Как просто можно потерять квартиру в столице

303

Схемы юристов и «борцов с рейдерами», лишающие людей недвижимости в центре Киева.
25 сентября 2018 с 24-го этажа дома по улице Мишуги в Киеве вылетела синяя чемодан. На асфальт вылетели печати и клише украинских нотариусов, судов, столичных РГА и сотни документов на квартиры. Чемодан выбросил Александр Байдаков, по версии следствия — организатор банды квартирных мошенников. Именно в этот момент его квартиру штурмовали сотрудники СБУ и Киевской местной прокуратуры №7.


Мошенники, судя по данным судебного реестра, присвоили сотни квартир в центре столицы. Недвижимость принадлежала покойникам без родственников и людям с особыми потребностями. Банда подделывала документы на жилье умерших, а живых владельцев недвижимости загоняли в ипотеку и впоследствии выбрасывали на улицу. По версии следствия, важную роль в банде играл нотариус Александр Шупеня, отец которого Николай Шупеня в 2006-м был заместителем министра юстиции. Судебный процесс над аферистами попал в фильм наших коллег из «Следствия. инфо ». По подсчетам расследователей, группа за несколько лет деятельности присвоила недвижимости на сумму $ 3 млн.

Сдал мошенников Анатолий Остапенко. Человек, известный в регистрационном мире Киева как руководитель ОО «Печерская стоит». Соучредителем этого ОО является експрацивник Подольского райуправления ГУ МВД в. Киеве Иван Артемчук. Также в Остапенко есть сайт «Афера. Стоп », который рекламирует Остапенко как правозащитника, борца с рейдерами и мошенниками. И ГО, и сайт очень активны, например, в августе мы обнаружили Остапенко на заседании общественного совета при министерстве юстиции.

В «правозащитники» Остапенко перепрофилировался недавно. Как свидетельствуют источники «Наших денег», когда под суд пошла банда Байдакова, сообщение о подозрении должны были вручить и руководителю «Печерской стражи». Одним из эпизодов, по которому должен идти Остапенко, была квартира на столичной улице Марии Примаченко. Она принадлежала мужчине 1937 года. Впрочем, со временем право собственности на недвижимость несколько трансформировалось, и среди ее владельцев появились Остапенки. В октябре 2018 квартиру пыталась продать дочь Анатолия Остапенко — Елизавета. На следующий день после этого черного продажи участников схемы, включая нотариусом Шупеню, схватили.

Однако Остапенко правоохранительная волна не захлестнула, а Остапенко-старший даже пошалил на ее гребне, зарегистрировав в «вчерную» проданной квартире свои ОО «Печерская стоит» и ООО «Афера. Стоп ».

Мы бы об этом все не узнали, но месяц назад в нашу редакцию обратился мужчина, который потерял жилье в центре столицы по схеме, очень похожей на тех, по которым работали «байдаковци». Потом оказалось — таких историй несколько. Ниточки от них тянулись в высокие кабинеты Киевской таможни, в МВД, прокуратуру и министерство юстиции. И у всех, как знак качества, фигурировал Остапенко, которого пострадавшие в один голос называли не правозащитником, а аферистом. Мы написали об этих квартирные мошенничества текст. Но когда отправили его на фактчек фигурантам (переписка с Остапенко можно посмотреть здесь), руководитель «Печерской стражи» этот текст украл и опубликовал на своем сайте под своей фамилией, убрав доказательную базу о себе, зато заменив ее нелепостями. После чего начал угрожать «Нашим деньгам», что обвинит нас в краже и плагиате.

Заметим, что украденный материал был сырым вариантом, черновиком, которую присылали фигурантам для понимания контекста. Также там не было фотографий и части документов и тому подобное. Поэтому, доработанный текст, в том виде, как ему и положено быть, мы наконец публикуем сегодня. То то же.
Киев, Михайловский переулок, 7.
Квартира площадью 44,4 кв.м.
Цена — $ 70 тыс.
Первым в нашу редакцию обратился пенсионер Максим Каруцяк. Квартиру в Каруцяка выманили у 2016, наши коллеги об этом сняли целую программу. Сейчас существует уголовное производство, в котором расследуют мужчину обманули, подговорив подписать договор займа и ипотеки. Но поскольку пенсионер живет в хостеле и денег на адвоката у него нет, то и расследуют соответственно.

Из показаний потерпевшего, в истории с лишением его недвижимости фигурируют вот эти люди.
Каруцяка длительное время отрабатывали: выбрали момент, когда умерла единственный близкий человек — мать, пришли с соболезнованиями. Зная, что Максим — художник, предложили стать совладельцем галереи. Средств, чтобы вложить в галерею Каруцяк не имел, но сразу нашелся человек, который их займет. С подписанием договора займа жертве подсунули и договор ипотеки. И если большинство наших читателей из этих бумажек посмеялись бы, то Каруцяк их подписал. По этим документам пенсионер занимает 748 тыс грн, которые должен вернуть через три месяца. А если не вернет, то владелец денег имеет право забрать в Каруцяка его квартиру в центре Киева.
Чудо-соглашения удостоверял столичный нотариус Вадим Рогач. Человек с таким ФИО значится помощником на общественных началах Андрея Иванчука, когда тот был нардепом, самого же Иванчука называли лицом, близким к Павлу Петренко, который на время лишения недвижимости Каруцяка раз был министром юстиции. Пострадавший уверяет, что Рогач в глаза не видел, а вместо него был человек по имени Юрий Росиець, которого ему представили как помощника нотариуса. Сам же нотариус заверяет, что соглашения удостоверял лично, даже видео было, но не сохранилось. Поэтому сейчас есть только слова потерпевшего и слова нотариуса, даже письменно перечислил «Нашим деньгам» всех, кто был на подписании договоров. Поэтому, Рогачу можно забросить лишь моральный аспект — неужели он не понимал, что происходит, когда к нему в кабинет привели Каруцяка?Участники этой истории в разговорах не для публикации называют Деревянко «гражданским мужем» Овчаренко. И советуют поинтересоваться у Назка, как так получилось, что он со всем своим имуществом уже который год пролетает мимо декларацию високопосадовици. Впрочем, Деревянко и Овчаренко пообещали нас осудить за такие формулировки, поэтому назовем Деревянко мужем, время от время фотографируется с Овчаренко в вишневом саду в вышиванках, и иногда эти фотографии попадают в соцсети.

Юрий Росиець, который «был за нотариуса», тоже оказался вполне реальным человеком. Он — зять Леонида Деревянко. Как поняли «Наши деньги» после встречи с Юрием, работает строителем под Киевом. Нотариуса Рогач Росиець хорошо знает — его жена (и, соответственно, дочь Деревянко) оформляла в Рогача не один договор.

Также в квартирной истории Каруцяка фигурируют Сергей Короед и Елена Синегуб. Они, по словам потерпевшего, играли его будущих партнеров по галерейном бизнеса. Впрочем, в реальной жизни Короед и Синегуб занимают прозаические ипостаси. Они — фигуранты уголовного производства по банде Байдакова. Следствие выявило, что на Сергея Короеда и его партнершу Елену Синегуб регистрировались документы о праве собственности на столичные квартиры. Бумаги, оформленные на эту пару, даже были в чемодане, который выбросил из окна Александр Байдаков, когда его задерживали.

Остальные фигуранты этой истории будем описывать по ее движения. Как говорит пострадавший Каруцяк, деньги после сделки у нотариуса Рогач — 748 тыс. Грн — у него сразу забрали. Прошло немного времени, и, говорит Каруцяк, ему позвонил Анатолий Остапенко. По словам Каруцяка, Остапенко сказал, что его квартирой пытаются завладеть мошенники. А чтобы этого не произошло, квартиру надо срочно продать. Каруцяк съездил к нотариусу, убедился, что действительно попал в беду, но не нашел ничего лучшего, как принять «помощь» Остапенко. Тот, по словам Каруцяка, в конце сентября 2016 познакомил его с юристами столичной юркомпании «Право-Сфера» Максимом Василевским и Александром Ободинським — бывшим помощником прокурора Немировского района в Винницкой области.

По словам Каруцяка, «Право-Сфера» предложила выкупить долг Каруцяка. Но пенсионер за это должен продать свою квартиру на Михайловском переулке, 7. Что ему и пришлось сделать — за $ 70 тыс. Как говорит Каруцяк, все деньги после продажи у него забрал Александр Ободинський, что сам Ободинський опровергает. Зато, пенсионеру пообещали подыскали другое жилье (это в «Право-Сфере» тоже отрицают).

«Другим жильем» оказалась квартира на улице Глазунова в Печерском районе столицы. На первых порах Каруцяка оформили как арендатора, а арендодателем в договоре значился Анатолий Остапенко.

15 октября 2016 г., будто в доказательство серьезности намерений, Остапенко вообще подписал с Каруцяком предварительный договор купли-продажи половины этой же квартиры.

Однако уже в феврале 2017 г. пенсионер узнал, что новая квартира, в которой он живет, мошенническим путем отобрана у другой семьи. А летом того же года Остапенко вообще выселил старого на улицу. После этого Каруцяк написал в полицию заявление о преступлении. Там начали уголовное производство №12017100000000117, квалифицировано по ч. 4 ст 190 «Мошенничество», что наказывается лишением свободы на срок от 5 до 12 лет с конфискацией имущества.
Киев, ул. Глазунова 4/47 и ул. Наумова, 27.
Квартиры площадью 49,7 кв.м и 51,6 кв.м.
Цена — $ 57,4 тыс и $ 45,9 тыс.

Квартира, в которую переселили Максима Каруцяка, принадлежала семье Тихоновых. Этих людей мошенники лишили сразу двух столичных квартир, а третья — на время, когда аферу обнаружили, была на этапе подготовки к смене владельца.

Если коротко, то семья Тихоновых — это отец Александр, мать Вера и сын Ростислав. Родители развелись и жили отдельно, а сын пошел в АТО. Когда вернулся, узнал, что родственные квартиры — площадью 49,7 кв м. На улице Глазунова в Печерском районе столицы и площадью 51,6 кв.м на улице Наумова в столичном районе Беличи уже принадлежали Анатолию Остапенко. Третья квартира возле столичного метро «Лесная» тоже готовилась к смене владельца. Провернули всю эту историю с помощью части персонажей из предыдущей истории, а также нотариуса Татьяны Змисловськои и оценщика Максима Крамаренко.
Киев, Печерский спуск, 18.
Площадь — 75,6 кв.м.
Цена ~ $ 130 тыс.

Еще одну квартиру, четвертую в нашей истории, отобрали на Печерском спуске, 18 в центре столицы. В этой квартире десятки лет жила семья Александра Цукренко. В 2017 году оказалось, что недвижимость живет двойной жизнью — фактическим и регистрационным. По факту, в квартире десятки лет жила семья Цукренко. Однако, если смотреть на бумажке, подгруженные в реестр вещных прав, квартиру продали еще 20 лет назад. В квартиры по реестрам оказался странный покупатель — он не заявлял прав на эту недвижимость 16 лет. А 2017 г. «новый владелец» передал ценную недвижимость в ипотеку, которую, конечно, не вернул. Анатолий Остапенко в этой истории был человеком, который преследовала реального жителя квартиры Александра Цукренко и пыталась изменить в его квартире замки.

Эти истории — лишь те случаи, которые стали публичными. Случилось это потому, что система завладение квартирами дала на них сбой, не учитывая важных факторов. Так, Максим Каруцяк — не просто пенсионер без родственников. Он работает в архиве «Украинского радио». А где радио — там журналисты, поэтому если Каруцяк оказался на улице, им заинтересовалась пресса. В семье Тихоновых был сын-атошник, неожиданно вернулся с войны и поднял шум, после чего эту историю начала вести pro bono адвокат Татьяна Козаченко. И Александр Цукренко — тоже не совсем классический пациент центра по предоставлению заместительной терапии. У него активная жизненная позиция, человек ездил по миру, долгое время жил в США, поэтому, как только узнал, что потерял жилье, написал заявление о преступлении, обратился к уполномоченному по правам человека, и в конце центр, в котором Цукренко получает терапию, предоставил ему бесплатного адвоката, сейчас это Андрей Киченок.

Случаев, не получили огласку, предполагаем, больше. Основанием для таких предположений есть такой факт. На часть фигурантов этого материала и их родственников (кроме пострадавших) в государственном реестре прав зарегистрировано немало объектов недвижимости. Это — не только квартиры, но и многие долей в квартирах. Все эти активы оформлены в течение последних 5 лет по договорам наследия, деревянные и ипотеки (с кратким перечнем этих объектов без персонализированных данных можно ознакомиться здесь). Часть этой недвижимости регистрировали нотариусы Змисловська, Рогач, а также Владимир Колейчик, которому министерство юстиции в августе 2020 аннулировало свидетельство о праве на занятие нотариальной деятельностью.

Мы нашли почти всех фигурантов нашей истории и пообщались с ними. Во всех (кроме Остапенко) даже нашлись логические объяснения. Которые сводятся в большей степени к тому, что «помогали людям деньгами, поэтому они и переписали нас свою недвижимость». В принципе, истории как истории, имеют право на жизнь. Ничем особо не отличаются от задокументированных свидетельств мужчин и женщин, которых в 2018 году сдал Анатолий Остапенко и которым потом сообщили о подозрении за участие в квартирных аферах. За исключением, правда, одного: тех людей связали, а по этим в различных прокуратурах Киева раскинулся кладбище уголовных производств, к которому почему-то одном милиционеру вообще нет дела.

По материалам: