Как в Киеве милиция взаимодействует с самообороной

271

Неделю назад корреспонденты INSIDER стали свидетелями, как двое неизвестных пытались ограбить "Сильпо" на Подоле. Первыми на место происшествия прибыла не милиция, а местная самооборона.
Поэтому редакция решила узнать больше, как работает сейчас милиция и взаимодействует с самообороной.
Если милиция не может, Самооборона поможет
Как оказалось, группы самообороны в районах Киева сильно "всохлися". Петр Корогодова, который организовывал массовые жены на Русановке в конце февраля, сейчас проводит совместные патрулирования с милицией только по пятницам и субботам.
Но в некоторых районах, например на Подоле и в Святошинском, еще активно действуют.
Например, прямо в Святошинском РОВД в выделенном помещении расположена самооборонивська "база 109" (названная так по номеру дома).
- Ну, мы с менты не целуемся, но отношения нормальные.
В некоторых подразделениях утверждают, что милиция оказывает доступ к радиопереговоров, в других признают подслушивают. Милиционеры во всех отделениях знают, что их волну слушает Самооборона.
"Мы, бывает, перегибайте палку. Ну если менты нарика отпустят, то мы хоть от * дить можем. Или если пьяный свою семью бьет - мент зайти без разрешения в квартиру не может. А мы спрашивать НЕ будем. Зато у нас на Борщаговке реально стало спокойнее ", - говорит один из самообороновцев.
Милиционеры относятся к сотрудничеству с самообороной очень по-разному.

- Мы после первых дней обменялись телефонами. У меня есть телефоны разных сотников. А бывало, приходили и вимахувалися: и я герой Украины, я с Самообороны. Я говорю:

- Подожди, щас ваших вызову! Теперь все нормально: они знают, что милиция может вызвать самооборону.

Некоторые милиционеры смеются, что они начали пугать буйных самообороной.

- Говорю ему: щас вызову ребят - а в них методы свои.

Почти все рядовые ППСники говорят о самооборону, что те "нормальные ребята", хотя и посмеиваются за "игры в милицию". Критикуют за то же "перегиб палки", о котором говорили и сами самообороновцы.

Есть проблемы с самозванцами:

- Большинство Самообороны мы знаем. Но самообороной любой назваться может.

- Были такие, что разгромили игровые автоматы, деньги себе забрали. Возбуждено уголовное дело.

В горячие времена Самооборона требовалась милиции и для защиты. 18-20 февраля нарядов на районах не было "из-за агрессивности населения". Вокзальные ППС хвастаются, что они единственные оставались:

- Ко мне один подошел: О, можно с вами сфотографироваться? Первый раз за три дня живого мента вижу!

Но иногда и они отступали:

- Прошла информация, что на вокзал идут полторы тысячи людей с битами.

Захватывать вокзал. Я говорю: я Манав, я снимаю наряд. Мы пошли, сдали оружие и вернулись без пистолетов. Потому ладно нас побьют - то хоть ствол не возьмут.

Потом им выдали желто-голубые ленты и флаги. Все до единого, с кем я об этом говорил, относятся к этому скептически:

- Разнарядка сверху.

- Ну, чтоб показать, что милиция с народом, - и после паузы: - Милиция всегда с народом.

- У меня и сейчас есть лента, - достает из рукава. - Но если на то пошло, у меня и на шевроне желто-голубая лента, вот.
Договориться о присутствии на патрулированиях с милицией, оказывается, довольно просто - нужно просто прийти в РОВД и попросить. В трех случаях из трех меня записывают, проводят до заместителей начальника. Там походы по соседним кабинетах. Договариваемся о времени и месте.

Милиционерам хочется выговориться. Когда их больше одного - после первых двух-трех фраз всех прорывает.

- Они говорят о преступные приказы? Помните видео Захарченко, где он говорит о боевом оружии? Что услышал милиционер? Статью пятнадцать закона о милиции (правила применения огнестрельного оружия, - INSIDER). Что он сделает? - Офицер берет под козырек.

- Я вам скажу, что такое преступный приказ, - подхватывает другой. - Это когда волынским "Беркута" сказали: Езжайте домой своим ходом. Ждите! Вы нас сюда привезли.

Милиционеры жалуются, что "беркутовцев" сделали врагами народа, как сейчас делают на востоке врагом "Правый сектор". А изменений в стране, по сути, пока не произошло, у власти остались те же, что были несколько лет назад.

- Кто? Ярема? - Офицер произносит это, как ругательство (вице-премьер Виталий Ярема в середине 2000-х возглавлял МВД Киева, - INSIDER).

- И это они меня люстрировать хотят. Да если меня люстрируют, моя семья только скажет: наконец.

- Сейчас к нам относятся, как обычно. А во время Майдана было: стоишь ты, выслушаешь и про себя, и про маму свою ... А что ты сделаешь в форме. Вот ты и хлопаешь глазами.

Всю неделю, пока общался с милицией, у меня в голове звучал строчка из песни: No one knows what it's like to be hated ("Никто не знает, как это, когда тебя ненавидят".)

Расспрашивая о Майдане и послемайданной время, от нескольких офицеров я услышал историю о разборках с "Белым молотом" в марте.

- Они приехали, здоровые мужики с "калашами", и давай ими махать. Мы им говорим: все закончилось, что нам теперь делит? Посмотрите вокруг: это не Майдан, а спальный район.

- И что, вы их задержали за "калаши"?

Офицеры фыркают.

- В девяностые было проще. Там если бандит, то бандит. Он знает, что у него жизнь такая: виляты, чтобы его не поймали. Тогда бы бандит достал оружие в присутствии милиционеров - у него были бы серьезные проблемы. А щас все политизировано. Ты его задержишь, а потом окажеться, что он герой Украины - и ты в СИЗО, а семью забрасывают яйцами.

- Я вам скажу, а вы хотите пишите, хотите не пишите. Милиция полностью дезориентирован. От рядового до высшего начальства.

Вокзал для семи

Первое дежурство на вокзале. Милиционеры получили "Макаровы" и спецсредства в вооруженной комнате и выстроились перед заступлением на смену - с девяти вечера до девяти утра. Заступает семь человек, преимущественно в звании прапорщиков. Кроме них, есть еще несколько офицеров.

- Напоминаю, что проводится операция "Крепость", а также добровольный месячник сдачи оружия. Кроме того, товарищи милиционеры, с нами сегодня журналист. Прошу любить и жаловать.

Хожу по вокзалу то с одними, то с другими. Например, по т.н. "Конкурса" над путями. Двенадцать часов ходим по кругу. Другие ППСники дежурят в вестибюле, третьи - у метро. Вечером после матча "Динамо" - "Шахтер" дежурит кинолог с овчаркой: ждет болельщиков, которые будут возвращаться домой электричками.

- Иди сюда, - возбужденно говорит командир ППСников. - Сейчас фаны свергнут!

- Из метро звонили, там вагоны ходуном ходят, - пересмиюються ППСники.

Фаны вываливаются волнами:

- Путин * уйло, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла!

- Я с тех пор здесь начал работать, ненавижу футбол, - смеется командир, майор Сергей Король.
Он - единственный ни разу не жаловался на отношение граждан. Только на бедность как милиционеров, так и милиции в целом - на это жаловались все без исключения.

- Зарплата две тысячи. Вот ППСники и трясут бабушек, чтобы выжить, - говорили в одном из отделений.

Конечно, взять комментарий хоть у того, кто "трясет бабушек", не удалось.

В некоторых отделениях говорили, что приходится покупать самим все, кроме пистолетов.

Между тем на вокзале фаны садятся в электрички: на Фастов, Яготин, Нежин. (Донецких возят отдельно и не через Киев-Пассажирский.) На Фастовской электричке, где фанов больше, едет наряд фастовских ППСников.

После закрытия метро на вокзале остаются те, кто здесь ночевать.

Кроме людей, которые ждут утренние поезда или базарных бабушек в кожухах, пахнущие сеном и навозом, здесь и неизбежные пьяницы и бездомные.

- Ты еще за ночь увидишь, какой здесь гнидник. Не то, чтобы я не знал.

Когда перехожу от одного поста к другому, подходит "титушка" в спортивном костюме, морщит лоб и просит накормить.

- Я бы мог кому-то башку проломит, но на .. я? Накорми, а, браток? Давай телефонами обменяемся, и если че, надо кому голову проломит - соберем пару пацанов с битами и бреши. Без денег. Но только один раз. Чисто по-пацанячьы.

Я купил ему шаурму.

Во многих милиционеров расспрашиваю о случае, который видел значительно раньше. Тогда милиционер кулаком в живот бил бездомного, а когда я подошел защитить, сказал: "Если ты такой умный, домой его забери".

Милиционеры вздыхают.

- Я никого не хочу оправдывать. Я сам двенадцати уволил, как сюда пришел, - говорит майор Король, командир. - В том числе двух по уголовным производствами.

- Они также граждане Украины, - говорит другой.

- Они сейчас знают свои права! - Говорит третий.

Но в час ночи я же становлюсь свидетелем зачистки. Все просто: кроме семерых милиционеров, на вокзале есть сорок охранников от негосударственной службы "Форпост-Оберег", которую нанимает "Укрзализныця".

Зачистка происходит быстро и прямо за спинами милиционеров, которые удаляются, не оборачиваясь. Охранники проходятся рядами спящих на стульях.

- Да, дед! В противоположную сторону, - выталкивают одного бездомного.

Дед привык. Он не сопротивляется.

"Подборка специалистов"

На дежурство в Днепровском районе заступаю от четырех дня и до четырех утра: в горячее время машин больше, чем утром и до обеда. Из-за отсутствия бензина выезжаем с опозданием. УАЗ "Патриот" поскрипывает при езде. В соседнем автопарка водитель-сержант "продувается" (проверка на трезвость), затем авто заправляют по талонам. На смену дают 15 литров.

- А это проститутки! - Начинает показывать "территорию" командир.

- Только если мы у них будем, они укусят нас за ухо, - говорит зам.

- А там от одного воздушного поцелуя можно туберкулез подхватить, - подхватывает командир.

Командира зовут Иларион, его заместителя, который оформляет рапорты по каждому вызову, - Иван, водителя - Дмитрий. Сначала они, конечно, напряженные, но чем дальше, тем больше розвеселяються и в течение смены половину времени смеются.

По рации передают о только похищен черный Lanos.

- Процентов сорок вызовов - угоны. Предпочтительнее оказывается, что кто-то пьяный забыл, где машину припарковал. Или женщина забрала, а ему не сказала.

По плану "перехват" становимся во дворах и пристально смотрим на улицу, до следующего вызова.

- Да тот черный Lanos уже давно под Борисполем или Броварами.

Машину за время дежурства мы не нашли.

Медленно патрулируем улице, но бензина на то, чтобы всю смену проезжать, может не хватить, поэтому примерно каждый час становимся на 15 минут. Возле метро "Черниговская" к машине подбегает женщина:

- Вы чего здесь стоите? У вас трупы валяются!

- А где именно?

- А вы не знаете!

- Ладно, поехали, - и когда машина трогается, Иларион возвращается ко мне. - Это одна из наших специалистов.

- Как как?

Экипаж смеется.

- Ну все они специалисты в чем-то. У нас тут на районе неплохая подборка специалистов.

Эта, например, трупы собирает.

- Ага. У другого негры с крыш стреляют.

- А эта бабушка, сколько ей, ч восемдесят уже? Так ее сосед "облучае". И она спит в кухне на столе, потому что это единственное место в квартире, куда облучение не достает.

- А вы можете не получить, если знаете, что это неадекват?

- Должны ездить на все вызовы, - говорит Илларион.

Иван подтверждает:

- Я раз ездил на подозрительные воздушные шарики смотреть.

На телефон приходит SMS.

- Камандир! Зарплата пришла!

- Какая?

- Страшная! Как всигда!

Они смеются.

У этого 2400 гривен после 13 лет службы. Другой - начальник уголовного розыска - говорил о 3500.

Судя по тому, как мало едят и пьют на изменении, пока я покупаю шаурму "титушкам", действительно бедные, и особых вариантов заработать на пьяница я не видел. Зато под одним из РОВД стоял Lexus.

- Я из прокуратуры, - вышел из него человек и прошел, не показывая удостоверение.

Всю неделю расспрашиваю всех, почему же они остаются в милиции.

- Я милиции уже пятнадцать (одиннадцать, семнадцать) лет отдал, - говорят несколько раз.

- А кому я еще нужен? - Отвечают не менее часто.

- Сначала романтика. А через полгода семья говорит: может, хватит уже?

То, что следует, хотя об этом не говорят прямо: соцгарантии или надежда на них. Ранний выход на пенсию. Некоторым даже предоставляют жилье типа "комната 13 квадратов на четырех".

- Если бы в девяностые была другая работа, черта с два я пошел бы. В бандиты как-то тоже не слишком хотелось.

"Римма жаждет общения"

Вызовы повалили один за другим. Для посторонних я - "стажер". Конспирация.

- В кафе "Афродита" конфликт. Не хотят платить.

- Да мне подьихать за них заплатит? Щас буду.

- Смотри, чтобы тебя там не "чмокнула".

Далее по рации начинаются гомосексуальные шутки, которые Иларион обрывает через мое присутствие:

- Закройте там роты немного.

Мы едем по вызову в переулок, где пьяный парень пристает к девушке.

- Я познакомится хотел, - говорит парень. - Мы в маршрутке вместе ехали.

- Так с женщинами на знакомятся, - поучает Иларион.

- Он говорит: я буду жить возле твоего подъезда, - жалуется девушка.

Парня привозить и за глаза называют "Ромео", а девушку подвозят домой.

Затем Иларион лезет в форточку на втором этаже, потому что внутри замкнулась женщина и никто не знает, что с ней. Пожарные пригнали машину, но лезть отказываются по юридическим причинам.
- Мадам! - Кричит Иларион внутрь и вращается к другим: - Все нормально, она пьяная.

- Опозорила на всю страну, - жалуется мужчина, который вызвал милицию.

Едем дальше.

- А вот и братья-макоиды! Проверь их.

В трех худых, как щепки, "макоидив" ничего не находят.

- Разлагаються изнутри, - говорит Илларион.

- А там тебе борщ уже варят, камандир - Иван показывает окна других знакомых наркоманов.

Третий наркоман находит милиционеров сам. Он с битой бросается на машину.

- Что случилось, рыжий?

- Там парень девченку х ** ячит, вот-так: На! На! На! - Рыжий показывает.

Рыжий ведет на этаж, где оказывается, что пьяная девушка разбила полквартиры, потому что парень ее хочет бросить. Рыжий у нас на площадке, он не может постоять ни секунды и постоянно бегает туда-сюда по лестнице.

- Сколько у тебя энергии! - Флегматично замечает Иван.

- Спортом занимаюсь!

- М-да. Каким?

Иларион выходит из дома.

- Не избитая она. В шкафу сидит, говорит, хочет одиночества. А у парня руки трясутся. Да. Хуже пьяной бабы - только две пьяные бабы.

Пьяная женщина по имени Римма вызвала наряд на своего сына, который якобы избил лежащую бабушку. Милиционеры уже эту семью знают: "постоянным клиентам скидка", как говорят они.

- Заберите его, он наркотиками торгует! - Кричит Римма и пытается ударить сына.

- Что случилось? - Спрашивают у сына.

- Мама пьяная.

Сцена разыгрывается на полчаса. Римма - талант. Она плачет, то лезет драться, то идет жаловаться соседке, чью ребенка разбудила.

По рации Иларион передает: "Разобрались. Римма жаждет общения". А Иван, пока едем дальше, пишет очередной рапорт о принятых мерах.

Проезжаем тропинкам парка вдоль метро - сообщили, что кто-то вроде стрелял по вагонам.

Во всех вызовах так или иначе задействован алкоголь и все были скорее смешные. Кроме одного.

- На Попудренко Подрез, - говорят по рации.

- Ого. Вот будет тебе и трэш.

Раненого мы не застаем, потому что "скорая" приехала через 5 минут к нам. На третьем месте - его двоюродный брат.

Пострадавший поехал к кому-то на день рождения, не пришел домой.

Утром пришел в каком-то гараже с порезанной шеей и животом. Едва выполз. Ехал домой, по дороге стало плохо, вышел у метро, ​​позвонил брату.

Милиционер Иван смотрит в лицо этому брату:

- А этот твой брат вены резали? Года четыре назад?

- Не. Шесть. Меня же пять лет не было, - брат поднимает глаза: - А. Так это вы его тогда? Спасибо.

Нынешний пострадавший шесть лет назад начисто перерубил себе вены разбитой бутылкой. Иван, приехав раньше "скорую", перевязал ему руку ремнем от бронежилета.

По материалам: theinsider.ua