Кого коснется утилизационный сбор

348

Киевское предприятие «Укрвторчермет» с оборотом 2,1 млрд гривен занимается сбором и переработкой металлолома еще с довоенных времен. В середине 2000-х годов компания решила стать пионером в новом направлении для нашей страны – утилизации автомобилей. В новую линию по переработке старых машин (шреддерному производству) было вложено $5 млн. Но окупить инвестиции не удалось: загрузка мощностей оказалась меньшей, чем ожидалось, а за более качественный лом (типа «шреддед») покупатели доплачивать не хотели.
С тех пор повторить попытку «Укрвторчермета» в Украине не решался никто, но вскоре у компании могут появиться последователи. С 1 сентября 2013 года вступят в силу два закона об утилизационном сборе, которые обяжут импортеров автомобилей платить дополнительный сбор за переработку их авто, а украинских производителей – решать проблему б/у машин самостоятельно. Владелец корпорации «УкрАвто» и депутат Верховной рады Тариэл Васадзе обещает, что в результате в Украине будет создано более 150 пунктов по сбору автолома и около 10 утилизационных центров. Forbes нашел три причины, почему эти планы могут не сбыться.
1. Спрос есть, нет предложения
На британском заводе в г. Ньюпорт австралийско-американской компании Sims Group каждый час можно почти в буквальном смысле стирать в порошок до 450 авто. Это – крупнейшее шреддерное производство в мире. Если отдать ему в утиль все старые авто в Украине (до 1985 года выпуска), этот завод можно было бы загрузить почти на 20 месяцев непрерывной работы. По подсчетам корпорации «Богдан», на начало 2011 года в Украине насчитывалось 2,1 млн автомобилей старше 1985 года выпуска.

Спрос на продукты переработки – то есть металлолом – в Украине также, казалось бы, есть. С ноября 2012 года мы не экспортируем, а, напротив, ввозим из-за рубежа лом черных металлов. Лишь с января по июнь, согласно данным Министерства доходов и сборов, его импортировали около 100 000 тонн. Но инвестировать в шреддерный бизнес никто не решается. Почему?
Несколько лет назад киевская компания «Элан», которая специализируется на утилизации техники, попыталась расширить свой ассортимент и б/у автомобилями. «Элан» принимал старые машины у собственников, разбирал – вручную – на запчасти, а ненужный остаток продавал на металлолом.
Бизнес не пошел. Отдать автомобиль «в утиль» за долгий период работы решилось не больше 10 человек, и от этого направления отказались. «Украинцы хотят получать деньги за то, что сдали авто на металлолом, а мы платить не могли, напротив, еще и брали небольшую комиссию за утилизацию», – говорит специалист по технической экспертизе «Элана» Алексей Шевалин.
Роман Тополюк из Concorde Capital объясняет: у владельца старого автомобиля есть выбор – продать машину на запчасти на авторынке, или отдать ее «в утиль». «В первом случае он может выручить условно $300-500, значит, и в случае утилизации авто его выгода должна быть сопоставимой», – подчеркивает он. Но для этого цены на металлолом в Украине должны быть выше – сейчас его тонна на оптовом рынке стоит $260, то есть, за переработку легкового авто весом в 1,5 тонны можно выручить $390 (без учета цветного лома). «Росту цен мешает ограничение на экспорт металлолома из Украины», – считает аналитик Concorde Capital.
2. Плохой опыт
Правительство на деньги налогоплательщиков пытается сделать то, что во всем мире является прибыльным бизнесом, говорит генеральный директор Всеукраинской ассоциации автомобильных импортеров и дилеров Олег Назаренко. «Это как брать налог с посетителей столовой на то, чтобы построить ресторан», – приводит он аналогию.
По крайней мере, одну такую попытку, хотя и в меньших масштабах, Кабмин уже делал. Еще в 2001 году в Украине был введен сбор на переработку упаковки и тары. С тех пор ежегодно на счет ГП «Укрэкоресурсы» производители тары и ее импортеры платят около 100 млн гривен (2012 год – 120 млн гривен).
Задача госпредприятия – создание систем по сбору, сортировке и утилизации мусора. За эти деньги ежегодно можно сдавать по два-три перерабатывающих объекта, отмечает руководитель национального проекта «Чистый город» Иван Алексеевец. Но за десять лет ГП смогло запустить лишь одну сортировочную линию на Левом берегу в Киеве в апреле 2013 года. Да и она, говорит Алексеевец, довольно примитивна и не решает проблемы накопления мусора.
Директор «Укрэкоресурсов» Дмитрий Родионов возглавил госпредприятие в 2012 году и не берет на себя ответственности за результаты работы предшественников. Он обещает, что в ближайших планах госпредприятия – запуск в эксплуатацию больших мусоросортировочных линий в Днепропетровске и Львове.
Однако даже если так, время уже потеряно, и сотни миллионов гривен, собранных за десятилетие с бизнеса в виде сборов, потрачены на невнятные цели.
То же самое сейчас происходит в России – но уже именно с утилизационным сбором. В сентябре 2012 года Москва первой подала пример Киеву, внедрив утилизационный сбор на импортные авто. Благодаря ему, за год в российскую казну должно поступить 54 млрд рублей ($1,6 млрд.). Но с тех пор новых мощностей по переработке авто в России не появилось, и планов по их созданию нет, констатирует профессор кафедры торговой политики российской Высшей Школы Экономики Андрей Портанский.
Все шесть российских шреддерных производств, которые сейчас занимаются утилизацией автомобилей, были построены до 2008 года, добавляет Назаренко. Правда, в отличие от Украины, в России изначально утилизационный сбор рассматривался не столько как защита экологии, сколько как протекционистская мера, уточняет Портанский.
3. Собрать деньги – полдела
Последние три года финансирование экологических программ в Украине растет двузначными темпами – в среднем на 30% ежегодно. Только в прошлом году на финансирование природоохранных мер из госказны было потрачено 5,3 млрд гривен, свидетельствует отчет о выполнении госбюджета-2012. С учетом административных расходов в прошлом году через Минэкологии и входящие в его орбиту структуры было распределено 8 млрд бюджетных гривен.
После внедрения утилизационного сбора динамика расходов министерства обещает стать еще более выразительной. Согласно новым законам, утилизационный сбор будет частью экологического налога и должен поступать не в общий, а в специальный фонд госбюджета. Главный распорядитель этих средств – Минэкологии.
Правда, сколько поступлений новый сбор добавит в бюджет, в Украине никто не знает. В пояснительной записке к первоначальной версии проекта закона говорилось о дополнительных 2 млрд гривен. В документе, подписанном президентом, размер сбора был значительно снижен, и оценить потенциальные поступления от его введения теперь не могут ни в Министерстве доходов и сборов, ни в Минэкологии.
Но даже если разница будет существенной и сборы окажутся меньше первоначальных расчетов, скажем, на порядок, доходы бюджета все равно вырастут значительно – на 200 млн гривен. Этого хватит, чтобы построить три завода по утилизации – по оценкам владельца «УкрАвто» Тариэла Васадзе, инвестиции в один завод составляют около 7 млн евро.
Но механизм распределения средств до сих пор неизвестен: сколько производств по утилизации планируют построить в Минпромполитики, сколько – частные инвесторы и будет ли государство компенсировать им расходы. Хотя главным распорядителем этих средств будет Минэкологии, отвечать за создание утилизационных мощностей должно Министерство промышленной политики. Для этого в Минпроме уже создана специальная рабочая группа. Есть ли у Минпрома какие-то наработки в этом вопросе, узнать не удалось: телефон министра промышленной политики Михаила Короленко вчера, 5 августа, был вне зоны доступа.
Другими словами, меньше чем за месяц до вступления закона об утилизационном сборе в силу в правительстве есть понимание, лишь как взимать этот сбор, но нет – как правильно эти деньги тратить.

По материалам: forbes.ua