ГБР: путь в никуда

99

За последние две недели новообразованный орган правопорядка — Государственное бюро расследований — превратился в парад несчастных случаев на стройке. Это уже больше похоже на демонтаж фундамента, на котором конструкция не простояла и года. Две стороны конфликта не просто бьют оконные стекла и выламывают фанерные двери в «правоохранительном» здании, это уже больше похоже на демонтаж фундамента, на котором конструкция не простояла и года. Можно было бы расписать роли инвесторов, заказчиков, подрядчиков недовольных распределением сил и эффективностью работы ГБР. Хотя на самом деле все они должны были бы синхроном нести политическую (репутационную) ответственность за это «чудо коалиционного дизайна». Кое-кто даже подпадает под отдельные статьи Уголовного кодекса, но в стране тотального беззакония терзают сомнения, что за это можно оказаться на скамье подсудимых.

Уже более трех с половиной лет продолжается эпопея с созданием и надлежащим запуском бюро. Мало того, что нардепы в самом начале разрушили логику работы Государственного бюро расследований в профильном законе, так они еще и способствовали распределению так называемой внешней конкурсной комиссии в составе девяти человек между БПП и Народным фронтом. Дальше — хуже. Руководство бюро, сформированное по квотам двух партий, никак не могло найти между собой общий язык, что в который раз вылилось в публичный скандал. Директор ГБР Роман Труба, принимая во внимание изменение политических обстоятельств, начал проверку руководителей среднего звена по результатам прохождения испытательного срока руководителей, персонально нелояльных к руководителю бюро.

Сначала формальные проверки, потом сообщение об увольнении и подписание приказов в отношении трех руководителей подразделений центрального аппарата: руководителя Второго управления организации досудебного следствия Александра Туру, руководителя Управления планово-финансовой деятельности Дениса Луцика и руководителя Управления обеспечения деятельности Руслана Титарчука, а также руководителя территориального управления в Полтаве Владимира Тимошко.



Экспертная среда немедленно дала оценку таким действиям, ведь можно долго играть в политику, однако ориентиром для руководителей нового органа правопорядка должно быть нормативное регулирование. Упомянутыми действиями сразу дважды был нарушен закон о ГБР. Во-первых, руководитель ГБР назначает и увольняет с должностей директоров территориальных органов, руководителей подразделений центрального аппарата бюро по представлению так называемой внешней конкурсной комиссии (ст. 13 закона). Во-вторых, к моменту такого представления он должен получить согласование от своих заместителей (п. 9 ч.1, ч.2 ст. 12 закона). Ни того ни другого процедурно соблюдено не было.

Юристы сразу заметили, что незаконно уволенные в суде добьются положительных для себя решений. Это и произошло спустя менее чем неделю — 3 июня. Мы пока знаем лишь об одном обжаловании с полученным постановлением административного суда, который встал на сторону руководителя следственного подразделения центрального аппарата Александра Туру. В общем, надо понять ключевой момент: заявление об обеспечении иска удовлетворили, остановив действие приказа Романа Трубы, с учетом изменений, внесенных приказом № 154-в 29 мая 2019 г. Кроме того, суд запретил директору ГБР принимать решения, в частности издавая приказы или распоряжения об увольнении Александра Туру с должности.
Не удивлюсь, если другие незаконно уволенные тоже остановят действие приказов Романа Трубы в судебном порядке. Вместо политизированных эмоций надо было все же дождаться хотя бы какого-то ответа от заместителей и обратиться за представлением к «внешней» комиссии, если уже так донимали эти четверо руководителей среднего звена. Однако по этому пути директор ГБР идти не захотел или, возможно, куда-то спешил. Более того, сейчас известно о еще трех потенциальных увольнениях. Они грозят руководителю управления правового обеспечения Оксане Пащенко, начальнику отдела внутреннего аудита Петру Божевскому и руководителю управления внутреннего контроля Богдану Чобитку.

Тем временем следует вспомнить и колоритные парламентские слушания, состоявшиеся в здании на улице Грушевского. Организатором стал профильный комитет по вопросам регулирования правоохранительной деятельности, возглавляемый нардепом от «Батьківщини» Андреем Кожемякиным. В общем, обсуждение касалось текущей деятельности бюро: укомплектования на уровне 64% от предельной численности 1500 человек, законодательных пробелов, а также проблем, с которыми столкнулись внутренние конкурсные комиссии и Совет общественного контроля при ГБР. Однако несколько моментов все же нужно детализировать.

Присутствующие обратили внимание на то, как над директором ГБР собрались тучи, которые пролились жесткой критикой Романа Трубы сразу на нескольких направлениях: попытки вмешиваться в деятельность внешней и внутренней комиссий, проводящих конкурсы на занятие вакантных должностей в бюро; блокирование процесса создания дисциплинарной комиссии и подразделений, которые бы присматривали за законностью деятельности следственных управлений; отсутствие объявления конкурсов, а также незаконные увольнения. Однако сосредоточим внимание на критике со стороны конкурсных комиссий.

История с внешней комиссией длится уже год — с момента нежелания Трубы назначать 27 кандидатов на должности руководителей среднего уровня в центральный аппарат и руководителей территориальных управлений. Кстати, тех, кого он сначала не хотел, а потом все же назначил, теперь директор ГБР незаконно увольняет. Мы уже объясняли, что отбор и последующая война, вызванная нежеланием Трубы назначать на должность, — это сугубо борьба между несколькими группами влияния. Как и предупреждали о том, что директор ГБР назначит почти всех, лишь несколько должностей выторговав для себя, так, в конце концов, и случилось: свободными остались территориальные управления во Львове и Николаеве, следственное управление и коммуникационное подразделение в центральном аппарате.

Ситуация с внутренней комиссией №2 (отбор кадров для территориальных управлений) намного сложнее. Бывший секретарь этой комиссии Надежда Коренная и глава этой комиссии Олег Шрам, бывший очень близким помощником Романа Трубы, прямо заявили о спуске сверху списков лиц, которые должны были пройти конкурс на должности госслужащих и следователей. Изъявителем воли Романа Трубы назвали нынешнего руководителя патронатной службы, экс-прокурора Александра Удовиченко. Позже Олег Шрам даже опубликовал на своей Фейсбук-странице списки лиц, которым должны были быть предоставлены преференции во время отбора. В свою очередь, Удовиченко дважды намекнул своему экс-коллеге Шраму со своей страницы, что именно он якобы брал деньги за назначения.

Как заключительный аккорд парламентского заседания, вспомним фразу председателя профильного парламентского комитета Андрея Кожемякина, который посоветовал не оглядываться на политику и политиков, а руководствоваться только законом: «Есть два способа управления: либо по закону, либо с «крышей». Возможно, кто-то не заметил, что «крыша» поехала?» И тут намек на прикрывание тылов Романа Трубы сначала представителями «Народного фронта» Пашинским–Турчиновым, а позже — представителем БПП Глебом Загорием.
В конце концов, в аналогичных вещах можно упрекнуть не только Романа Трубу: политизированность в процессе создания и в начале функционирования ГБР видна невооруженным глазом. Сами же члены комитета, которые так критиковали руководство бюро, являются одной из ключевых причин проблемы. Во-первых, профильный закон проходил через их комитет еще в 2015 г., когда и был принят. Во-вторых, часть депутатов (или их сателлиты) параллельно входили в конкурсную комиссию, которая отбирала Романа Трубу, Ольгу Варченко и Александра Буряка на должности. Однако директор за полтора года все же должен был найти общий язык с заместителями, кого-то из них отдельно обвинять мы сейчас не будем — в этом просто нет смысла.

Выход из этой турбулентной ситуации сейчас лишь один. Речь идет о перезагрузке топ-руководства через новый конкурс, в котором отбор будут проводить не представители воли политических групп (юридически делегированные представители правительства, парламента или президента), а отечественные и международные эксперты с высокой репутацией. При этом не менее важно проверить всех следователей и госслужащих из семи территориальных управлений. Если две стороны (Олег Шрам и Надежда Коренная, с одной стороны, Александр Удовиченко и Роман Труба — с другой) обвиняют друг друга а «договорняках» об отборе и назначении работников этих подразделений, то это уже можно считать установленным фактом. А теперь представим, как же следователи в регионах будут проводить процессуальные мероприятия: либо с нулевой эффективностью, либо с неординарным желанием «подзаработать». Кстати, о последнем уже у нас есть некоторая информация, и очень скоро мы попытаемся осветить эту историю в деталях.

И напоследок о судебных делах. Упомянутый выше секретарь конкурсной комиссии №2 (территориальные управления) и член РГК при ГБР Надежда Коренная вместе со своим коллегой Максимом Болдиным 3 июня подали заявление о преступлениях, якобы совершенных Романом Трубой, а именно: умышленное невыполнение решения суда, которое приобрело законную силу (ст. 382 УК Украины), служебная халатность (ч.1 ст. 367 УК Украины), злоупотребление властью или служебным положением (ч.1 ст.364 УК Украины), а также разглашение данных досудебного расследования (ч.2 ст.387 УК Украины).

К аналогичному шагу прибегнул нардеп от «Народного фронта» Антон Геращенко, о чем вспомнил в своем Facebook-аккаунте. Еще одной вишенкой на этом торте является бесконечная история иска нардепа Юрия Македона, который также претендовал на должность директора ГБР. Шестого июня должны были состояться судебные дебаты, участники которых фактически могли поставить точку в вопросе законности допуска Романа Трубы к конкурсу. Но… состоялись не дебаты, а эвакуация, поскольку суд неожиданно «заминировали». Еще один довод абсолютной политизированности всех процессов, когда не гнушаются никакими методами влияния и давления.

Уже отдавая текст в публикацию, мы узнали о еще одном скандале в бюро. На этот раз руководитель управления внутреннего контроля Богдан Чобиток, которого планировал уволить Роман Труба, якобы зафиксировал злоупотребление в действиях директора. Чобиток задокументировал факт прогула руководителем патронатной службы Александром Удовиченком.
Однако никакого взыскания на прогульщика не наложено, более того, директор ГБР Роман Труба незаконно, как считает Богдан Чобиток, внес изменения в приказ об отпуске Удовиченко, чем спас своего подчиненного от увольнения за прогулы.

* * *

В условиях такой деструктивной работы Государственного бюро расследований надо еще раз переосмыслить логику формирования этого квазиколлегиального органа, возможно, изменив его на единоличный. Как показала практика, общественности намного легче контролировать орган публичной власти, где четко понятно, кто за что отвечает. Описанный выше политико-правовой хаос должен подталкивать именно к таким выводам, ведь без постоянного отслеживания событий можно легко заблудиться в этих лабиринтах политических хитросплетений и юридической эквилибристики.

Еще одним однозначным выводом является то, что в состав конкурсной комиссии, отбирающей топ-руководство органа правопорядка, априори не могут входить политические представители, даже если юридически они представляют интересы одного из ключевых органов государственной власти. И последнее — только незаангажированная позиция общественности и попытки журналистов разобраться в ситуации помогут в становлении новообразованных учреждений. Любой перекос — непонимание процессов и процедур, политические пристрастия или другие деструктивные моменты — станет лишь хворостом для костра, в котором догорят наши ожидания на господство в Украине принципа неотвратимости наказания.

По материалам: argumentua.com