Холодницкий о подозрении Коломойскому: Многие не хотят быть причастны к этому

357

По словам главы САП Холодницкого, до подозрения Коломойскому в деле ПриватБанка еще далеко…

Глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) Назар Холодницкий не согласен с директором НАБУ Артемом Сытником в том, что следствие приблизилось к объявлению подозрения Игорю Коломойскому. Об этом Холодницкий заявил в эфире телеканала ICTV.

Он подчеркнул, что претензии к Коломойскому не исчерпываются делом национализации ПриватБанка, там фигурируют и другие компании.

«Давайте расширим вопрос. ПриватБанк, Укрнафта… это те дела, которые находятся у детективов и прокуроров. Не могу согласиться 100% с позицией коллеги Артема [Сытника] о приближении вплотную (к объявлению подозрений — ред.), ибо дело трудное, дело длится уже четвертый год», — сказал Холодницкий.

Приватбанк обвиняет бывших владельцев Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, в отмывании $470 млрд через кипрские компании — сумма, эквивалентная двум ВВП Кипра.

Он подтвердил, что есть сложности с проведением некоторых экспертиз.

«Видя такие названия учреждений и кейсов, которым надо давать экономическое заключение, многие или млеют, или делают все, чтобы не быть причастным к этому”, — отметил глава САП.

При этом он подчеркнул, что следствие не остановлено, дела не закрыты, и предположил, что при его каденции так и останется.

Коломойский продолжит суды с ПриватБанком

Между тем, Коломойский возвращается в украинские суды. Дело по иску Коломойского было заморожено с декабря 2019: тогда Шестой апелляционный суд остановил разбирательство, пока не закончится рассмотрение в Большой палате дела Суркисов. На днях братья внезапно проиграли самый важный суд и все это благодаря «антиколомойскому закону». До этого были только выигрыши.

Процесс Коломойского может возобновиться не раньше, чем через 10-14 дней: для этого нужно, чтобы Верховный суд опубликовал полный текст решения в отношении Суркисов, говорит один из участников процесса со стороны государства.

Кабмин и НБУ в этой апелляции будут подавать аналогичные ходатайства: с учетом норм «антиколомойского закона» закрыть производство и отменить решение первой инстанции.

Остальной bail-in. Кроме Суркисов связанность с экс-владельцами ПриватБанка пытаются оспорить десятки компаний и физлиц, попавших в 105 постановление НБУ со списком инсайдеров банка.

Среди них – компания Приватофис, на которую записаны несколько сотен отделений банка, экс-акционер кипрская Triantal Investments, через которую Коломойский и Боголюбов контролировали часть Привата (не требует признать себя несвязанной с банком, а просто просит полностью отменить 315 постановление НБУ со списком признаков связанности), среди физлиц-истцов – экс-топ-менеджеры финучреждения во главе с бывшим предправления Александром Дубилетом.

Большая часть этих процессов остановлена из-за дела Суркисов. Большая палата должна была определить, в какой юрисдикции должны слушаться такие процессы (был спор между административной и хозяйственной, теперь появился вариант с гражданской), какими аргументами должны пользоваться суды низших инстанций (в этом смысле Большая палата – эталон).

После победы над Суркисами шансов выиграть остальные суды по bail-in (общая сумма – 29 млрд грн) у государства стало больше.

Что такое «антиколомойский» закон

Это изменения в банковском законодательстве, которые в том числе касаются судебных разбирательств вокруг решений Национального банка Украины. Закон касается всех банков, которые обанкротились вследствие кризиса 2014-2015 годов.
Речь идет об экс-владельцах банков-банкротов, которые действительно могут признать действия государства неправомерными. Например, Нацбанк мог ошибочно признать конкретный банк неплатежеспособным.
Новый закон призван смягчить возможные последствия поражения государства в судах с экс-бенефициарами банков. Главная идея: неправильные решения госструктур – не повод для отмены их решений. И чтобы получить компенсацию за них, нужно доказать свои убытки с помощью международного аудитора.

То есть, если банк стал неплатежеспособным и выводится с рынка, то вкладчикам возвращают средства, а потом начинается ликвидация финучреждения. Остановить процесс суд не может, а также владелец банка не имеет возможности вернуть его себе и восстановить работу банка.

Закон применим к ситуации с «ПриватБанком». Перед его национализацией в декабре 2016 года он был признан банкротом, поскольку НБУ обнаружил в банке огромный портфель кредитов, выданных компаниям Игоря Коломойского и его бизнес-партнеров. Экс-владелец банка оспаривает практически все действия Нацбанка в тот период.

Благодаря нововведениям, которые предусматривает данный закон, проект получил неформальное название — «антиколомойский». Его принятие существенно усиливает позиции государства в судах с олигархом вокруг национализации.