Медузы в Днепре

264

Как к нам заплыли гости из китайской Янцзы и что из этого следует. Недавно Ассоциация рыболовов Украины сообщила, что в водах Днепра поселились пресноводные медузы. Также в ассоциации выразили обеспокоенность тем, что в результате промышленных и автомобильных выбросов, хозяйственных загрязнений, а также попадания в реки агрохимикатов после обильных дождей значительно повысилась минерализация воды в водохранилищах Днепра, что и дало возможность поселиться в каскаде Днепровских водохранилищ обитателям морских лиманов — бычкам, рыбе-игле и другим. Жаловались рыбаки и на то, что Днепр катастрофически зарастает и мелеет, образуя многочисленные острова.

Чуть раньше видели медуз и на пляжах возле города Днипро. “Я видела лет пять назад в Никополе, тогда очень удивилась, а местные жители объяснили, что этих медуз искусственно развели и запустили в Днепр, чтобы очищали воду. Не знаю, насколько достоверна информация, пишу, как нам объясняли люди», — удивлялись пользователи соцсетей появлению пришельцев.
Чтобы расставить все точки на “і”, разобраться с тем, что происходит с нашей главной водной артерией, корреспондент обратилась к заведующему кафедрой водных биоресурсов и аквакультуры Днепровского государственного аграрно-экономического университета, доктору биологических наук, профессору Роману Новицкому.
МНОГООБРАЗИЕ ВИДОВ УКАЗЫВАЕТ НА УСТОЙЧИВУЮ ЭКОСИСТЕМУ
“Медузы есть, но они не такая уж и редкость. В течение последних десяти лет появляются все новые и новые виды. Кто-то замечает их, кто-то нет. Для некоторых рыбаков было сенсацией, когда увидели рыбу-иглу, хотя она в наших водах встречается с 1937 года. Когда мы осуществляем контрольные выловы, то почти в каждой пробе ее встречаем. А кто-то впервые видит и говорит — сенсация! Но мало кто знает, например, что в Днепре есть медузы, есть два вида крабов — китайский мохнаторукий и голландский, которых мы выловили возле города Днипро еще в 2003 году. У нас есть наша собственная, днепровская сельдь. Осталась она здесь еще с 1950-х годов, когда поднималась вверх по Днепру и вылавливалась в больших количествах. Когда построили плотину Днепрогэса — здесь и осталась, и теперь не спускается вниз по течению. Ловят ее в районе Таромского (жилой район города Днипро, — ред.). А для людей это диковинка!” — говорит Роман Новицкий.
Поскольку темой докторской диссертации ученого были чужеродные виды Приднепровья, Роман Александрович уверяет, что половина тех видов, которые считаем здешними, на самом деле не наши. Например, горлица кольчатая, енотовидная собака, ондатра, карась серебристый. Но люди этого не знают и каждый раз удивляются таким фактам. Сегодня эти виды уже натурализовались, дали плодовитое потомство и стали привычными.

“Нужно понимать, что наша река Днепр — это живая система, которая сама себя регулирует. Человек, к сожалению, добавляет хлопот этой великой древней реке, ей нужно постоянно “переделывать” стоки, преодолевать влияние людей и тому подобное. Одним из таких проявлений способности самоочищаться реки является то, что видовой состав, например, не стоит на месте. Когда я был студентом и аспирантом (в 1990-х годах), мы писали в своих курсовых работах и научных статьях, что в Днепровском (Запорожском) водохранилище насчитывается 48 видов рыб. А сегодня их можно насчитать уже 60. То есть, с 1990-х по 2020-е годы только в одном водохранилище прибавилось 12 видов рыб!

Например, бычки: в пределах Приднепровья было их 4-5 видов, а сейчас — 10. Морские виды с удовольствием идут вверх течению и остаются у нас”, — объясняет Роман Новицкий.
Вот и не знаешь, радоваться такому положению вещей, или расстраиваться. Это хорошо или все же плохо и означает, что вода в реке становится худшего качества? Однако ученый уверяет: если увеличивается разнообразие, это для экосистемы хорошо.

“Это означает, что она устойчивая, что она не может погибнуть. Если бы биоразнообразие уменьшалось, в таком случае экосистема была бы слишком уязвимой, неустойчивой”, — уверяет Роман Новицкий.

Но соглашается, что пополняется она в основном не промышленными видами.

“Нам бы хотелось, чтобы появилась камбала, лосось или пиленгас, но, к сожалению, проникают небольшие бычки, которые во взрослом возрасте длиной с мизинчик. Все эти новые виды включаются в экосистему. Кто-то ими питается. Они кем-то питаются. Таким очень интересным примером чужеродного вида, который к нам проник и стал жить, стала и пресноводная медуза Craspedacustа. Если обратиться к историческому экскурсу, то в Европе ее впервые выявили в 1880 году. То есть, 140 лет назад.
Ученые очень долго определяли, откуда она взялась и как попала сюда. И лишь спустя почти 70 лет выявили, что это не американский вид, случайно завезенный, а именно китайский, из реки Янцзы. Она принадлежит к лимномедузам, которых известно свыше 50 видов, но Craspedacusta sowerbii — самая распостраненная и встречается в Европе, Украине, Азии, Китае.

Когда в конце XIX века аквариумисты перевозили растения, рыбок, видимо, перевезли и одну из стадий развития этой пресноводной медузы — полипы. Они маленькие, до миллиметра, и могут крепиться на икре, субстрате, каких-то камнях, водорослях. В Украине этот вид был выявлен в 1979 году украинским ученым Александром Протасовым (сегодня — сотрудник Института гидробиологии, доктор наук). Если не ошибаюсь — в водоемах-охладителях Чернобыльской АЭС. То есть, это не мутант, просто завозили, видимо, водоросли, или выпускали рыбу, чтобы она там разводилась. В Приднепровье этот вид пресноводных медуз выявили примерно в 1983-1985-х годах”, — говорит Роман Новицкий.

СЛУХИ О ВРЕДЕ, КОТОРЫЙ НАНОСЯТ РЕЧНОЙ ВОДЕ МЕДУЗЫ, ПРЕУВЕЛИЧЕНЫ
Возникает вопрос, почему мы ее не видим или видим только летом? Как объясняет ученый, все из-за того, что у медузы интересный жизненный цикл: почти 10 месяцев она находится на дне водоема в виде полипа (полипоидная форма) Это небольшие удлиненные цилиндрики размером со спичечную головку.

“Когда температура воды поднимается до +26, полипы размножаются почкованием и из этих частиц образуются маленькие медузки. Крупнейшие их формы — до 2 сантиметров в куполе, 2,5 см — это уже гиганты среди них.
Интересный момент: наибольшее количество этих медуз наблюдается в каскаде днепровских водохранилищ — Днепровском, Каховском, Киевском — в период с июня по июль, затем их количество уменьшается, фактически в сентябре этих форм уже не находят. Встречаются пресноводные медузы и в прудах, в озерах. Но сам факт, что в пресной воде есть медуза, людей и настораживает, и поражает!

В теплый период медузы дают потомство: из яиц, которые оседают на дно, образуются полипы, а взрослые особи погибают в прохладной воде.

Для людей эти существа совершенно безопасны, они не жалят, купаться в водоемах, где есть эти медузы, можно без проблем. Но когда их очень много, они приобретают черты хищников: выедают в большом количестве зоопланктон, питаются крупными формами зоопланктона — циклопами, дафниями, босминами. Таким образом, медузы становятся конкурентами многих видов рыб”, — объясняет ученый.
По его словам, в Днепре медуз очень часто видят возле Монастырского острова. В этом году их особенно много возле Воронцовского и Монастырского пляжей, возле села Волосское, выше — возле “Демоса” (причал АК “Демос” с. Карнауховка — авт.). В кубическом метре воды насчитывают более 500-600 экземпляров. В 2007 году наблюдалась тоже очень большое количество медуз — 400 экз/м. Но в этом году гораздо больше! Этому способствовала в первую очередь очень теплая зима без ледового покрова и быстрый прогрев воды.

“Фактически, это наглядное доказательство климатических изменений. Вероятно, если такая погода будет сохраняться и в дальнейшем, то появление медуз мы будем наблюдать ежегодно и, возможно, даже не только в июне, а в мае. Подчеркну, это пресноводная медуза, а не такая, что заплыла из моря, в морской воде она погибает”, — подчеркнул Роман Новицкий.

Климатическими изменениями объясняет он и то, что река Днепр мелеет, а в ее акватории образуются многочисленные острова.

“Повышаются среднесуточные температуры, Украина каждый день бьет рекорд за рекордом относительно температурных показателей, но у ученых две точки зрения: одни считают, что у нас наступает потепление, таяние ледников и повышение уровня мирового океана и что это продлится долго — десятки и сотни лет; другие ученые считают, что мы находимся в рамках малого ледникового периода, и закончиться этот период может через 10-15 лет и снова будет похолодание. Чтобы занять сторону одних или других, нужно понимать, что у нас происходит вообще. Планета — тоже живой организм, она дышит, она “пот вытирает”, вокруг Солнца крутится, то есть все может быть! То, что сейчас происходит: да, повышается температура, содержание СО2 в атмосфере, повышается и уровень Мирового океана, в то же время высыхают малые реки. У нас почти все реки и водоемы зависят от атмосферных осадков. Если они есть, река будет полноводной, нет — река мелеет. И если это длится 2-3-4 года, то может и вовсе исчезнуть”, — объясняет ученый.

За последние 20 лет только в Днепропетровской области исчезло более 20 рек длиной от 10 до 50 километров. И такое будет наблюдаться, возможно, еще лет 5-10, потом они снова могут восстановиться. Обосновывают это тем, что периоды потепления-похолодания цикличны.

“В больших городах, к сожалению, мы видим, что температура становится очень высокой — 30-40 градусов. Этому способствует как деятельность человека, так и “бетонные джунгли”, уменьшение в городах зеленых насаждений. В то же время сама площадь городов увеличивается. А это все также влияет на нас, на состояние рек. В последние годы мы наблюдаем бурный рост сине-зеленых водорослей. Днепр, к сожалению, стал сточной канавой для промышленных стоков, посмотрите, сколько только в нашем городе автомобильных моек.

Мы не перешли, как Европа, на бесфосфатные моющие средства, а именно азот и фосфор вызывают к жизни сине-зеленые водоросли. Всего один грамм азота способен питать почти тысячу граммов сине-зеленых водорослей. Нужно понимать, что когда мы стираем белье и затем выливаем фосфоро- или нитрогенносодержащую жидкость в канализацию, мы таким образом “кормим” до полутонны сине-зеленых водорослей. Поэтому такие моющие средства однозначно нужно запрещать, и сейчас уже есть петиция на сайте Президента о таком запрете.

Дальше — необходимо строить очистные сооружения. В Днепр не должно попадать абсолютно все. Очень часто аграрии распахивают поля почти до самого берега. Для чего в Водном Кодексе прописаны водоохранные защитные полосы? Чтобы всевозможные пестициды, фунгициды не попадали непосредственно или в реку, или в грунтовые воды. Но они все же попадают и приводят к минерализации воды и ухудшению ее качества”, — констатирует Роман Новицкий.

НУЖНО НАЧИНАТЬ С ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Какие же перспективы у Днепра в такой ситуации?

“Хочется сказать, что надежда умирает последней. Но я начну с конца: для того, чтобы заниматься экологическими проблемами, поднимать какие-то болезненные темы, нужно, чтобы было образование. Нужно, чтобы люди понимали, почему стоит любить природу, почему нельзя убивать змей, разрушать птичьи гнезда, почему нельзя мыть машину возле водоема. Когда человек высокообразованный, я убежден, он не оставит после своего отдыха в лесу мусор, не помоет канистру из-под бензина в воде. Нужно начинать с экологического образования, с осознания того, что мы живем в природе, окружающей среде — и в зависимости от того, как ты живешь, то и получаешь!” — уверен ученый.

Он привел убедительный пример Германии, где в Бундестаге 40 процентов мест занимают «зеленые» депутаты, которые отстаивают экологические проблемы.

“Я не призываю к тому, чтобы мы сейчас выбирали “зеленых”, а настаиваю на том, чтобы каждый из нас понимал, что мы с вами живем в природе, которая меняется и которую мы будем передавать в наследство своим детям. Должна быть экологическая основа, экологическая грамотность! Если мы, люди, будем экологически грамотными, если наши чиновники будут экологически грамотными, если у нас будут приниматься экологические законы, думаю, что мы будем менять сегодняшнее сугубо потребительское отношение к природным ресурсам. Природа может прекрасно обойтись без человека. Зона отчуждения в Чернобыльских лесах показала, что и животный, и растительный мир без вмешательства человека хорошо восстанавливается. Таким образом, если не будет влияния на Днепр, река полностью очистится за 3-4 года”, — говорит Роман Новицкий.
Поддерживают ученые и мнение о том, что бассейн Днепра нужно освобождать от дамб, нужно восстанавливать естественное движение течения.
“Если брать всю нашу гидроэнергетику, то она дает всего лишь 2% электроэнергии для страны. Но все эти дамбы, построенные 70-50 лет назад, подняли уровень воды и города зависят теперь от сегодняшнего уровня водохранилищ. Если разобрать дамбы, уровень воды упадет, где-то на 5, где-то — на 7 метров, а все причалы, водозаборы, инфраструктурные объекты останутся в 50-70 метрах от воды.

Такой катастрофы никто не хочет! Однако нужно разбирать дамбы, плотины, пересыпи на малых реках. Базавлук — очень красивая река, но полностью превращена в каскад зеленых и желтеющих водохранилищ без течения. На реках Чаплинка, Тритузная, Орель есть очень хорошие подворья, хозяева которых поотводили от основного русла себе каналы, то есть они отнимают у великой реки ее силу на свои пруды или заводи. А такого не должно быть! Река должна быть рекой. И от этого зависит скорость протока.

Я как эколог обеими руками “за”, чтобы были паводки! Конечно, не такие, как в Карпатах. Наши реки приспособлены к тому, чтобы где-то пошел дождик и созданный им поток воды поднял на несколько метров уровень, вода промыла русло, может, поля где-то подтопило, но смыло всю грязь и снова речка чистая и глубокая. Когда мы начинаем регулировать, ставить дамбы, река высыхает.

Можно еще где-то точечно почистить, и мы осуществляем такие проекты. Для Орели мы предлагали ставить специальные перемычки — геотубы. Кладется сетчатая туба с камнями и через нее направляется поток воды. Весной необходимо, чтобы вода не просто сбегала, а сохранялась небольшими, до 20 см глубиной, плесами. В таком случае река будет немного глубже и будет сохранять весной-летом водные запасы. Но с таким предложением не согласилось местное население, считая, что таким образом поднимется уровень грунтовых вод и затопит их погреба”, — рассказывает Роман Новицкий.

Один из способов очистки реки — биомелиорация водоема. Весной студенты аграрно-экономического университета приобщались к эксперименту по изготовлению и установке на Днепре искусственных нерестовых гнезд. Результатом эксперимента, руководителем которого был Роман Новицкий, заинтересованы должны были бы быть не только рыбаки-любители, но и промышленники.

“Это мы сейчас 100 гнезд выставляли, а раньше (в 1980-1990-х годах) их по 10 тысяч штук, бывало, ставили! И это только в Днепропетровской области. Мы показали, что этот метод нужно восстанавливать. Вместо того, чтобы тратить большие средства на зарыбление, можно просто помочь рыбе, добавить ей нерестилищ, которых так не хватает в техногенно измененных акваториях!

Мерами биомелиорации должны были бы заинтересоваться рыбаки-любители, фермеры и промышленники в первую очередь. Кстати, если брать рыболовов-любителей, то в Украине крупнейшей добровольной общественной организацией было Украинское общество охотников и рыболовов (УООР). Раньше, если ты хочешь порыбачить или поохотиться, ты был обязан как член организации что-то сделать для восстановления природы: отработать на охране водоемов, сделать несколько искусственных нерестилищ, поучаствовать в зарыблении и тому подобное. В лучшие времена в УООР было больше 500 тысяч членов.
Кроме них, у нас много промышленных рыбаков. Если раньше на акватории Днепровского водохранилища было только 2 рыбколхоза — “Красный рыбак” и “Днепр”, то на сегодня у нас больше 25 пользователей. Это физические лица-предприниматели, частные предприятия, которые ловят рыбу. Все они обязаны либо зарыбливать водохранилища, либо выставлять нерестовые гнезда или другим способом компенсировать объемы вылова. Я считаю, что эти 10 тысяч гнезд, которые всегда раньше ставили на водохранилище, должны они выставлять. И тогда рыбы у нас будет море!
Кроме того, отмечу, что последние 5 лет еще и очень хорошо работают рыбоохранные структуры. Во время нереста вы не увидите на воде никого, все с берега только ловят на удочку. Если мы дадим рыбе отнерестовать, то в следующем сезоне у нас рыбы будет в 5 раз больше”, — уверяет Роман Новицкий.

По материалам: argumentua.com