Боец батальона «Айдар»: 32-й блокпост находится в окружении, и нас отправляли прямо в засады

421

Боец батальона "Айдар" Максим, участвовавший в одной из попыток освобождения 32 блокпоста. Он рассказал почему большинство этих попыток не увенчались успехом. Максим уверен, что высшие чины прекрасно знали, что межу 31 и 32 блокпостом есть не одна засада и даже блокпосты боевиков, но все равно они отправляли ребят на верную смерть.
Он сообщил: "У нас был прямой приказ - 15 октября у нас было боевое построение, пришел прямой приказ, что нужно помочь Нацгвардии на 32 блокпосту выехать. Информация поступила, что там есть и двухсотые, и трехсотые (раненые) и нужно ехать их выручать. Нас выехало человек 30. В нашей машине было 8 человек. Командиры на 31 блокпосту послали нас прямо в засаду. Приехали на 31 блокпост, их командование показало карты, куда идти, кого выводить, какой дорогой ехать, куда вывозить. Сказали, что там все нормально, тихо спокойно, "зеленая" дорога (можно ехать свободно). Мы выехали к 32 блокпосту ближе к вечеру. Выехали мы с 31 блокпоста. И проехав 3-4 км, попали в засаду. Во время боя мы были в 10 метрах от террористов - Начали нас обстреливать, нашу машину стянуло прямо в их блокпост. Из машины повыскакивали, но пока выскакивали, меня ранило, командира моего ранило. Один парень от ранений погиб в машине. Бой вели буквально метрах в 10-12. Потом нас всех позатягивали в окопы. Нашего командира забили до смерти - Нас вообще не собирались оставлять, но командир сказал, что никого не трогать, пойдут на обмен. Когда в окопах у одного из этих террористов "снесло крышу", потому что у них тоже было два "двухсотых", они забили моего командира, голову разбили до такой степени, что аж мозги потекли. Нас осталось 6 человек, 4 раненых.
Террористы пытались убедить пленных, что их обстреляла Нацгвардия - После окончания боя их командир кричал, что это свои. Террористы вывесили украинские флаги, мы уже действительно подумали, что это свои, он еще так уверенно говорит: "Нацгвардия, Нацгвардия". Ко мне подбежали, очередью прострелили две ноги. Пленных пытались отбить - Потом террористы мне перетягивали раны, 10-15 минут. За нами наши пустили еще три танка. Два танка подбили, ребят, кто в живых остался, тоже забрали. Третий доехал до 32 блокпоста, но из-за отсутствия связи у наших супер-танках 60-х годов, он еще и наш, 32 блокпост, обстрелял. Проехал дальше и "сепары" его тоже подбили. Террористы хотели меня пристрелить, но женщина, врач из России, прошедшая три войны, спасла меня - Потом я попал в госпиталь в Луганске. От потери крови я уже начал, грубо говоря, умирать. Но местная женщина, начальник медчасти, она сама русская, ей за 50, она участвовала в нескольких войнах, она меня спасла. Они меня хотели застрелить, чтобы со мной не мучиться: я тоже, чтобы не мучиться. Уже начали автоматы передергивать, она заступилась за меня. И она меня спасла. Сделала первую операцию мне тоже она.
28 дней в плену - В плену относились нормально, по-человечески. В Луганске на самом деле очень много группировок, которые не находят общего языка. Нормально лечили в луганской областной больнице. Там все врачи за Украину, ну а младший медперсонал… отношение было так…когда нормально, когда не очень. Ну не били."
Сейчас Максим проходит лечение, у него ампутирована нога… и наверно единственное, за что переживает, так это за ребят, которые остались в плену. Максим нуждается в помощи и поддержке. Карта "ПриватБанка" 4149 4978 2411 8170 Вакуленко Максим.

По материалам: 112.ua