необоснованно обрезает полномочия и возможности бюро — единого правоохранительного органа по истории независимости, который смог разбираться с коррупционными схемами и доводить до суда дела действующих чиновников.

На рассмотрении в Конституционном суде находится еще ряд дел, с помощью которых НАБУ можно уничтожить окончательно. Это, например, представление о конституционности полномочий на задержание коррупционеров или жалоба, распространяющий печально «правку Лозового» на дела, начатые до его принятия.

Последняя может разрушить более половины дел НАБУ. Под угрозой также электронное декларирование, которое оспаривают 65 народных депутатов.
только факты
Жалобщиком в деле был Запорожский завод ферросплавов, подконтрольный группе «Приват» Геннадия Боголюбова и Игоря Коломойського. Поводом для обращения в Конституционный суд стал иск, который НАБУ подало в суд на АО «Запорожьеоблэнерго», Запорожский завод феросплавивта ХК «Энергосети».
Основаниями для иска стали два договора о переводе долга и соглашение о зачете встречных однородных требований, на основании которых завод безосновательно переуступил свой долг в ХК «энергосети», возникший за потребленную электроэнергию перед «Запорожьеоблэнерго», на сумму около 165 млн грн.

Киевский апелляционный хозяйственный суд, а впоследствии Кассационный суд Верховного Суда признали эти соглашения недействительными. Возвращать долг компании «Запорожьеоблэнерго» должен Запорожский завод ферросплавов.

Завод ферросплавов в жалобе отметил, что обжалуемая норма нарушает принцип правовой определенности из-за отсутствия четкого законодательного механизма реализации таких полномочий НАБУ, а следовательно, не соответствует Конституции.

По материалам: epravda.com.ua