Инфицированный холдинг Новинского

1 138

Один из ведущих промышленно-финансовых холдингов Украины – «Смарт-Холдинг» Вадима Новинского и Андрея Клямко объявил о самоликвидации своего ведущего машиностроительного актива и продаже имущественного комплекса. Основные активы холдинга находятся на Украине, и это дает возможность российскому бизнесмену Вадиму Новинскому занять шестую сточку рейтинга самых богатых и влиятельных людей Украины. Произошедшая ситуация весьма симптоматична, и свидетельствует о серьезных проблемах в бизнес-империи «Смарт-Холдинга», которую Вадим Новинский и не столь публичный Андрей Клямко полтора десятка лет строили в России, Украине, Молдавии и Болгарии.
12 июля 2011г днепропетровский суд принял решение о ликвидации ОАО «Днепропресс». Учитывая, что инициатором банкротства выступило само предприятие, на его собственника – Вадима Новинского посыпались не только проклятия потерявших работу сотен людей, но и град обвинений в преднамеренном убийстве не просто завода, а чуть ли не целой отрасли в машиностроении страны.

Формально обвинители правы. «Днепропресс» — это не только один из достаточно многих машиностроительных предприятий Украины. «Днепропресс» — это жемчужина тяжелого прессостроения страны, с потерей которой гибнет если не отрасль, то, уж точно, весьма важная подотрасль машиностроения. Ведь «Днепропресс» стоял в основе основ машиностроения как ключевой отрасли промышленности Украины. Например, производил уникальные ковочные комплексы, без которых не отковать крупные поковки, а значить — не оснастить прокатные станы, потому что не будет заготовок для прокатных валков и шпинделей. А прокатные станы – это рельсы для поездов, это швеллера и двутавры для металлоконструкций, это листовой металл для штамповки. А штамповочные прессы для производства металлоизделий производил все тот же «Днепропресс». С потерей «Днепропресса» ранее замкнутый производственный цикл машиностроительного и горно-металлургического комплекса Украины стал «открытым» и импортозависимым.
Не минут потери и другие отрасли. «Днепропресс» был единственным на Украине производителем буровых насосов. И Украине будет очень трудно говорить об энергетической независимости от России. Как не развивай собственную добычу нефти и газа, а все равно ее невозможно вести без буровых насосов, которые, в отсутствии «Днепропресса», остается закупать опять же в России.

И еще один интересный аспект события: «похороны» «Днепропресса» — это сигнал для машиностроителей Украины и России, Европы и Индии, что отныне они ремонт, реконструкцию и модернизацию существующего оборудования, как и покупку нового, будут заказывать у других игроков рынка.

Тут мы подходим к самому интересному вопросу: «Cui prodest»? Кому выгодны «похороны» «Днепропресса»? И справедливы ли упреки, высказываемые именно Новинскому? Как мне кажется, пример «Днепропресса» проявил болезни не столько конкретного завода, как самого «Смарт-Холдинга», и чтобы их диагностировать достаточно посмотреть «историю болезни» предприятия, найдя в ней «дату заражения» и «источник инфекции».
Для понимая процессов, происходивших и происходящих на «Днепропрессе», достаточно сделать анализ кадровой политики предприятия и сравнить ее с производственно-экономическими достижениями. После этого четко различимы два этапа, два периода жизни предприятия.

Первый пятилетний этап начался с момента покупки Новинским завода у литовской «Холдинговой текстильной компании» в начале 2003 года и завершился в марте 2008г полной сменой топ-менеджмента. Именно на эту пятилетку пришлись годы устойчивого развития «Днепропресса». Предприятию удалось восстановить утерянную после развала Союза профильную производственную деятельность – через ремонты, выпуск запчастей и отдельных узлов, перейти к созданию с «нуля» и реализации профильной продукции: высокотехнологичного и интеллектуалоемкого гидропрессового оборудования.
На Макеевский метзавод был отгружен пресс для упаковки лома, а на «Азовмаш» ковочный манипулятор. На российские ГОКи отгружались шаровые мельницы, Челябинский металлургический завод ремонтировал и модернизировал на «Днепропрессе» оборудование. В рамках межгосударственной программы иранской фирме HESA был поставлен пресс для склейки плоских панелей обшивки совместного украино-иранского самолета. Также в рамках межгосударственной российско-финско-украинской программы был создан, испытан и поставлен в Финляндию один из самых мощных в мире образцов экспериментального пресса гидродинамической штамповки для производства облегченных несварных деталей сложной полой формы для автомобиле- и судостроения, аэрокосмической и нефтегазовой промышленности, атомной энергетики.

В этот период «Днепропресс» вернул себе старые рынки – Украины и СНГ, и вышел на новые: Польши и Индии. Активно растущей и не так сильно зависимой от мировых кризисов Индии потребовалось перевооружение своих ковочных мощностей и «Днепропресс» заключает контракт на проведение капитального ремонта с модернизацией пресса и манипулятора для завода Bharat Heavy Electricals Ltd. (BHEL). Вернувший себе имидж «Днепропресс» стал на равных конкурировать с ведущими мировыми производителями, у главного из которых – германской SMS MEER в 2006-2007 годах выигрывает два тендера, один из которых на BHEL.

Отличительная кадровая особенность этого периода – устойчивый квартет управленцев: Сергей Воронин и Ярослав Деревянко в дирекции, Александр Ластенко и Валерий Перегуда – в наблюдательном совете. Менялись количественный и персональный состав наблюдательного совета и дирекции, менялись их названия и структура, менялись остальные ключевые менеджеры – главбухи и коммерсанты, финансисты и маркетологи, но этот квартет оставался незыблем.
Начав в 2003г с убытков в размере 12,5 млн грн, «Днепропресс» в 2005г сокращает их до 11,3 млн грн, а в 2006г выходит на прибыль 3,0 млн грн. Что характерно – все это без привлечения финансовой помощи от основных акционеров. Но 2007 году происходит странный спад – «Днепропресс» заканчивает год с убытком 8,7 млн грн. Это дает повод руководству управляющей компании «Смарт-Холдинг» обвинить топ-менеджмент в неэффективности управления предприятием и в марте 2008г принять заявления об увольнении по собственному желанию у, казалось бы, непотопляемого квартета. С этого времени начался последний четырехлетний этап жизни «Днепропресса», вернее, этап его медленной смерти. Точная дата последнего дня существования завода определена судом – 12 июля 2012г. И создается впечатление, что этот итог – результат целенаправленного труда. Судите сами.

Первым председателем набсовета второго этапа был назначен Игорь Бучацкий — главный аграрий СМАРТ-ХОЛДИНГА, а директором – Александр Дудус – бывший водитель экс-директора «Днепропресса» Геннадия Грозицкого. Но порулить «Днепропрессом» Александру Ивановичу позволили чуть более полугода. Уже в октябре его сменил Владимир Нечипоренко, задержавшийся на четыре месяца. В январе 2009г руль подхватывает Виктор Канаков, а уже в феврале хозсуд Днепропетровской области возбуждает дело о банкротстве «Днепропресса», причем инициатором банкротства выступает само предприятие.

За два с половиной месяца управившегося с поставленными задачами Канакова в марте 2009г на посту меняет Виталий Загудаев, который может похвастать полуторагодичным пребыванием у руля «Днепропресса». В октябре 2010г на восемь месяцев его сменил Олег Полюлях, которому на смену 4 июля 2011г пришел Сергей Щербак.
Чехарда руководителей продолжилась и в наблюдательном совете. Аграрий Бучацкий задержался на посту председателя до сентября 2010 года, когда его сменил Игорь Чурилов. Причем ушел Бучацкий не только с «Днепропресса», а со «Смарт-Холдинга» вообще, где выполнял обязанности директора по развитию. Чурилова в апреле 2011г сменила кипрская оффшорка AVAKORN TRADING CO. LIMITED, председательствующая в виде юридического лица. Очень похоже, что все «мавры» сделали свои дела, и могут отдохнуть.
Интересная роль досталась Олегу Калию. Он пришел в набсовет в марте 2008г, а ушел в июле 2011г. И реально руководил всеми процессами и директорами. А это очень интересно, руководить самому, когда подписи ставят другие. Например, подпись под решением набсовета об отчуждении в пользу Калия О.Л. служебной квартиры «Днепропресса», в свое время приобретенной как служебная для генерального директора.
Под прикрытием чехарды в кадровой политике, «Смарт-Холдинг» проводит достаточно своеобразную экономическую и социальную политику. Повальная распродажа уникального оборудования поставила крест на возрождении профильной деятельности. Еще ранее инженерно-конструкторский центр был разогнан за ненадобностью. Новая команда «эффективных менеджеров» в трудовом коллективе получила меткое прозвище «могильщиков», но уже не буржуазии, а пролетариата. На этом фоне успехом выглядел полученный заказ на обработку произведенных корпорацией «Мастер» металлоконструкций для Олимпийского стадиона в Киеве. Почистить-покрасить – это стало вершиной успеха для еще 3-4 года назад высокотехнологичного предприятия.

Первый год правления новой команды (2008) принес собственникам убыток в сумме 22,4 млн грн. А 2009 год побил все рекорды. В опубликованном объявлении о созыве очередного собрания акционеров убытки 2009г были оценены в сумме 171,1 млн грн! Такой «результат деятельности» показывать собственникам было просто страшно, и после «уточнения» его зафиксировали на уровне 50,1 млн грн. 2010 год увеличил сумму убытков на 37,3 млн грн.
Поясняя причину самобанкротства «Днепропресса», его финансовый директор привычно кивал на мировой кризис и в качестве аргумента приводил пример BHEL, якобы коварно не заплативших более 2 млн долларов за готовый к отгрузке заказ. Но лукавил без пяти минут генеральный директор Загудаев, забыл, наверное, о том, что не однажды представители BHEL приезжали на «Днепропресс», не однажды убеждались в неготовности и некомплектности заказа, взывали к совести и только потом махнули рукой.

Уверенно чувствует себя в кризис и Ярослав Деревянко, после ухода с «Днепропресса» организовавший НПО «Укргидропрессмаш», куда со временем и перешли на работу ставшие ненужными на «Днепропрессе» его интеллектуальная и творческая элита. Достаточно заглянуть на сайт инжинирингового центра, познакомиться с его направлениями деятельности, с географией и составом заказов, чтобы убедиться: совсем не так все грустно на профильном для «Днепропресса» рынке, как хочется это представить руководству «Смарт-Холдинга».

Подтвердил эти выводы и суд, принимающий решение о ликвидации «Днепропресса». Совсем другие причины ликвидации предприятия называет он. Факт, установленный судом, гласит: что «негативные тенденции в структуре баланса предприятия были вызваны распродажей уникального оборудования». Отметил суд и кредитование под завышенные проценты и т.д. А последний гвоздь забил Украинский государственный химико-технологический университет. В своей экспертизе «Сравнение методов диагностирования банкротств» он сделал заключение, что для «Днепропресса» угроза банкротства была минимальна. Сомнений в искусственном и целенаправленном банкротстве предприятия уже не осталось.
Да что говорить, корпорация «Мастер», которая приобрела имущественный комплекс обанкроченного предприятия, намерена производить на оставшемся после распродаж оборудовании крупногабаритные металлоконструкции (по своему профилю) и опоры ветрогенераторов, производство которых еще в 2009 году анонсировал Генеральный директор «Смарт-Холдинга» Алексей Пертин. Что мешало «Смарт-Холдингу» самостоятельно довести эту тему до ума?
Проанализировав вышеизложенные и факты, можно заметить, что «инфицирование» «Днепропресса» случилось на стыке 2007 и 2008 годов. Кадровые назначения шли из «Смарт-Холдинга» — значит «источник инфекции» именно там. А что же происходило в это время в самом «Смарт-Холдинге»? А там происходила кадровая революция, в результате которой на всех ключевых должностях холдинга оказалась «молодая команда эффективных менеджеров», говоря словами киевского мера.
Начало кадровой революции положил в 2007г Алексей Пертин, заместитель генерального директора холдинга “Северсталь-групп”, «сосватанный» Новинским во время борьбы «Смарт-Холдинга» и «Северстали» за Криворожский горно-обогатительный комбинат окисленных руд. В июле Пертин оказывается в наблюдательном совете «Днепропресса», а в августе занимает должность директора по стратегии и корпоративному развитию «Смарт-Холдинга». Следует отметить, что на «Днепропрессе» Пертин появился не один. Вместе с ним на должность финансового директора пришел Сергей Корниенко. Именно он определил результат финансовой деятельности «Днепропресса» за 2007г как убыточный, что и привело к смене команды.

В феврале 2008г Пертин занимает должность Генерального директора «Смарт-Холдинга» и сразу же, в марте, увольняет топ-менеджмент «Днепропресса». Своего ставленника агрария Бучацкого продвигает на свою предыдущую должность директора по развитию холдинга и назначает главой набсовета «Днепропресса», подручным к которому идет Калий. После прохождения точки невозврата на пути ликвидации «Днепропресса», Бучацкий покидает «Днепропресс», и, от греха подальше, заодно и «Смарт-Холдинг».
Но именно на время председательствования Бучацкого пришелся период необыкновенной щедрости собственников предприятия. Не балующие «Днепропресс» все предыдущие пять лет, только за шесть месяцев 2008г бенефициары «Смарт-Холдинга» под уверения Пертина инвестируют в завод более 70 млн грн. Примечательно, что именно с октября 2008г на «Днепропрессе» вводится уже забытая практика задержек по выплате зарплаты, а исполнение заказов (тот же BHEL) тоже не продвигается ни на йоту. Вопрос, куда исчезли их 10 млн долларов, Новинский и Клямко могут задать службе экономической безопасности, а может, и прокуратуре.
В 2008г из карманов собственников было вытянуто 52,8 млн грн, а за период 2009-2010 – еще 26,8 млн грн. Забастовки по поводу невыплаты зарплаты приобрели характер эпидемии. Результат столь эффективного использования средств собственников зафиксирован в решении суда. Но задолго до решения суда Игорь Бучацкий сменил работу и место жительства.
Но Бучацкий – простой исполнитель. Организатор же столь эффективного управления по сей день рулит империей Новинского-Клямко из кресла Генерального директора «Смарт-Холдинга». Именно он представляется наиболее вероятным «источником инфекции» и организатором «похорон» «Днепропресса».
Кто же «заказчик» «Днепропресса»? Кому выгодно? Кому он мешал? Диагностировав «источник инфекции», и определив «дату инфицирования», легко ответить и на данный вопрос.
Именно в 2007г в Киеве Алексей Пертин встречался со своим старым знакомым — вице президентом SMS MEER Эберхартом Адамицки, с которым, считай, весь 2003 год вел переговоры о поставке на Ижорский трубный завод трубоэлектросварочного стана. Пертин возглавлял этот завод, одновременно будучи в должности заместителя генерального директора холдинга “Северсталь-групп”. Отношения Адамицки и Пертина, надо полагать, сложились доверительные. И если допустить, что Эберхарт попросил Алексея что-то сделать с набирающим силу конкурентом, то можно констатировать, что Алексей с блеском выполнил поставленную задачу. Бренд «Днепропресса» исчез с карты мира, доминировать остался SMS MEER. О степени признательности Эберхарта Алексею можно только догадываться.
Маленький пример истории «инфицированного» «Днепропресса», на котором стараниями Генерального директора холдинга, его собственники Новинский и Клямко потеряли 20 млн долларов, а сам холдинг — имидж социально ответственной компании – это первый звоночек о неблагополучном здоровье «Смарт-Холдинга». Инфекция имеет способность расширяться и захватывать все новые органы. Что мы, собственно и наблюдаем:
Сегодня Генеральный директор усиленно продает другую «жемчужину» «Смарт-Холдинга», продовольственную — производителя консервированных овощей «Верес», в которого инвестировано куда больше, чем в «Днепропресс». А незадолго до того он убедил собственников купить сеть супермаркетов «АМСТОР», чтобы продавать в нем консервы «Вереса». «АМСТОР» без «Вереса» «Смарт-Холдингу» абсолютно без надобности. Зачем же было затевать очередную чехарду теперь уже с покупками-продажами активов – опять же можно только догадываться. Почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что следом на продажу Пертин убедит собственников выставить «АМСТОР». На купле-продаже активов больше всех зарабатывают именно менеджеры, их проводящие.
Также нетрудно догадаться о том, что все свои игры Алексей Владимирович назовет «оптимизацией бизнеса» и «избавлением от непрофильных активов», но готовы ли собственники «Смарт-Холдинга» к инфицированной стратегии «покупать и вкладывать, вкладывать и терять»? Чтобы сохранить здоровье и сам организм, инфекцию надо лечить. Порой радикально.

По материалам: ord-ua.com