Как Луценко продал дело Крука

517

3aecd11496d2281575bcc5ce138541af Похоже, генеральный, прости господи, прокурор, действительно, собрался перебираться в кресло премьер-министра. По крайней мере, продажа дел в Генпрокуратуре набрал такие масштабы, что создается впечатление: либо Юрий Витальевич вскоре покинет кабинет на ул. Резницкой, или он впервые в жизни увидел деньги.
Не отстают и подчиненные выдающегося специалиста в области права. Обласкан грантоеды начальник Департамента специальных расследований Сергей Горобатюк, вдохновленный примером своего шефа, даже умудрился пропить единственное уголовное производство, которым он еще мог кичиться и благодаря которому хоть как-то мог оправдывать существование своего подразделения. Речь идет о деле, в котором было сообщено о подозрении прежнему генпрокурору Виктору Пшонке и арестованы Бориса Крука - сына бывшего народного депутата Украины Юрия Крука - по подозрению в хищении бюджетных 69 млн. Грн. со счетов Генеральной прокуратуры Украины.
Фабула дела простая и незатейливая: во второй половине 2013 года со счета Генпрокуратуры на счет фиктивной фирмы ООО «Телси» (код ЕГРПОУ 31200891), открытый в отделении №1526 ОАО «Коммерческий банк« Надра »в г.Одесса, было перечислено около 69 млн . грн. за якобы выполненные работы по строительству нового корпуса ГПУ и проведения ремонта. Из них 25 млн. Грн. - за, якобы, работы по монтажу вентиляции и системы кондиционирования воздуха, 35 млн. Грн. - за, якобы, текущий ремонт зданий ГПУ (по ул. Резницкой, 13/15; ул. Гусовского, 9; ул. Борисоглебской, 18; ул. Московской, 8) и еще 9100000. Грн. за якобы текущий ремонт зданий ГПУ (по ул. Резницкой, 13/15; ул. Гусовского, 9; ул. Мельникова 24). В последующем эти деньги были сняты наличными или непосредственно со счета ООО «Телси», или путем перевода на счет другой фиктивной фирмы ООО «Прайм-Консалт» в отделении №6 ОАО «Финростбанк» в г.Одесса.

Именно в рамках этого уголовного производства Украины пыталась объявить в розыск по линии Интерпола Виктора Пшонку, но получила отказ. Интерпол отказал на том основании, что лично Пшонка не совершал перевод средств, не производил тендерную документацию и не ездил в Одессу получать наличные в конвертационный центр, связанном с Вороном. Следовательно подозреваемых должно быть значительно больше, потому что для того, чтобы Генпрокуратура провела перевод таких сумм на счет фиктивной фирмы, надо было сначала изготовить массу документов и создать видимость того, что фиктивная фирма победила в тендере, выиграв конкурс в других фиктивных фирм.
Все документы от имени фиктивных фирм - заявки на участие в тендере, справки о наличии материалов и техники, фальшивые акты выполненных работ и т.д. - изготавливались непосредственно в Генпрокуратуре. Этим занимались, кроме главного бухгалтера Ерховои, заместитель генпрокурора Ударцов, который был председателем комитета по конкурсным торгам, заместитель начальника Главного управления делами ГПУ Шаганенко, ведущий специалист отдела материально-технического снабжения ГПУ Григорчук и инженер Генеральной прокуратуры Украины Калиниченко.
Более того, в ходе следствия очень быстро выяснилось, что 69 млн. Грн. (8500000. Долларов по тогдашнему курсу) - это были деньги, украденные только в ходе ремонтных и монтажных работ. А основные средства были украдены во время строительства нового корпуса - речь идет о почти 300 млн. Грн. (37 млн. Долларов), которые были выведены на счета фиктивных фирм усилиями председателя правления «Укратомэнергострой» Валерия Штогрина, который руководил строительными работами и которого к Пшонке привел тогдашний прокурор АР Крым Степан Молицкий.
Горбатюк долго выкручивал руки подчиненным, требуя, чтобы следствие ограничилось привлечением к уголовной ответственности только одесских конвертаторов и не интересовалось сотрудниками ГПУ и «Укратомэнергострой». Но подчиненные сопротивлялись и не хотели принимать во внимание тяжелое материальное положение начальника Департамента специальных расследований. Тогда Горбатюк заменил несговорчивых следственного и процессуального руководителя и добился своего: виноватыми в хищении бюджетных средств остались лишь пешки с фиктивной фирмы, Штогрин, сменив фамилию, переехал на постоянное проживание за границу, а прокурорские сотрудники, которые, собственно, и организовали эту аферу, оказались чистыми перед законом, как слеза Юрия Луценко.

По материалам: ord-ua.com