Медведчук повоюет с Ахметовым

178

Лидеры пяти маленьких партий, считающих себя левоцентристскими, собрались поговорить и задекларировать намерения о слиянии. Процесс вроде как запущен и это должно стать сигналом для других партий, которых ждут в новом объединении.

Первый форум «Украинской демократической Левицы» изначально не предполагал подписания каких-то исторических документов, вроде слияния партий и избрания главы нового объединения. Лидеры пяти маленьких партий, считающих себя левоцентристскими, собрались поговорить и задекларировать намерения о слиянии. Процесс вроде как запущен и это должно стать сигналом для других партий, которых ждут в новом объединении.

Собственно, объединение левых — не менее печальная песня, чем объединение правых. На этом фланге масса товарищей, которые на одном гектаре друг с другом не сядут, не говоря уже о дележе булавы. В 2007-м году самые популярные левые — КПУ — уже поднимали вопрос об объединении левых сил, но сами же в итоге этот процесс похоронили. Нечто вроде объединения можно было наблюдать на последних президентских выборах, когда несколько политических сил, включая парочку из составляющих сейчас «Левицу», работали на результат Петра Симоненко. Коммунисты обещали посмотреть, кто как себя проявит, а там уже размышлять о дальнейшем формате сотрудничества. И если, скажем, Василий Волга за старания был вознагражден креслом главы Госфинуслуг, то к тому же Станиславу Николаенко, являющемуся ныне одним из фронтменов «Левицы», Симоненко и Ко быстро охладели.

«Мы с коммунистами начинали объединение, — пожимает плечами Николаенко, — но после президентских выборов, когда помогли Симоненко с 2% выйти на 3,5%, он и его окружение просто потеряли к нам интерес. Хотя мы не ссорились».

Коммунистов, в общем-то, понять можно. Каких-то реальных процентов карлики им не прибавят, но крови попьют и избирательные списки вытопчут изрядно. Поэтому все разговоры об объединении, которые велись из лагеря КПУ, изначально не звучали серьезно. К тому же, коммунисты сами зализывают раны от внутреннего раскола, когда бунт подняла крымская парторганизация во главе с Леонидом Грачом. Грача, кстати, ждали в качестве гостя на форуме, но он сослался на проведение конференции своей новой партии — КПРС. Приглашали и таких знатных левоцентристов как Кличко с Яценюком, но те тоже почему-то не пришли.

«Привет, молодежь!» — такое приветствие друг друга гостями форума звучало, скажем так, весьма иронично. Беглое визуальное оценивание собравшихся наводило на мысль, что левые идеи пока не слишком популярны среди молодых людей. Две эффектных блондинки возле столика регистрации партии «Справедливость» были исключением, лишь подчеркивающим правило.

«А где же молодежь?» — поинтересовался «Главком» у одного из немногочисленных представителей молодого поколения — экс-социалиста, а ныне пребывающего в партии Винского Евгения Филиндаша.

«Молодежь — в буфете», — отшутился тот. — На самом деле, процентов 15 молодежи у нас точно будет».

Появившийся шеф Филиндаша Иосиф Винский в ожидании начала форума предварительно обрисовал «Главкому» открывающиеся перед левым движением перспективы:

«Пока есть только пять партий, но мы бы хотели объединить 10-15. Сегодня вот УСДП подключилась, еще с тремя партиями ведем консультации, говорим и с партиями, которые, может, не совсем левые, но все равно это было бы неплохо.

Я вообще считаю, что социал-демократия вышла из Западной Украины — вспомните Франко. Просто из-за политики КПСС красный цвет на этой территории отвергается априори. Хотя люди едут в Западную Европу работать и говорят, что там им нравится, то есть левоцентристская политика их устраивает. Но идея левцоцентризма, если мы донесем ее до людей адекватно, будет воспринята и на Западе, и на Востоке. Мы не будем участниками Партии регионов, но не будем и участниками БЮТ. Наш проект — идеологический. Если хотите, мы — конструктивная оппозиция, ориентированная на ценности евросоциализма. Лично я не буду претендовать на лидерство в партии и говорю об этом сейчас. Мы хотим, чтобы лидером был новый человек — 35-40 лет, не отягощенный историческими проблемами и неприятным шлейфом».

Замечен был на форуме и политолог Виктор Небоженко, обнимавшийся с Николаенко.

«Надо же что-то делать, поскольку разложение идет как на стороне правых, так и левых, — размышлял он. — Наступило время собирать камни — пусть объединяются, ищут какой-то новый образ для себя. То, что они встретились и собираются что-то делать, уже хорошо. А мощные организации с большими процентами получаются сходу, только когда речь идет о телевизионном проекте».

Так как лидера у нового объединения пока нет, пятерка в президиуме (Винский — «Народна влада», Николаенко — «Справедливость», Буздуган — СДПУ, Загородний — СДПУ (о), Сухий — УСелДП) вела заседание по очереди, хотя наиболее шумным был весельчак Николаенко, который и держал речь первым. Оратор рассказал о массовом протрезвлении людей, пришедших в ужас от проводящихся реформ, и о трети потенциального социал-демократического электората. Пробема только в том, чтобы правильно противостоять «олигархическим партиям». Борьба с олигархами и восстановление социальной справедливости, в общем-то, и будут главными задачами «Левицы». Упомянули и Фирташа (куда же без него?), которому каждый гражданин страны должен отдать 800 гривен, и вышедший недавно рейтинг богачей журнала «Форбс». Собравшихся расстроило, что Ахметов в кризисные годы увеличил свое состояние плюс пополнили список миллиардеров три агромагната — Косюк, Веревский и Бахматюк, заработавшие свои миллиарды на обнищавших селянах. По поводу персоны лидера Николаенко высказался, что «на политической печи лидерами не становятся», а доказывать претензии на лидерство надо в борьбе. Непонятно только с кем бороться — с олигархами или с конкурентами-единомышленниками.

Заменявший отсутствовавшего лидера «селян» Дмитрия Андриевского Василий Сухий сказал, что «Левица» готова принять тех, кто «хорошо учил биологию и знает, где взять деньги», а Юрий Буздуган, поделив на части буханку хлеба и выбрав кусочек поменьше, продемонстрировал, какую несправедливо маленькую долю в производстве продукта занимает зарплата (60 миллиардов долларов, по его подсчетам, не доплачивается с зарплат и пенсий). Буздуган еще и нагнал пессимизма, заявив, что полон скепсиса насчет объединения. «Эсдек» (не объединенный) рассказал историю, как в Риме водитель грузовика одбрительно сигналил, увидев на нем бейджик с собрания левоцентристких партий. «Вот если бы у нас так было,» — вздохнул Буздуган. И добавил: «У нас же плюнь в левоцентриста — попадешь в олигарха!» Собравшиеся подозрительно покосились друг на друга.

Дальнейшим выступающим говорить, собственно, было уже не о чем, разве что в той или иной форме повторять уже сказанное. Винский, вспомнивший такой негативный опыт объединения в своей биографии, как Каневская четверка, заявил, что если раньше власть была беспомощная, то сейчас — бесконтрольная: «Власть должна определиться: либо она на стороне власти, либо — на стороне олигархов».

Кто-то из представителей регионов посчитал, что пять партий в «Левице» напоминают пятерню, из которой можно и скрутить дулю власти, и сжать кулак. Пока, правда, ни один из этих вариантов неопределившуюся власть вряд ли напугает.

Что же в сухом остатке? Все вопросы были проголосованы единогласно, порадовав любителя порядка Винского, оценившего, что народ «не выпендривался». Была принята резолюция о создании единой партии, базирующейся на идеологии евросоциализма, ее будущее название опробуют на фокус-групах, вопрос с лидером может быть решен до 1 мая, а объединительный съезд состоится не раньше осени. При этом пока неясно, на технической базе какой партии будет создана новая. Деньги на раскрутку — членские взносы и, понятно, что никакого олигарха на расстоянии километра. На вопрос «Главкома», почему бы не создать коллегию лидеров, как в «Едином центре», Винский махнул рукой: «Это еще можно на сегодняшнем этапе, но когда будем участвовать в выборах, нужно единовластие».

Объективно говоря, ниша классической левой партии, которая бы могла отстаивать интересы наемных работников, а не гонялась за натовскими военными по Крыму и расставляла памятники Сталину, в Украине практически пустует. То, что партии крупного капитала идут на выборы, по сути, с левыми лозунгами — другой вопрос. Собственно, потенциально высокая поддержка левых идей в нищающем украинском обществе с его катастрофическим разбросом в доходах и каток идущих полным ходом реформ давно греют душу нынешних объединителей. Но кто эти люди? Идеология — идеологией, но, чтобы «жечь сердца людей», «сбитым летчикам», многие из которых еще недавно сотрудничали с антинародной властью, явно недостает харизмы, без которой при достаточно ограниченных ресурсах раскрутки просто никак. Что сейчас представляет из себя некогда грозная СДПУ (о), за которой еще стоит тень Виктора Медведчука, можно заметить хотя бы по ее партийному сайту, последняя новость на котором датируется 2007-м годом. Много вопросов вызывает возможное присоединение к «Левице» СПУ с называющим себя «солдатом Президента» Василием Цушко. Равно как и переговоры с ортодоксальным марксистом-ленинцем Грачом.

Вся надежда на молодого незапятнанного лидера, который устроит как Винского, так и Андриевского? На смешанную систему выборов, которая позволит провести в парламент брендированных мажоритарщиков? На полную несостоятельность власти, которая сама подарит голоса? Пока ответов на эти вопросы, похоже, нет у самих вдохновителей «Левицы», совокупный рейтинг которых болтается в районе нуля. Но зато они теперь смело могут говорить, что находятся «в процессе». И мечтать, как обронил кто-то из выступавших, когда-нибудь собраться не в тесном зале Дома кино, а во дворце «Украина». Который так облюбовали ненавистные олигархические партии.

glavcom.ua