«Реэкспорт оружия — это беда не Украины, это беда мирового масштаба»

190

Украину несправедливо обвиняют в подпольной торговле оружием и военной техникой, хотя за сделками строго следят украинские контролирующие органы. Об этом в эксклюзивном интервью корреспонденту Новости Украины - From-UA рассказал директор Центра исследования армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак. В ходе беседы эксперт поведал о проблеме реэкспорта оружия, из-за которого наша страна попадает под шквал обвинений, а также о том, что составляет основу нашего экспорта и какие тендеры на поставку мы выигрываем у России.

Новости Украины - From-UA: - Украина со времен скандала с Виктором Бутом раз в 1-2 года обвиняется в незаконных поставках оружия странам третьего мира - авторитарным кланам в Африке, на Ближнем Востоке и в Средней Азии. Вот и в прошлом году нашу страну уличили в поставках патронов для сирийских боевиков через Саудовскую Аравию. А уже в апреле с.г. обвинили в нелегальной продаже оружия покойному лидеру Ливии Каддафи. Насколько правдивы эти обвинения? Какова доля чёрного рынка в отличие от официальных продаж?

Валентин Бадрак: - «Украина со времен Виктора Бута» — я такого исторического рубежа не знаю. Украина со времен, когда она стала представлять конкуренцию на мировом рынке оружия, действительно стала обвиняться в различных поставках.
Валентин Бадрак: - Это где-то начало 1997 года, когда активно начал исполняться пакистанский танковый контракт. По итогам мы знаем, что СИПРИ (SIPRI - Стокгольмский институт исследования проблем мира. – Ред.) включил Украину в десятку мировых спецэкспортеров оружия. Я не хотел бы спорить с этой организацией по поводу методики подсчетов результатов оружейной торговли, но важно то, что Украина попала в поле зрения потому, что она является игроком на мировом рынке вооружений. В танковой тематике участвовало тогда 200 предприятий оборонного комплекса.

В то время была отработана сугубо украинская кооперация, тогда как ранее это была кооперация советского типа, то есть в рамках взаимодействия предприятий на всей территории бывшего Советского Союза, и, соответственно, всеми этими действиями Украина заявила себя как достаточно серьезного игрока на мировом рынке оружия.

Конечно, это, во-первых, не могло не вызывать тревоги, что Украина начнет хаотично продавать оружие, которое осталось с советских времен. Во-вторых, были опасения, что Украина попросту начнет вытеснять других игроков с рынка оружия. Ну и, наконец, в-третьих, это то, что критические технологии являются сами по себе инструментарием давления. Надавливая таким способом, можно было решить какие-то задачи.
Я могу привести исторические примеры. Скажем, в 1998 году, когда в Киев приехала Мадлен Олбрайт (тогдашний госсекретарь США), то накануне в СМИ прозвучали обвинения Украины по поводу нелегальных поставок оружия в Афганистан, и, конечно, этот вопрос был поднят в ходе переговоров. Это было довольно выгодно и важно для Запада, и в этом он как бы руководствовался фактором давления, о котором я уже рассказал. Тогда важнейшая цель состояла в том, чтобы вынудить Украину отказаться от участия харьковского предприятия «Турбоатом» в строительстве иранской атомной станции. Эта цель была достигнута, а якобы взамен Украина получила членство в режиме РКРТ (Режим контроля за ракетными технологиями), и как будто бы это позволило ей принять участие в проекте «Морской старт». Хотя в этом мероприятии, кроме ракеты «Зенит» украинско-российского производства (где 72 % комплектующих являются российскими), ни одна ракета в мире не могла бы принять участие в этом проекте, потому что, во-первых, ракета экологически чистая, и, во-вторых, только эта ракета способна снаряжаться в горизонтальном положении и автоматизированно запускаться. Я вдаюсь в такие подробности, чтобы существовало понимание того, что за каждым обвинением стоит определенная и четкая цель. Бывает банальная цель — вытеснить конкурента с того или иного рынка оружия. А бывает цель политическая.

Приведу другой пример. В 1999 году были обвинения Украины в поставках части вооружений, в том числе в Кот-д'Ивуар. И тогда задача конкурентов была не допустить, чтобы Украина попала в сменный состав Совета безопасности ООН.

Цели порой ставятся достаточно прагматичные, и иногда для этого используются СМИ - обвинения Украины в нарушении международных режимов всегда имели место как обвинения со стороны масс-медиа.
Между тем Украина обвинялась другими государствами лишь единожды – когда случилась история с поставками «Кольчуг» в Ирак 2002 году. Но после того, как в Украине поработала англо-американская комиссия и все было показано предельно откровенно и прозрачно, эти обвинения были официально сняты со стороны государства. Таким образом, мы не имеем ни одного обвинения не со стороны СМИ, то есть мы не имеем ни одного официального обвинения от других стран.

Что касается сирийской и ливийской темы и обнаружения какой-то продукции с маркировкой Украины на территории того или иного государства, то, как правило, речь идет о таком нехорошем явлении, как реэкспорт. Реэкспорт — это беда не Украины, это беда мирового масштаба, и с реэкспортом справиться можно лишь в том случае, если основные мировые игроки (прежде всего США, Россия, Китай, Великобритания, Франция, Германия) будут действительно желать эту проблему решить. Но пока эти игроки, особенно первая тройка, не очень заинтересованы в решении недостатков реэкспорта, и как результат - международный режим под названием «Вассенаарские договоренности» (соглашение 1996 года по координации усилий по контролю за экспортом обычных вооружений и высоких технологий (товаров и технологий «двойного применения») в страны с нестабильными политическими режимами и в регионы, где продолжаются конфликты. – Ред.) фактически не действует и сведен к формальной деятельности.

Новости Украины - From-UA: - Если говорить об истории, когда в октябре Украину обвинили в поставке патронов с Луганского патронного завода сирийским боевикам через территорию Саудовской Аравии, то получается, что мы кому-то продали, а бенефециар продал этот товар третьей стороне. А как же накладные?

Валентин Бадрак: - Все дело в сертификате конечного пользователя. Он выдается конечному потребителю — тому, от которого приходит заявка. И некоторые государства осуществляют определенные нарушения, проводя свою политику. Например, по ливийской тематике в пример можно привести следующие случаи. Ливийцам одной из канадских фирм был доставлен беспилотный аппарат, а такие государства, как ОАЭ и Армения, прямо упоминаются как государства-реэкспортеры — государства, которые поставляли не ту продукцию, которую они сами произвели, а продукцию других производителей.

По материалам: from-ua.com