Почему Ленур Ислямов играет против интересов крымских татар?

442

Когда я начал изучать ситуацию с каналом «ATR», выглядело всё очень типично: два российских жулика – Ленур Ислямов и его подручный Айдер Муждабаев – назвались украинскими патриотами и по непрозрачной процедуре освоили 210 млн. грн. из госбюджета. А когда Счетная палата обнаружила масштабные нарушения, и их начали отрывать от кормушки (любого другого на их месте просто посадили бы), подняли вой о притеснениях и дискриминации коренного народа.

Но после выхода предыдущей статьи на меня обрушился вал информации с интереснейшими подробности о деятельности этой парочки. Чего я не ожидал – основная информация поступает от представителей крымскотатарского народа, в том числе — от бывших и действующих (!) сотрудников канала «ATR».

События последних дней окончательно убедили меня в том, что ситуация несколько сложнее. Эта история не просто о деньгах. Речь идёт о политической монополии. Ленур Ислямов фактически захватил в заложники весь крымскотатарский народ. И манипулирует им в своих целях. Эти цели явно противоречат интересам Украины. Более того — Ислямов открыто играет против интересов крымских татар, ради сохранения контроля.

Сначала я не понимал, почему крымские татары так активно начали делиться информацией? Часть запугана или зависима от него. Это понятно. Но это полбеды. Беда в другом: тем, кто не согласен с Ислямовым, просто некуда пойти. У них нет способов донести свою позицию. В случае публичной критики их сразу же объявят предателями. Даже если они сто раз правы, в защиту никто не выступит – такова корпоративная этика. А непубличное противостояние с Ислямовым внутри крымскотатарской среды, за исключением Мустафы Джемилева, не выдержит никто.
По-прежнему призываю всех, кто сомневается в моих выводах, проверить факты. Во-первых, прочитать интереснейший отчет Счетной палаты по итогам аудита канала «ATR». Во-вторых, обратиться за комментарием к экс-представителю президента Порошенко в АРК Борису Бабину, который этот аудит инициировал. Просто проверьте.

Кстати, я отдельно обращаюсь к поборникам журналистских стандартов и «медиаспильноте». Детектор.Медиа, Институт массовой информации, всякие «расследователи» и т.д. Что-то не слышно ваших голосов. Почему? Вам не интересны выводы Счетной палаты? Уверен – если бы аудит касался любого из каналов того же Медведчука, вы бы цитировали его круглосуточно. Отчего здесь молчите? Не хотите ссориться с донорами? Но это же двойные стандарты, с которыми вы якобы сражаетесь.

В этом тексте я добавлю некоторые подробности по финансовой стороне. Но особый акцент следует сделать на том, что пытаются разрушить Ислямов с Муждабаевым ради своих целей. Их цинизм просто зашкаливает.

Что на кону

В четверг, 11 февраля произошло событие, которое «сложило» всю картинку: глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров в прямом эфире канала «ATR» буквально выпорол Айдера Муждабаева. Чубаров прилюдно воспитывал его как нашкодившего щенка, едва сдерживая эмоции.

Я записал отдельный ролик по этому поводу, настолько это было ярко.

И что вы думаете? Буквально через час после этой порки Муждабаева как подменили. Вместо обычного потока оскорблений в адрес чиновников, он начал рассуждать …об отсутствии «культуры принесения извинений».
Следующие шаги предельно ясны – через пару дней Муждабаев начнет просить прощения, говорить, что не совладал с эмоциями и т.п. А Ислямов расскажет, что «ради интересов народа и ради зрителей в Крыму» согласится участвовать в ненавистном конкурсе для получения финансирования. Ребята заигрались и теперь будут искать пути отступления. Вот увидите.

Еще на прошлой неделе я отметил нечто странное: канал «ATR» кричит, что он единственный «голос крымских татар». Но при этом ни Меджлис, ни лидеры народа как-то не торопятся горой становиться на его защиту. Хотя все знают, как татары умеют защищать своих. Это же странно, не правда ли?

Как выяснилось ничего странного нет. Смотрим на хронологию.

Еще в пятницу, 29 января канал «ATR» выпускает комплиментарные сюжеты о Минреинтеграции Алексея Резникова, потому что министерство разработало план по развитию крымскотатарского языка.
Но уже в понедельник, 1 февраля Резников внезапно превращается в расиста, колаборанта и предателя, а его министерство – в кучку бесталанных неумех, которых Муждабаев сравнивает с животными.

До вечера 11 февраля продолжается этот шабаш, а потом в эфир выходит Чубаров. Он буквально кричит, что не надо срывать некий процесс, и говорит шокированному Муждабаеву, что в тот же день ранее встречался с сотрудниками Минреинтеграции по рабочим вопросам…

Чубаров появился в эфире вынужденно, чтобы спасти ситуацию.

После выхода первой статьи на тему «ATR» источники в Офисе Президента сообщили мне, что ОП в некотором замешательстве. В ближайшее время ожидается очень сильное решение в интересах крымских татар. Его суть я обещал не раскрывать, но оно должно появиться либо в самом конце следующей недели, либо через неделю.

Собеседник в ОП сказал, что это решение двигал Резников, но теперь непонятно, что со всем этим делать. Прямая речь: «Если Резников не захочет дальше с этим возиться, его поймут. Но там было видение и план. Теперь неясно, кто будет всё это реализовывать. Скорее всего, пока отложим». У Резникова говорить на эту тему отказались.

Также, как заявил в эфире Чубаров, на рассмотрение Кабмина в марте должна быть вынесена концепция по развитию крымскотатарского языка, которую Минреитеграции разрабатывает вместе с Меджлисом.

Если отбросить информационную шелуху, то картина предельно ясна: Муждабаеву поручено заблокировать все телодвижения в интересах крымских татар, которые не контролирует Ислямов. Потому что успехи кого-то другого подрывают его монополию и лишают возможности монетизировать тему «государство не помогает крымским татарам».
Ислямов не даром начал свою истерическую кампанию 1 февраля – за три недели до Дня сопротивления оккупации Крыма. Тут чисто медийная логика. Он наверняка знает о всех готовящихся решениях. Замысел абсолютно прозрачен: раскрутить скандал к определенному моменту до нужного градуса, чтобы сорвать автономные процессы и поставить Зеленского в неудобное положение перед знаковой датой, когда он снова будет вынужден пообещать деньги Ислямову.
Муждабаев истерил десять дней. Причём, нагнетание шло в таком духе: власти закроют «ATR», потом якобы распустят Меджлис, потом якобы дадут воду в Крым, а потом якобы откажутся от Крыма! Он договорился до того, что начал в прямом эфире обсуждать c Эскендером Бариевым, руководителем Крымскотатарского ресурсного центра, насколько сотрудники Резникова похожи на козлов (мы точно хотим это финансировать из госбюджета?).

11 февраля он пошел дальше – начал открыто дискредитировать стратегию по языку, которую Чубаров обсуждает с Минреинтеграции.
Но что самое важное – в четверг утром была обнародована резолюция Европарламента, в которую по инициативе Ислямова вставили призыв к Украине внести изменения в Конституцию и создать в Крыму крымскотатарскую автономию. Муждабаев начал нести откровенную чушь о том, что пока Украина не выполнит «требование» (!) ЕС по автономии, европейская интеграция будет заблокирована.

Представляете масштаб этого бреда? «Голос крымских татар» продвигает лживый тезис, что из-за татарского вопроса Украина не сможет сближаться с ЕС. Лучшего способа настроить власть и простых украинцев против крымских татар просто не существует. Благодаря Муждабаеву у всех коррупционеров и «реформаторов» теперь есть очень удобный образ врага для канализирования недовольства.
Что в итоге? Ислямов с Муждабаевым подвесили трек в ОП, подвесили трек в Кабмине, вбили клин в отношения Меджлиса с властью и подставили крымских татар. Чубаров опытный политик и отлично это понял.

Согласитесь, есть повод ворваться в эфир и устроить взбучку.

Боюсь только, что публичного разноса недостаточно для нормализации отношений с тем же Резниковым. Слишком много личных выпадов сделал Муждабаев по указке Ислямова. Думаю, его какое-то время ещё подержат на канале, а потом избавятся из-за токсичности.

Но Муждабаев не должен просто уехать в условную Литву. Вместе с Ислямовым он должен сесть за махинации с бюджетными деньгами.

«ATR» как прокладка

Вернёмся к тому, что принадлежащая Ленуру Ислямову частная компания «Атлант-СВ» получила из государственного бюджета в качестве прямой государственной помощи 210 млн грн.

Благодаря тому, что бюджетные проводки теперь публичны, также известно, что в 2020 году Ислямов не только получил 50 млн грн. напрямую от Минкульта, но и 1 млн. гранта институциональной поддержки от Украинского культурного фонда (это также бюджетные деньги).

Однако сконцентрируемся на 123,4 млн, которые были получены в 2016-2018 гг. и попали под аудит Счетной палаты. Хочу, чтобы эту часть показали экс-премьеру Владимиру Гройсману, который неосмотрительно вписался за Ислямова.

Из проводок видно, что львиную долю бюджетных средств, которые получала частная компания ООО «Атлант-СВ» (код ЕДРПОУ 20728100), она перечисляла другой частной компании ООО «К’артбаба Продакшн» (код ЕДРПОУ 38922928).

Сейчас бенефициаром этой компании числится Абиева Алиме Юнусовна, а директором — Сейтрасулова Севиля Ридвановна. Но я ведь вас не удивлю, если скажу, что до 22 августа 2018 г. конечным бенефициарным собственником был … правильно – Ленур Ислямов.

Ислямов получал прямое финансирование из бюджета на одну свою компанию и сливал большую часть денег на другую свою компанию. И как показал аудит Счетной палаты, отчетности по использованию средств нет.
Если забить ЕДРПОУ указанных компаний в любой из сервисов, который отслеживает бюджетные деньги, можно увидеть все платежи. Т.е., это именно бюджетные деньги, которые нужно расходовать в соответствии с законом.
Из результатов аудита Счетной палаты следует, что в 2016-2018 гг. компания «Атлант-СВ» потратила 73,3 млн. грн. на «покупку объектов авторского права». В 2016 г. это было 3 млн., в 2017 г. – 28,1 млн., в 2018 г. – 42,2 млн.
Это означает, что к 2018 г. канал «ATR» полностью превратился в прокладку, т.к., 85% все бюджетных средств было направлено на закупку контента у как бы сторонней организации. Так продолжается и поныне.
Зафиксируем: канал «ATR» формально сам почти ничего не производит, это ширма! Бюджет финансирует прокладку. Все западные структуры, которые вступились за канал, должны быть проинформированы, что они защищают фирму-прокладку.

Важно то, что в указанный период 68,8 млн. бюджетных гривен (55% всего полученного от государства финансирования) были направлены на закупку контента и услуг у ООО «К’артбаба Продакшн». Т.е., за три года Ислямов сам у себя закупил контента примерно на $ 2,5 млн. Причем аудиторы установили отсутствие учета объектов авторского права, которые как бы закупались. Также Ислямов отказался показывать оригиналы документов с расчетами, сказав, что цена закупок – это коммерческая тайна!!!

Представляете, как здорово? Расплачиваешься сам с собой бюджетными деньгами, и никому не говоришь, за что и по какой цене. Хотя некоторые цифры всё же есть. В 2017 г. Ислямов купил сам у себя 13 графических изображений и 10 логотипов за 835 тыс. грн. Копейки!
В 2016 г. Ислямов заплатил сам себе 2 млн. бюджетных гривен за субаренду телевизионного оборудования. Ещё 5 млн. грн. в 2016-2018 гг. было заплачено за аренду помещения ФОПу. Причем аудит установил, что стоимость аренды завышена в 12 раз.
На этом фоне абсолютной мелочью выглядит то, что «Алтант-СВ» купил за бюджетные деньги и передал стороннему лицу аппаратуру на 1,5 млн грн. А это лицо растворилось в тумане – аудит якобы закупленную технику не обнаружил.
Зачем Ислямов сливал деньги на вторую свою компанию понятно – именно с неё они переводились в наличку, именно при выводе формировалась маржа. Хочу подчеркнуть. Это нормальная схема, все её используют. И если бы речь шла о частных деньгах – вообще не было бы никаких вопросов. Но деньги-то бюджетные и получены как прямая помощь без конкурса!

Поэтому «Атлант-СВ» должен был осуществлять публичные закупки. Но как минимум в 2016-2018 гг. никаких тендеров не было, это зафиксировано аудитом. Как минимум по 124,3 млн есть нарушения.
Как сейчас оправдывается Ислямов? Пытается убедить всех, что в аудите Счетной палаты речь идёт о мелких придирках. Типа установили не тот кондиционер, вкрутили не ту лампочку, и т.п. О $2,5 млн. он помалкивает. При этом он так привык злоупотреблять бюджетными деньгами, что не следит за речью. Просто вдумайтесь в то, что написано ниже.

Ислямов угрожает, что в случае отсутствия денег он «будет вынужден» закрыть детский спутниковый телеканал «Ляле» («Тюльпан»), владельцем которого также является. У канала якобы большие долги. Вот только непонятно – как бюджетные деньги должны помочь каналу «Ляле»?

Это примерно то же самое, если бы Ахметов получил бюджетные деньги на канал «Украина», а потом заявил, что закроет канал «Футбол».

Канал «Ляле» — это отдельное юридическое лицо (код ЕДРПОУ 38499551). Он имеет свою лицензию (можете проверить в реестре вещателей на сайте Нацрады), вещает на русском и крымскотатарском языке. Ни о какой помощи каналу «Ляле» речь никогда не шла. Т.е., бюджетные деньги этому каналу поступать не должны в принципе, это противозаконно.
Но раз Ислямов увязывает бюджетное финансирование и канал «Ляле», значит, он сам лично подтверждает – с канала «ATR» выводятся деньги! Это явка с повинной.
Если за бюджетные деньги содержатся два канала и ещё радио «Мейдан» — это 1000% нецелевое использование бюджетных средств. Получается, что канал «ATR» должен быть прибыльным, если будет тратить госпомощь по назначению. И должен работать гораздо лучше. И плач Муждабаева о том, что «у нас теперь пустой ньюсрум» не должен никого обманывать.

Последствия

Как я уже писал на Фейсбуке, в компетентные органы направлен ряд запросов с целью разобраться со всеми этими хитросплетениями. И Муждабаев с Ислямовым должны отнестись к этому серьёзно. Особенно к выводам антимонопольного комитета.

Но судьба этих жуликов не так важна, как судьба каналов.

Крымскотатарский канал для вещания на Крым нужен. Детский крымскотатарский канал нужен тем более (хотя он лучше бы смотрелся, если бы вещал и на украинском языке, а не только на русском). Права коренного народа должны быть реализованы. Только непонятно – где записано право коренного народа на нецелевое использование бюджетных средств?
Кстати, и Муждабаев, и Ислямов, и молодые ведущие в студии постоянно путаются в показаниях. Речь идет о канале коренного народа? Или «ATR» — это информационное оружие? Ответ «и то, и то» не подходит. Потому что принципиально разные критерии оценки.
Главный критерий оценки оружия – эффективность. Охват, проникновение. С этой точки зрения канал «ATR» — точно не оружие, потому что его аудитория – как у посредственного блогера, а качество информационного контента все могут оценить самостоятельно.

Также его крайне сложно назвать каналом коренного народа.

На материковой части Украины проживает порядка 25 тыс. крымских татар, если не больше. В Крыму – более 300 тыс. При этом аудитория канала исчисляется лишь сотнями просмотров. Хотя должны быть минимум десятки тысяч.

Количество доноров на патреоне по состоянию на сейчас не дотягивает до 50. За две недели истерического марафона канал декларирует, что собрал $3,5 тыс. Согласитесь – это говорит о чём угодно, только не массовой поддержке народа, который якобы боится потерять свой «голос». Потому что это не голос народа – а голос Ислямова. Ислямов боится, тут сомнений нет.

Знаете, к чему приведёт весь этот фарс? Ислямов ведь лукавит, когда говорит, что «это единственный крымскотатарский канал в мире». Это явная ложь. Оккупанты создали в Крыму крымскотатарский канал «Миллет». На YouTube у него показатели поменьше, чем у «ATR», но ведь он вещает в эфире и кабеле. Т.е., его охват значительно больше. Россия уже использует этот аргумент, и он понятен международным наблюдателям.

Более того. Если на YouTube поискать ресурсы крымских татар, вы без труда найдёте негосударственный ресурс, который базируется в Крыму и опережает «ATR» по масштабам аудитории.

Ислямов продаёт всем сказку о монополии, о влиянии на народ. Но ведь это не так. Это опасная иллюзия. Если ты ведёшь войну за возвращение Крыма, нельзя опираться на иллюзии, только на факты.

Из-за махинаций Ислямова и потоков сознания Муждабаева канал теряет аудиторию там, где она нужна – на оккупированном Россией полуострове. Поэтому, определяя дальнейшую стратегию в отношении канала, власть должна подойти системно. Просто дать меньше или больше денег – не выход. Должны быть очень четкие цели, прозрачность и контроль.
Что касается самих фигурантов – постепенно мы дойдём и до их работы вне канала. Я не хочу пока рассуждать, кто больше Ислямова заинтересован в срыве конструктивной работы между властью и крымскими татарами. И в чьих интересах он действует на самом деле. Но тут явно просматривается фронт работы уже не для финансистов, а для СБУ. Правда, Айдер Муждабаев?

По материалам: ord-ua.com