Больше всех потерял, но больше всех помог: Как состояние Ахметова пошатнулось после прихода «русского мира»

370

Ринат Ахметов за время войны потерял больше всех из числа крупных бизнесменов из списка Forbes и при этом отдал на поддержку ВСУ и гуманитарные цели более 3 млрд грн.

Об это пишет издание «Новое время«.

«По состоянию на октябрь, его состояние американский Forbes Billianaires оценивал в $4,3 млрд. Год назад НВ и Dragon Capital насчитали ему $11,5 млрд», — пишет «Новое время».

Металлургическая группа Метинвест — главный актив Ахметова — потеряла Азовсталь и ММК им. Ильича, два крупнейших металлургических комбината в оккупированном Мариуполе.

«По восстановительной стоимости (расходы на построение аналогичных компаний. — Ред.) потери ММК им. Ильича и Азовстали из-за российской агрессии составляют от $17 до $20 млрд», — говорил Ахметов в интервью НВ.

Кроме того, периодически останавливаются горно-обогатительные комбинаты в Кривом Роге. Внутренний спрос на железную руду сократился, а экспорт почти остановился из-за блокады Россией морских портов.

«Второй крупнейший бизнес Рината Ахметова, энергохолдинг ДТЭК тает на глазах. От ракетных обстрелов страдает все: от линий электропередач до электростанций. По словам исполнительного директора компании Дмитрия Сахарука, стоимость оборудования, необходимого для восстановления, составляет «сотни миллионов долларов», — пишет издание.

Оккупированы все ветроэлектростанции, часть солнечных электростанций и две ТЭС.

Из других заметных изменений в бизнесе Ахметова журналисты отметили потери в аграрном холдинге HarvEast и добровольный отказ всех медиаактивов.

При этом Ахметов больше остальных крупных бизнесменов отдаёт на поддержку ВСУ и гражданского населения.

«Общая сумма помощи (гуманитарной и милитарной) — более 3 млрд грн», — сообщает издание со ссылкой на данные SCM.

Напомним, Ринат Ахметов продолжает оставаться в Украине. Ранее он объяснил это так:

«После встречи с Президентом 23 февраля я ужинал со своими друзьями у себя дома, в Киеве. Они в большинстве своем, как и я, были уверены, что война начнется. И они мне задали этот вопрос – почему я не поехал сразу. Вам отвечу так же, как и им – войну я встречу в своем доме, в Украине, как и вы. Прилететь и сразу вернуться – недопустимо для меня, очень стыдно по-человечески», сказал он журналистам.