Мифы-2018: о чем врали украинские политики в течение года

804

2482 утверждения политиков и публичных персон — именно столько проект VoxCheck проверил течение 2018 *. На карандаш проекта попали 52 политика из самых разных политических сил и ветвей власти. Чаще всего проект концентрировался на проверке наиболее рейтинглвых политиков и ежеквартально составлял Рейтинг манипуляторов и лжецов. На утверждение героев этого рейтинга ** приходится 86% цитат, проверенных проектом в течение 2018 года.
Насколько такая выборочная проверка отражает политический дискурс в Украине? Достаточно неплохо: выбранные нами лидеры политических сил часто выражают партийную позицию, которая отражает риторику и других участников той или иной партии. Например, нардеп Алексей Гончаренко с БПП неоднократно рассказывал о росте украинской экономики — о чем также неоднократно говорил Президент Петр Порошенко, слова которого VoxCheck постоянно проверял в рамках проекта «Рейтинг манипуляторов и лжецов». А нардеп Сергей Соболев из «Батькивщины» не менее активно критиковал медицинскую реформу, чем лидер его партии Юлия Тимошенко (также в мониторинге VoxCheck).

Чаще всего в 2018 году политики говорили о газе, внешнюю торговлю, государственный долг и состояние экономики, а также комментировали содержание законов или законопроектов. Это существенно отличается от топ-5 тем предыдущего года, когда чаще всего политики вспоминали медицинскую и пенсионную реформы, которые принимались осенью 2017 года, а также комментировали состояние бюджета и общественные настроения.


Данные VoxCheck на основе наблюдений в течение 2017 (общая выборка 948 фактчекив). В выборку вошли только фактологические утверждения, что возможно проверить с помощью открытых источников

 

Обычно политики комментируют темы, которые а) в повестке дня б) политически выгодным. В прошлом году оппозиция часто критиковала медицинскую реформу, пока тема топовой в медиа, тогда как в этом году переключилась на стоимость газа, тарифы и долговые обязательства Украины. В то же время также является «вечнозеленые» темы, которые политики комментируют всегда. Состояние экономики — одна из них. В этом, как и в прошлом году, он занимает четвертое место в топ-5 тем. Наиболее упоминаемые темы были фактически и наиболее мифотворческого. По теме медицины, например, также достаточно много врали, но общее количество утверждений была намного меньше.

Миф №1. Тарифы на газ реально снизить, потому что Украина имеет достаточно газа внутренней добычи, и он дешевый
Победа Нафтогаза в Стокгольме, зарплаты топ-менеджеров компании, цена на газ для населения — все это охотно комментировали политики любых мастей: как провластные, так и оппозиционные. Мифом №1 оказалась последняя тема — в конце года чуть ли не каждый политик считал необходимым рассказать, как можно снизить тарифы на газ. Логика у всех была похожей.
Для начала разберемся статистике газового добычи в Украине. В 2017 году украинские частные и государственные компании добыли 20500000000 м3 газа. Из них государственные компании (Укргаздобыча, Укрнафта) обеспечили 16400000000 м3. При этом газ населению продавала только компания «Укргаздобыча», согласно с возложенными на нее условиями специальных обязанностей. Укрнафта в свою очередь, так же как другие частные компании, торговала газом на промышленном рынке — где его цена более привлекательна (не близко 8 тыс. Грн / тыс. М3, а 12-13 тыс. Грн / тыс. М3).

В 2017 году Укргаздобыча поставила населению только 13900000000 м3 с 15,3 добытого газа (остальное — технологические потери). Тогда как население использовало 15800000000 м3. Таким образом, населению не хватает газа УГВ, и поэтому остальные приходится покупать за рубежом. (Данных за 2018 еще нет).

Относительно себестоимости — об этом мы подробно писали в статье «Что политики говорят о газе и из них ошибается?». Существует несколько показателей себестоимости. Первый, на который ссылается Рабинович (и который действительно составляет около 2500 грн / тыс м3) — это себестоимость добычи из уже существующих скважин, большинство из которых была разработана еще в советское время. Но любые месторождения истощаются, поэтому для устойчивого добычи компании необходимы инвестиции, и они в упомянутом Рабиновичем показателю себестоимости не учитываются. По данным Нафтогаза, добыча газа из уплотненных пород на новых месторождениях стоит от 180 до $ 280 за тыс. М3. Похожий показатель недавно называл председатель Укргаздобыча Олег Прохоренко. К сожалению, четкого расчета необходимых инвестиций и соответствующей себестоимости Нафтогаз и УГВ не оказывают.

В любом случае: если бы государство заставило государственные компании продавать газ населению по фиксированной цене, которая совершенно не учитывает инвестиции в будущее украинской добычи, то вполне возможно, что цена на газ можно было бы снизить. Но такая добыча продолжался бы долго, ведь месторождения истощаются. Тогда как сами компании оказались бы в убытках, а это большое нагрузку на госбюджет Украины (тогда как сегодня УГВ и Нафтогаз одни из лидеров по выплате налогов). И самое главное: в таком случае Украина вернулась бы в плановую экономику, где государство решает сколько, кому и по каким ценам предприятия должны продавать свой товар. А это уже совсем другая Украина.

Миф №2. Несмотря на Ассоциацию с ЕС, товарооборот Украины с ЕС упал
В начале года многие политики, по которым следит VoxCheck, критиковали ЕС за слишком низкие квоты на экспорт нашей продукции (на самом деле квоты были достаточными, а то, что некоторые производители выбирали их полностью уже в январе означает, что они и дальше могли экспортировали по обычным таможенным ставкам). Чуть позже политики вернулись к привычной тезиса о том, что ЕС требует нереальные от Украины условия сотрудничества. Но вместе с этим утверждением появилась новая тезисом — о том, что Ассоциация с ЕС не принесла Украине выгоду (это неправда, смотрите исследования Института экономических исследований и политических консультаций).
Данные правдивы, а вот выводы — ложные. Товарооборот упал не из-за подписания Ассоциации с ЕС, а за экономического кризиса в Украине после революции достоинства, войну с Россией и кризис на рынках экспорта Украины в 2014-2015 гг.

С 2013 года совокупный экспорт из Украины сократился на 35%, тогда как падение экспорта в ЕС составил 20%. Доля ЕС в структуре экспорта выросла с 26% до 37%. То есть на самом деле падение торговли с ЕС было меньше, чем с остальным миром.

Миф №3. Госдолг безумно вырос в последние несколько лет
Тема обслуживание государственного долга была острой в течение всего года — ведь именно в 2018-2019 годы Украина отдает пиковые объемы кредиторам (подробнее читайте аналитический експлейнер на тему госдолга). Чем ближе к выборам, тем чаще топовые политики пытались откреститься от госдолга: мол, текущие выплаты касаются долгов, взятых предыдущими правительствами. В частности, об этом говорили Юлия Тимошенко и Владимир Гройсман: первая — о том, что сегодня Украина отдает долги, взяты не в ее времена премьерства, тогда как второй — текущий правительство вынуждено отдавать чужие долги. На самом деле правда посередине, и в начале следующего года VoxCheck выпустит фактчек на эту тему.
На конец 2009 года госдолг был $ 39800000000 или 33% ВВП. Сейчас — $ 77050000000 или 71% ВВП (данные на 30 апреля, последние доступные данные на момент цитаты Тимошенко). Однако к концу 2013 долг составлял почти такую ​​же сумму, как 2018: $ 73200000000. Только тогда это было 40% ВВП, а не 71%.

То есть в долговую яму нас втянули не сейчас, а еще во времена Януковича. Кроме того, отношение долга к ВВП выросло не только из-за новых заимствования, но и из-за падения ВВП и девальвацию гривны в 3 раза в 2014-2015 гг, поскольку в основном долг был валютный.

Миф №4. Экономика растет из-за роста цен
Политики часто комментируют экономику, не совсем понимая в ней (для экономической просвещения VoxUkraine создала два онлайн-курсы, где можно получить базовые знания по экономике и по экономическому фактчеку).
В последние три года (2016, 2017, 2018) украинская экономика растет более чем на 2% в год, и это реальный рост — то есть уже скорректировано на инфляцию.

Миф №5. Контрабанда в Украине не считается уголовным преступлением
Политики часто комментируют законодательство Украины, но в этой теме обычно нет главного общего нарратива, который продвигают политики. В эту тему попадают и утверждение о статусе украинского языка, и о военной доктрине, и о регламенте Верховной Рады, и о правах человека, и о незаконном назначении Супрун (фактчек на эту тему — по ссылке). Ниже — не самая распространенное утверждение по теме «законодательство» (поскольку таких нет), но достаточно показательное с точки зрения украинского политического дискурса.
Согласно ст. 201 УК контрабанда наказывается лишением свободы на срок от 3 до 7 лет. Если контрабандой занимается группа лиц по предварительному сговору или лицом, ранее судимым за контрабанду, или должностное лицо с использованием служебного положения — это карается лишением свободы на срок от 5 до 12 лет с конфискацией имущества.

* Данные на 31 октября 2018.

**https://voxukraine.org

Петр Порошенко, президент Украины
Владимир Гройсман, премьер-министр Украины
Юлия Тимошенко, лидер партии «Батькивщина»
Анатолий Гриценко, бывший министр обороны, лидер партии «Гражданская позиция»
Олег Ляшко, лидер партии «Радикальная партия»
Юрий Бойко, сопредседатель фракции «Оппозиционный блок»
Вадим Рабинович, лидер партии «За жизнь»
Андрей Садовый, мэр Львова, лидер «взаимопомощи»
Олег Тягнибок, лидер партии «Свобода»

По материалам: voxukraine.org