Как Евромайдан стал принадлежать националистам?

498

«Слава Украине! Героям слава! Слава нации!» – эти возгласы сегодня звучат на Евромайдане практически каждую минуту. С них начинаются и ими заканчиваются выступления ораторов, их используют вместо «здравствуйте», их скандируют как лозунги и бубнят как мантры, кричат как боевые кличи, используют по делу и не к месту – даже на потешной майданной свадьбе.

Не стоит пытаться убедить окружающих и самих себя, что это всего лишь традиционные приветствия украинских патриотов, которые сегодня произносят пылко любящие свою родину юноши и девушки. На самом деле приветствие «Слава Украине!» придумали национал-анархисты Холодноярской республики (1918-21), от которых его переняли петлюровцы, унесшие её с собой в эмиграцию. Позже оно стало обязательным приветствием ОУН, члены которого вместо «и вам не хворать!» придумали отвечать «героям слава!». А вот более грозное «Слава нации – смерть врагам!» появилось лишь в 1991 году как партийное приветствие УНА-УНСО, позже полюбившееся радикальным националистическим группировкам.

Таким образом, на Евромайдане дружно кричат приветствия и лозунги украинских националистов. И не только члены «Свободы» и «Правого сектора», но и якобы центристских и либеральных «Батькивщины» и УДАРа. А также тысячи жителей Киева и гостей столицы, ни в каких партиях никогда не состоявших и за националистов не голосовавших.

Конечно, это можно было списать на их незнание истории. Возможно, они полагают, что «Слава Украине!» кричал своим казакам ещё Хмельницкий, а «Слава нации!» произнес на Думской площади Грушевский. Возможно даже, они настолько невежественны, что «червоно-чорні прапори» ОУН-УПА считают красно-черными флагами анархо-коммунистов или корниловцев. Но только совершенно слепой человек не мог не заметить портретов Степана Бандеры, выглядывающего из толпы, взирающего на Евромайдан с баррикад и даже висящего над входом в «штаб революции».

Конечно же, они замечают и прекрасно знают, кто это такой. Но почему же они не требуют их убрать? Почему не возмущены присутствием националистической символики, почему вместо старых добрых «здравствуйте» и «здоровенькі були» используют националистические приветствия? Почему они с увлечением влились в эту субкультуру украинского национализма, расцветшую на Евромайдане и совершенно исказившую его первоначальный облик?

Вопрос, почему украинский национализм пропитал украинские центристские партии типа «Батькивщины», УДАРа и «Фронта перемен», это другая тема. Это произошло давно, много лет назад, когда эта часть буржуазии и чиновничества, будучи не способными предложить своим избирателям ни одного приемлемого социально-экономического лозунга, обратилась за помощью к примитивной политике пещерного «патриотизма». Это обычная международная практика, не зря такой национализм называют буржуазным.

Его задача – перевести вектор возмущения масс с непосредственно виновных (буржуазии, бюрократии, политиков, церкви, силовиков и т.д.) на придуманных. Например, на таких же несчастных лопухов, только другой национальности. Или на какого-то внешнего врага, козни которого объявляются источником всех народных бед. В итоге бедные перестают предъявлять претензии богатым, вместо этого они начинают видеть в них своих «национальных лидеров», за которыми идут на митинги и баррикады и за которых голосуют на выборах…

А ведь никаким Степаном Бандерой на Евромайдане поначалу и не пахло. Да и сам протест носил исключительно проевропейский и, можно даже сказать, интернациональный характер. На столичной Площади Независимости не было слышно националистических лозунгов, зато вместе с украинским, русским и провинциальным суржиком звучал английский, которым свободно владели многие участники акции. Ну да, это вам не «антимайдан» в Мариинском…


Сначала появился Евромайдан «блогеров»: несколько сотен человек, пригласив друг друга через интернет, оперативно вышли на площадь уже вечером 21 ноября. Затем возник Евромайдан студентов – пожалуй, самый веселый, интеллектуальный и цивилизованный. Эти две акции, слившись в одну, преследовали своей целью исключительно евроинтеграцию Украины и ничего больше. Никаких «героям слава» и «народных рад». На Майдане старались создать маленький кусочек хотя бы импровизированной Европы, а не лагерь УПА.

Чуть позже свой отдельный Евромайдан развернули оппозиционные партии, которые тут же свернули его и влились в общий протест, быстро «оседлав» его и превратив в оружие своей политики. И вот тут началось…

Собственно говоря, начала «Свобода». Вообще, её участие в акции было совершенно непонятным: партия не поддерживала евроинтеграцию Украины. Поэтому Олег Тягнибок под флагом ЕС смотрится столь же абсурдно, как Петр Симоненко в церкви. И уже с самого начала можно было понять, что «Свобода» пришла на Евромайдан не ради евроинтеграции.

Сначала активисты «Свободы» захватили здание КГГА, то самое, на котором они затем вывесят портрет Бандеры. Это событие сам Тягнибок назвал «революцией», чем и запустил это слово в массы Евромайдана, придав ему новое качество. Протесты против политики власти, носившие мирный и культурный характер, сменились силовой конфронтацией с властью. Впрочем, как раз сама власть (не считая КГГА) практически не пострадала от действий «свободовцев», поскольку всю энергию своей «революции» они обрушили на памятники Ленину.


Борьба с каменными и бронзовыми Ильичами продолжается до сих пор: то тут, то там в регионах неизвестными вандалами уничтожается очередной памятник. Впрочем, а неизвестными ли? «Свободовцы» никогда не скрывали своих намерений «очистить Украину от символов тоталитаризма и памятников коммунистическим палачам». Но если до Евромайдана их война с памятниками носила характер нелепых попыток, то теперь они ведут её полномасштабно и уже не банками с краской, а кувалдами и тросами.

Вот как раз с разрушения гранитного Ленина 8 декабря 2013 года Евромайдан и стал «бандеровским», поскольку не остановил «свободовцев», не надавал им по рукам за вандализм и политическую глупость, даже не извинился за эту выходку. Как раз с этого момента на Евромайдане и зазвучало «героям слава». А уже 1 января бывший европейский Майдан, ставший теперь «бандеровским», развлекался факельным шествием в честь дня рождения вождя украинских националистов. И вновь никто не остановил, не осудил…

Кстати, никто и не обратил должного внимания на эту странную животную агрессию «свободовцев» (как и прочих украинских националистов) к памятникам Ленину. Все уже привыкли к тому, что идеологические потомки «бандеровцев» враждебно относятся ко всему, что связано с СССР. Однако никто не задумывается, почему именно, и верят объяснениям националистов, заявляющих, что Советский Союз был оккупантом Украины. Соответственно, мол, Ленин – первый из её врагов.

Глупость и нелепость таких заявлений понятна всем, кто знаком с историей Украины не по канадским учебникам. Украина обязана Ленину своим существованием хотя бы в форме УССР, иначе бы её просто поглотили соседи, и Украина обязана Ленину правом выхода из СССР, которым она воспользовалась в 1991 году. То есть памятники Ильичу следовало бы не разрушать, а ставить новые на всех площадях страны.

Но дело не в этом. Необходимо отметить, что все украинские националисты, проклиная Ленина и вообще всех большевиков, ведя бесконечные бессмысленные монологи про «оккупацию Украины», практически умалчивают самое главное. А именно: Ленин был радикальным марксистом, вместе с Троцким он был и остается мировым авторитетом левого движения, их партия была социально-политической, и следствием большевистской революции были грандиозные социальные реформы. Кстати, умалчивают они и том, что подавляющее большинство клуба Центральной Рады, а затем Директории составляли тоже левые – разнообразные умеренные социалисты и социал-демократы.

То есть конфликт между УНР и Советской Россией был вовсе не войной украинских националистов с русскими шовинистами, как пытаются убедить в этом наших современников. Это была война украинских национал-социалистов и национал-коммунистов (умеренно левых) с украинскими и российскими интернационал-коммунистами (радикально левых). И последние победили в ней именно потому, что смогли предложить народу радикальные социальные реформы.

Почему же сегодня украинские националисты об этом помалкивают? Почему они всячески избегают темы социальной борьбы, социальных конфликтов? Почему бывшие социал-националисты переименовались в ВО «Свобода»? Ответ на этот вопрос попытались дать их союзники, а точнее, конкуренты.

«Соціал-націоналізм для мене дуже неоднозначний, бо на моє переконання, націоналізм не потребує якихось додатків, він є самодостатнім. Олег Тягнибок останнім часом теж намагається йти напрямком традиційного націоналізму. Слава Богу!» –раскрывает свои социальные карты лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош. А точнее, никаких социальных программ у него просто нет, для него они лишь ненужное «дополнение», пятое колесо в телеге его любимого кристально чистого национализма.

Но как национализм решит социальные проблемы? «Бедные поделятся с бедными», как обещал Ющенко? Так это уже социализм. Или бедные будут продолжать вкалывать на богатых, довольствуясь тем, что эти богатые – национально-свидомые соплеменники? Об этом националисты молчат, надувая щеки и сопя носом, чтобы еще раз выкрикнуть «героям слава!». И категорически отрицают социальные причины конфликтов не только в прошлом, но и в настоящем.

«Громадянської війни не може бути. Коли 80% народу не підтримує владу, це буде боротьба між суспільством, народом і владою. Це буде національно-визвольна війна», – заявил Дмитрий Ярош, поясняя своё видение общественно-политического кризиса в Украине. Что ж, очень специфическое видение. Можно сказать, взгляд на события через пенсне покойного Степана Бандеры, тоже полагавшего, что ведет национально-освободительную войну.

Вот только каноническая национально-освободительная борьба ведется движением, представляющим всю нацию (или народность) и выражающим её общие интересы. И ведется против иностранного поработителя либо против внутреннего угнетателя, отделенного от угнетаемых национальными барьерами (титульная нация угнетает меньшинства).

Что ж, давайте зададимся вопросом: разве украинцев в Украине с 1917 года кто-то национально угнетал? Нет. И если появление ОУН в Польше как раз укладывалось в рамки национально-освободительной борьбы украинского меньшинства, то с переходом Западной Украины в состав УССР эта борьба перестала быть таковой. Поскольку с 1939 года Бандера сотоварищи вели войну уже против советских украинцев, то есть уже не национально-освободительную, а обычную гражданскую.

Нынешняя власть была избрана всенародным голосованием, в том числе и этническими украинцами. Большинство представителей этой власти тоже этнические украинцы. То есть украинцы на Евромайдане выступают против украинцев при власти – так о какой «национально-освободительной борьбе» может идти речь?

Сегодня мы наблюдаем в Украине типичный гражданский конфликт. Дмитрий Ярош сознательно заблуждается, когда уверяет, что при соотношении 80 на 20 его не бывает – гражданскую войну может начать и 1%. Более того, в настоящее время украинцы разделены не только на сторонников и противников власти. Ведь с социальной точки зрения в Украине сложилась ситуация, когда страной управляет (чисто в своих интересах) менее 1% населения, и еще 5-10% им в этом помогают, а остальные 90% являются тем угнетаемым и обдираемым большинством. Причем многонациональным.

И вот как раз этот накопившийся за 20 лет социально-политический гнойник и мог прорваться на Евромайдане, если бы он оставался в своем первоначальном виде, без опеки оппозиционных партий и без влияния националистов. От протестов против политики правительства в отношении евроинтеграции люди могли плавно перейти к протестам против политики власти в целом, а там прийти и к пониманию, что накопившиеся проблемы имеют системный характер и их не решить простой «перезагрузкой власти».

Могли бы – но им не дали. Незамедлительно набежали оппозиционные вожди с предвыборными лозунгами, затем запустили свои шоу националисты. Последние оказались неплохими затейниками, умеющими создавать иллюзию борьбы. Разрушенные памятники, несколько захваченных зданий, возведенные из мусора и хлама баррикады, бессмысленные бои на Грушевского – это всё были сражения с ветряными мельницами, а не властью. А чтобы люди не задумывались о социальных проблемах и их причинах, им начали забивать мозги идеологией национализма. По сути, правые старательно уводили Евромайдан от риска социального восстания, погружая его в примитивный бандеровский национализм…

Однако противникам Евромайдана не нужно обольщаться верой в свою правоту и историческую миссию. «Антифашизм», на котором выстроили свою пропаганду регионалы, – такое же надувательство, как и буржуазный национализм. Одних баранов ополчают против «врагов Украины», а других против «фашистов-неонацистов» исключительно для того, чтобы они теснее сплотились вокруг своих пастырей…

По материалам:  from-ua.com