Наркобизнес в Кировограде

434

Много это или мало – 120 килограммов наркотиков? Откуда и как они едут на Кировоградщину? Кто и сколько зарабатывает на этом денег? Наконец, куда можно добраться, двигаясь по цепочке от улиц до первоисточника и еще дальше? Мы попытались найти ответы на эти и многие другие вопросы о кировоградском наркотрафике, которые еще вчера стоило остро поставить и перед обществом, и перед государством.
В этом журналистам кировоградского издания «Украина Центр» помогали несколько осведомленных человек, живущих по разные стороны закона.
Дилер. Наш старый знакомый, безработный, 20-25 лет. В течение нескольких лет системно трудился на ниве розничной торговли по вызову. Продавал один из фармпрепаратов, на сегодня изъятых из свободного доступа.
Волонтер. Владимир Бочаров-Туз – активист благотворительной организации «Всеукраинская сеть людей, живущих с ВИЧ» (ЛЖВ). Пережил наркотическую зависимость, даже отбыл тюремный срок в свое время. Теперь помогает бывшим товарищам по несчастью.
Бывалый. Типичный представитель мелкого городского бизнеса нашей области. Ему до 40, в ушлые 1990-е как раз начинался самый активный период жизни его поколения. Многие из старых знакомств поддерживает по сей день.

Милиционер. Полковник Руслан Нагорный, действующий начальник отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) УМВД в Кировоградской области – из нового поколения руководителей, от которого ждут давно назревших перемен в милиции.

Вместе начнем с низового уровня и попробуем добраться до скрытых в облаках вершин этого бизнеса, понять, как он устроен в Кировограде и в целом в Украине.

История Дилера

В свое время знакомый сбытчик предложил ему подзаработать. Свел с некими молодыми людьми – на вид не «блатными». Дилер на сто процентов уверен, сами они товар не употребляли. Встречались раз-два в неделю. Получал партию, 20-30 капсул, бывало – до 50. На встречу и с нее строго на автомобиле, из пункта «А» в пункт «Б». Вернуть надо около 80% розничной стоимости, остальное – прибыль. Плюс возможность брать себе по «оптовой» цене. Пару-тройку лет назад 10 капсул в рознице стоили 200 грн.

Математика говорит, что молодым людям при названной цене и частоте поставок в «сеть» возвращалось в среднем около 7 тыс. грн. (грубо 1000 долларов по тогдашнему курсу) с одного сбытчика в неделю. Дилер же мог зарабатывать «чистыми» в среднем до 1200 грн. в неделю. Сегодня 10 капсул того же препарата стоят на кировоградском черном рынке уже до 300 гривен. Все дорожает.

Барыши Дилера, правда, давно закончились. После предельного ужесточения правил оборота препарата молодые люди свернули бизнес, как и многие коллеги. Многие потребители, по словам Дилера, перешли на кристаллический метамфетамин («кристаллы»). Фасуют этот товар сегодня в том числе в стеклянные трубочки – по 4-5 средних доз за тех же 300 гривен. Крайне опасное для физического и психического здоровья вещество. Дилер считает, что «трубочки» – привозные, точек по их продаже в областном центре много, и купить их сегодня легче, чем пресловутые капсулы.

Большая схема?

Большие деньги, высокий спрос, крупные объемы продаж – все говорит о крупной, разветвленной и хорошо организованной системе администрирования этого сегмента теневой экономики.

Выходец из бурных 1990-х Бывалый, который сам в игры с наркотиками не играет, но остается в курсе тенденций, утверждает: маршруты, по которым в Кировоградскую область едут сегодня «промышленные» партии разнообразных наркотиков, начинаются на востоке страны. Речь о разном – от ацетилированного опия («ширки») до «быстрых» и «медленных» порошков преимущественно метамфетаминовой группы. Заметным центром на этом пути вполне традиционно считается Кривой Рог, а следы некоторых поставок, говорят, можно проследить и дальше – вплоть до Мариуполя.

Объемы впечатляют: по оценкам Бывалого, один розничный сбытчик в областном центре может за день продать 50-60, а то и больше доз того же «медленного», за которым чуть не очереди стоят. В одной сети таких людей может быть задействовано по 5-6 на микрорайон.

Повыше рангом в иерархии – посредники между производителями и розничной сетью, так называемые оптовики разных масштабов, в руках которых оседает самая приличная маржа. Так, если закупочная цена дозы приличного порошка на выезде из Кривого Рога может стоить 200 грн., то в рознице ее цена достигает 400-500.

Типичный «оптовик» – официально безработный гражданин, который меняет хорошие новые импортные машины примерно раз в полгода. К слову, Бывалый говорит, что настоящих уголовников среди них не так много, это скорее коммерсанты. Многие имеют и легальный бизнес для отмывки денег.

Никакого вертикального подчинения, Больших Боссов «на самом верху» нет. Двигаясь по цепочке перепродаж, специфический товар постепенно дорожает – как и любой другой.

Производство

Большая часть наркотиков в Украине – отечественная. Есть свое сырье и свои переработчики и в нашей области. Милиция ежегодно находит и уничтожает посевы конопли и опийного мака, преимущественно в сельской местности.

Согласно статистике, которую приводит начальник областного ОБНОН Руслан Нагорный, львиная доля изымаемых в области наркотиков приходится как раз на эти два вида. Из 120 килограммов изъятого за прошлый год (на 32 больше, чем в 2013-м) 102 составляет конопля. Еще 16,5 кг – маковая соломка. Из такого количества можно было приготовить примерно 2200 мл3 опия для инъекций (розничная цена на черном рынке – 80 грн. за «куб»). Всего остального на этом фоне вроде бы мизер – «каких-то» 1,5 килограмма. Правда, разовая доза того же метамфетамина составляет всего лишь около 0,125 г.

Его также с успехом производят местные кулибины и часто сами продают. Они, говорят, в большинстве своем уже перебрались из городов в сельскую местность – характерный запах йода, который распространяет жилье, где постоянно «крутят винт», в многоэтажках очень уж привлекает внимание соседей. Конечно, объемы у них не промышленные и спроса полностью не закрывают – потому другие и везут. Очевидно, с более технологически мощных производств. То же можно сказать и о надомных производителях-продавцах кустарного опия.

Точка

К слову, о надомниках. Была (да, собственно, и есть) в многоквартирном жилом доме, расположенном в одном из отдаленных от центра районов Кировограда, «нехорошая картира» – почти как у Булгакова. Каждый день с утра и до 17:00 каждый желающий мог запросто купить. Точка работала на одном месте несколько лет подряд. Беспрерывный поток людей характерной внешности, уезжают и приезжают такси. В последнее время снаружи, прямо на неказистой раме одного из окон, появились аж две видеокамеры. Согласно последним «сводкам», точка наконец перестала работать – переехала. Впрочем, стационарная торговля сегодня – уже атавизм. Большинство сбытчиков работают на выезде по звонку.

Эпизод

Впрочем, есть и другие примеры. Сегодня в разработке правоохранителей – крупная организованная группа торговцев тем же трамадолом, и снова с восточным следом. Выходцы из одного из государств с развитой фармакологической промышленностью, некогда имевшие в Кировограде бизнес, со временем выехали в Луганск. Оттуда вышли на бывших сотрудников и предложили организовать теневую торговлю. Налаживать сбыт на месте взялся кировоградский предприниматель, много лет успешно работающий в аптечном бизнесе. Успел нажить несколько квартир в областном центре и строящийся дом в пригороде.

У 6 задержанных членов группы, среди которых есть ранее судимые, изъято более 2 тыс. капсул трамадола, запасы медпрепарата «Эфина» (используется как сырье для производства кустарного метамфетамина), более 100 тыс. грн., килограмм серебра, золотые изделия и огнестрельное оружие.

Часть изъятого товара, по словам Нагорного, имеет иностранное происхождение и была завезена в Украину контрабандой, другая часть опознавательных знаков не имеет. Капсулы россыпью запакованы в пластиковые банки б/у и запаяны фольгой. Как йогурт. Это дает основания полагать, что препарат как минимум упаковывают нелегально с применением технологического оборудования, считает начальник БНОН. Бывалый, к слову, уверен, что его не только пакуют, но и производят в подпольных цехах – в Украине препарат в капсулах определенного цвета не производят, а он есть.

Разработка группы продолжается, очередь – за координаторами бизнеса. Они представляют довольно сплоченную и многочисленную диаспору в некоторых больших городах. И явно поднаторели в организации сложных криминальных схем. «Мозги» структуры курсируют по регионам страны, дистанционно организовывая поставки из точек на другом ее конце. Даже низовой уровень получал сложные инструкции по заметанию следов: например, проживающей в Петрово сотруднице товар высылался через сервис одного из частных почтовых операторов в Александрию (чтобы не примелькалась дома), затем партия переправлялась уже в Кировоград для реализации.

Бандитов в бизнесе нет?

О том, нормы какого КЗоТа регламентируют отношения на рынке, предельно четко говорит эпизод, произошедший не так давно в микрорайоне Кущовка в Кировограде.

А было так: некто, очевидно из числа упоминавшихся оптовиков, решил наказать нижестоящего сбытчика за некую провинность. Может, не смог расплатиться за потребленное, может, «бодяжил» – не важно. Наняли двух молодчиков, один из них – со спортивным прошлым. Вошли в квартиру. Связали, избили. Умер. Открыто уголовное дело, в обороте – и заказчики, и исполнители. Отдельным фигурантам «светит» от десяти лет.

Такое торжество правосудия Бывалый называет большой редкостью. Почему? Наверно, потому же, почему упомянутая выше точка с видеокамерами могла годами работать на одном месте, хотя происходящее там практически ни для кого секретом не было.

И, наверное, по той же причине, по которой реально сидят в основном низовые сбытчики, они же, как правило, наркопотребители. Владимир Бочаров из ЛЖВ считает, что у специализирующегося на торговле наркотиками криминала есть «хороший выход» на милицию, а в МВД, в свою очередь, похоже, есть своя «субординация» – кого трогать, кого не трогать.

Об этом говорит и Дилер: по его словам, молодые люди, с которыми он работал, обещали поддержку в случае серьезных проблем с правоохранителями. У него проблемы были, говорит, дословно, что «откупился сам». А Бывалый и вовсе утверждает, что серьезные бандиты к этому бизнесу ни в Кировограде, ни в целом по стране давно не имеют отношения. Их якобы из него просто выкинули еще 6-7 лет назад. Кто?

Бывалый говорит – люди из МВД, причем с самыми серьезными погонами. Сами они в обороте не участвуют, только обеспечивают прикрытие – за несколько тысяч долларов в месяц с точки, по оценке нашего собеседника. Денежные ручейки, объемы которых можно легко прикинуть, якобы стекаются на самый верх, а наркопреступность, опять же, якобы может чувствовать себя вполне уверенно и надеяться на весомый звонок в случае неприятностей с законом. Помните: «Сейчас с вами будут говорить»? По слухам, поговорить могут, например, с инспектором ГАИ, остановившим машину с крупной партией «на борту». Или с излишне ретивым оперативником, следователем, его начальником и так далее.

Бочаров вспоминает сцену из прошлой жизни – довелось ему как-то «варить» опий на конспиративной квартире. И тут заходит милиционер. Немая сцена. После делового разговора с хозяином милиционер ушел. Владимир допускает, что на тот момент часть маковой соломки в систему могли поставлять сотрудники МВД…

Сейчас – боятся?

Вполне в унисон звучит утверждение Руслана Нагорного о том, что отслеживание коррупционных связей наркобизнеса, наряду с выявлением и ликвидацией преступных цепочек от производства до розницы, сегодня является одной из главных задач его отдела.

Впрочем, в возможности существования описанной Бывалым схемы с большой милицейской фуражкой, прикрывающей наркобизнес, начальник ОБНОН сильно сомневается. Аргументы? Во-первых, помимо внутренней безопасности, чиновников МВД на всех уровнях контролируют СБУ и другие внешние службы. Во-вторых, в последний год даже теоретические поползновения сотрудников к неуставным отношениям с криминалом купирует страх перед люстрацией. На протяжении прошлого года задокументированных случаев причастности милицейских чиновников к незаконному обороту наркотиков в области не было, констатирует полковник.

Отмечает Нагорный и определенные качественные сдвиги в работе вверенного ему отдела, отход от «делания статистики», а также повышенное внимание, которое теперешний начальник областного УМВД уделяет работе ОБНОН. За прошлый год сотрудниками ОВД было привлечено к уголовной ответственности лишь за хранение дозы наркотика на 9% меньше лиц, чем за 2013-й. Чтобы понять, почему это прогресс, приведем еще один пример Владимира Бочарова.

По его словам, одно время половина заключенных кировоградского СИЗО попадала туда «благодаря» некой девушке, предлагавшей наркозависимым приобрести кубический сантиметр «ширки» для нее, и получить за ее счет еще один для себя. В момент передачи позарившихся на халяву наркоманов якобы задерживали как сбытчиков, улучшая статистические показатели.

Далі буде

Только в Кировограде, по самым скромным оценкам, в системе заработка на смерти и горе сегодня задействовано больше тысячи человек. А ведь, помимо морального и социального аспектов, есть еще и экономический. Все транзакции на этом рынке проходят в глубокой тени. Это огромное количество денег, вымытых в криминальный оборот из карманов в большинстве своем глубоко несчастных людей, их семей, родных и близких. Это рост количества преступлений, на которые идут наркозависимые, чтобы получить дозу. К примеру, именно наркоманы по статистике совершают в области подавляющее большинство квартирных краж.

Фактически отобранные разными способами деньги оседают на счетах и в материальных благах людей, не только не участвующих в процессе создания национального ВВП, но и наносящих обществу и государству в целом огромный вред. Чтобы эффективно бороться, нужно досконально знать врага. Поэтому мы, скорее всего, вскоре продолжим эту тему.

По материалам: cripo.com.ua