Как киевский УБОП решает проблемы больших политиков и бизнесменов

408

Россиянин Владимир Ткач — из породы невезучих. Хотя бы потому, что уже полтора года сидит в киевском СИЗО без всякой надежды на освобождение (или хотя бы на суд). Вдвойне обидно попасть в тюрьму человеку, который водил близкое знакомство с людьми известными и богатыми — политиками и бизнесменами Украины и России. Но именно эти контакты его и сгубили.
Ткач имел неосторожность участвовать в переговорах о судьбе гостиницы «Украина», расположенной прямо на Майдане Незалежности, и теперь взят в заложники по приказу одного из приближенных президента Ющенко — Александра Третьякова. Свободу Ткач получит только в обмен на 50% акций гостиницы, которыми сейчас владеет россиянин Александр Лебедев.
В прошлом номере мы подробно рассказали, как было сфальсифицировано уголовное дело российского гражданина. Сейчас речь о тех, кто это сделал.
Пока судьба испытывала россиянина Ткача на прочность, к украинцу Валерию Гелетею фортуна явно благоволила. Поговаривают, что везти ему начало намного раньше, сразу после женитьбы на дочери одного из влиятельных чиновников времен Кучмы. Тогда беззвестный закарпатский милиционер перебрался в Киев и быстро сделал головокружительную карьеру, дослужившись до начальника киевского ГУБОПе. В милиции родилась поговорка: «Не имей сто друзей, а женись, как Гелетей».
Но не только протекция тестя помогала Валерию в жизни. Начало его службы в 1994 году совпало с криминальными войнами за контроль над Киевом. Чем не повод завести полезные знакомства?

Как это ни парадоксально, особенно пригодились они не до, а после оранжевой революции. Именно на это время приходится бизнес-расцвет братьев-близнецов Константиновских, известных в криминальных кругах как братья Карамазовы. В 90-е их группировка была подконтрольна «солнцевским» и лично Могилевичу. Приняв активное участие в революции, братья сдружились с уже упоминавшимся Александром Третьяковым, близким другом президента, патронировавшим сына Ющенко Андрея. Неудивительно, что царевич предпочитал тусоваться в принадлежащем Карамазовым ресторане «Декоданс». А когда его мажорские забавы запечатлели папарацци из одноименного журнала, с его владельцами — братьями Арфушами — разбирались посредством показательных поджогов автомобилей все те же Константиновские.
Но хотя братья иногда и возвращались к грехам молодости, бандитская слава их не прельщала. Тем более что после революции им перепало 50 гектаров рядом с Киевом, где они собирались построить «украинский Голливуд». По случаю превращения бывших братков в респектабельных бизнесменов потребовалось отмыть их репутацию. Вот здесь и пригодилось знакомство с молодым, но способным начальником киевского УБОПе. Гелетей мастерски развел не только отечественное общественное мнение, но и американскую полицию, громогласно объявив, что на одного из Константиновских готовится покушение. После чего благополучно «поймал» убийц где-то в Америке. Поговаривают, что за эту операцию он получил в благодарность два миллиона долларов.
Видимо, тогда талантливого милиционера приметил и Александр Третьяков. Потому что уже следующее задание было выпонено явно по его заказу. Параллельно со спасением репутации Константиновских он занимается делом Ткача. К сентябрю 2005 года интрига усложняется.
Напомним, что именно в это время тогдашний госсекретарь Александр Зинченко выступает с публичными разоблачениями так называемых «любих друзив» — ближнего круга Ющенко, к которому принадлежал и Третьяков. Гелетей проводит довольно сложную комбинацию. Он устраивает «маски-шоу» в одном из офисов Ткача. Но Ткач — давний знакомый и советник Зинченко. Возможно, это не в стиле западных демократий, но вполне в украинской традиции: Зинченко звонит Гелетею и устраивает ему разнос.
Хитрый милиционер ждал этого звонка. Телефон в его кабинете был отчего-то включен на громкую связь, а рядом сидели двое подчиненных. Имея на руках такие веские доказательства, Гелетей докладывает о разговоре тогдашнему министру внутренних дел Юрию Луценко, а потом заявляет на Зинченко в генпрокуратуру. Этот рапорт быстро становится достоянием гласности.
Третьяков таким образом наносит двойной удар: через Ткача — по несговорчивому Александру Лебедеву и по правдолюбцу Зинченко. Гелетей после удачно проведенной операции становится владельцем четырехкомнатной квартиры в центре Киева. Остается только догадываться, что или сколько этот везучий украинец получил за арест Ткача весной 2006 года и свое интервью газете «Факты», в котором в разрез со всеми мыслимыми законами не только разгласил тайну следствия, но еще и оклеветал подследственного.
Однако на этом взлет Гелетея к вершинам украинской власти не закончился. Когда главой секретариата президента становится закарпатец Виктор Балога, он начинает собирать вокруг себя земляков. Гелетей становится руководителем главной службы по вопросам деятельности правоохранительных органов секретариата. И хотя Александр Третьяков борется с Балогой за влияние на президента, Гелетей ухитряется сохранить хорошие отношения и со старым патроном, и с новым.
Его умение оказывать пикантные услуги оказывается востребованным во время срежиссированного Балогой политического кризиса. В разгар противостояния Гелетей на пресс-конференции заявляет, что по приглашению правительства в Киев прибыли зарубежные криминальные авторитеты, чтобы организовать покушение на Тимошенко. Позже выяснится, что Гелетей предлагал оппозиционерке имитировать покушение на нее, но Юлия отказалась (по такой же схеме за год до этого бывший убоповец «ловил убийц» братьев Карамазовых).
В частном разговоре Гелетей признавался, что ему было не по себе от этого публичного блефа, и жаловался, что Балога его подставил. Но, видимо, такого рода услуги хорошо оплачиваются, потому что буквально через две недели Гелетей согласился подставиться еще раз, когда возглавил Управление службы госохраны.
В тот момент кризис неудержимо скатывался к силовому сценарию, но не всякий был готов его реализовать. Судя по всему, личный охранник Ющенко Петр Плюта отказался это делать. На должности руководителя службы госохраны его сменил человек главного бизнес-фаворита Ющенко Игоря Коломойского — Петр Опанасенко. Но он пробыл на новом посту всего день. И только когда за дело берется готовый на все Гелетей, дело сдвигается с мертвой точки.
Наш герой в окружении большого числа подчиненных отправляется в генпрокуратуру, где идет очередная смена руководства: отказавшегося возбуждать уголовные дела против Януковича и Мороза Святослава Пискуна Ющенко меняет на лояльного крымчанина Виктора Шимчука. На выручку своему прокурору спешит министр внутренних дел Василий Цушко со спецподразделением «Беркут». После столкновения двух силовых структур в здании ГПУ по указу президента к Киеву стягиваются внутренние войска. У Януковича сдают нервы, и он соглашается на досрочные перевыборы парламента. Президент присваивает Гелетею звание генерал-майора.
Головокружительные успехи Гелетея не дают никакой надежды на то, что дело Ткача закроют, а его самого выпустят под залог. Неважно, кто одержит верх в дворцовой борьбе: Балога или Третьяков — Гелетей устоит при любом варианте.
За 16 лет независимости украинские чиновники, бизнесмены, бандиты срослись в единый змеиный клубок, который прекращает заниматься самопоеданием, только чтобы дать отпор чужаку. Думается, что и Александр Лебедев, и Владимир Ткач пали жертвой иллюзии. Им показалось, что после революции Украина превратилась в Россию десять лет назад, в Россию, в которой еще все возможно. И они ринулись в Киев со своими инвестициями, идеями, энергией. Они думали, что здесь можно провести работу над ошибками, не допустить распада демократии, провести смелые экономические реформы. Но натолкнулись на плетень чужого прошлого, состоящего из темных делишек, взаимных услуг и круговой поруки. Его не разрубил топор революции.
Вот почему сегодня из тюрьмы Владимир Ткач выкладывает в интернете такие горькие строки: «Уже будучи российским гражданином, я хотел помочь Украине, которая для меня всегда останется Родиной. Но здесь оказались не нужны ни новая Ялта и крымский Давос; ни Президентский рентный фонд; ни концепция частно-государственного партнерства; ни единое социальное пространство и социальный полис; ни глобальный виртуальный оператор, способный обеспечить юридическую, страховую, финансовую и языковую поддержку гражданам Украины за рубежом… Никому оказался не нужен ни Институт Украины в Москве, ни Институт России в Украине. Именно поэтому я уже второй год невыездной из Украины. Чтобы я не мог рассказать не такую уж и Великую Тайну навсегда упущенных возможностей страны».

По материалам: politua.su