Украина: распродажа продолжается

178

Продажа Укртелекома по прошествии недолгого времени вполне может попасть в перечень национальных катастроф – как в свое время получилось с Криворожсталью. И дело здесь отнюдь не только в сомнительных сопутствующих обстоятельствах продажи. Хотя и они вызывают целый ряд вопросов.

Ну, во-первых, убивают заявления некоторых «экспертов» о «завышенной» стартовой цене. Напомним, за «Укртелеком» Фонд Госимущества пожелал получить десять с половиной миллиардов гривен. Цена для монополиста смешная. А если учесть, что продавался не просто контрольный, а в буквальном смысле монопольный пакет (более, чем 92% акций), то смехотворность цены становится еще более очевидной. Укртелеком – это стратегическая монополия. Допустим, оборудование на нем стоит действительно не самое новое (хотя это далеко не всегда соответствует действительности: например, для Укретелекома даже в последние годы закупались спец-АТС производства отечественных оборонных заводов; их качество на порядок выше, чем качество зарубежных коммерческих аналогов – и это только один из ряда примеров).

Допустим, управлять таким гигантом не очень-то легко. Однако не надо забывать, что собственник получает в руки кабельные линии связи, на которых очень часто «сидят» так называемые мобильные операторы: они ставят концевые вышки, сигнал с которых в результате идет на приемник в ближайшем Укртелекомовском колодце. Незаконно, конечно, – но очень прибыльно, в том числе и для нового собственника.

Кроме того, есть еще колодцы и канализация спецсвязи – это ведь тоже все относится к материальной базе Укретелекома. Конечно, частоты спецсвязи распределяются и шифруются независимо от гражданских связистов – но материальное их обеспечение все равно лежит на Укртелекоме. А теперь – на новом собственнике. Понимаете, почему цена – занижена?

Во-вторых, условия продажи исключили из числа возможных покупателей госкомпании – даже если всего лишь часть компании принадлежит государству – и высокодоходные компании. Видимо, подразумевалось, что это не позволит наложить на Укртелеком монополистическую лапу крупным телекоммуникационным компаниям (наподобие Киевстара или МТС), которые тем самым превратились бы в единоличных диктаторов. Однако «смущает» то, что и в первый, неудачный, раз, и во второй в тендере приняла участие лишь один претендент – дочерняя фирма весьма средней австрийской компании. Которая и стала владельцем монопольного пакета акций Укртелеком. И которая напрямую связана с нынешним высшим менеджментом Укртелекома. При этом совершенно неизвестно, откуда у незначительной, в принципе, компании деньги на покупку. Не исключено, что их еще и не окажется – ведь пока заключено лишь нотариальное соглашение, по внесенному залогу. А вся сумма должна поступить в течение двух месяцев.

И нет никакой гарантии, что компания является всего лишь промежуточным агентом. Как говорят – агентом кого-то из «приближенных» Януковича. Что очень беспокоит некоторых и совершенно не беспокоит, например, Леонида Кравчука. Он, напротив, считает, что «близость к президенту» – это очень хорошо. Ну, кто бы сомневался… Важно другое: австрийцы могут с легкостью перепродать Укртелеком кому угодно. И, видимо, ФГИ в этой ситуации играет отнюдь не заштатную роль – ведь стартовая цена была превышена единственным претендентом всего лишь на 75 миллионов. А даже если австрийцы не перепродадут Укртелеком, это не меняет главного.

Главное же заключается в том, что Укртелеком вообще нельзя было продавать. Под разговоры об убыточности нынешний менеджмент, даже будучи скованным государственными стандартами, тем не менее, активно сокращал сотрудников. Нет никаких сомнений, что этим будет заниматься и «новый» собственник, кем бы он ни был, – ведь никаких дополнительных условий ему не ставят. Нет, опять же, сомнений и в том, что этот новый собственник взвинтит тарифы – хотя они и так не являются низкими. Но частный собственник – это частный собственник, у него свои представления об эффективности и рентабельности. А между тем монопольная проводная связь – это не та область, где можно руководствоваться «рентабельностью». Это, ни много, ни мало, одна из сфер государственной (национальной, если угодно) безопасности. Недаром еще в прошлом году член спецкомиссии парламента по вопросам приватизации Алла Александровская заявила, что продажа Укртелекома – это вопрос общественной значимости. Очевидно, что этой продажи нельзя было допускать. Пример с «Криворожсталью», казалось бы, всем все доказал (притом, что «Криворожсталь» – стратегическое, но не монопольное предприятие). Однако у власти, видимо, нашлись какие-то иные аргументы, для нас неочевидные. И боюсь, что они окажутся крайне неубедительными…

provokator.com.ua