Называть вещи своими именами: Как объяснить детям военные действия в Украине?

655

Самыми чувствительными во время военных действий являются дети, которым труднее всего объяснить, для чего созданы бомбоубежища, и почему за окном слышны взрывы. В такие моменты родителям необходимо сохранять спокойствие даже находясь в сложных условиях. Поскольку от их эмоционального состояния будет зависеть восприятие ребенком новых реалий бытия. Психолог Анна Попова дала советы, как вести себя с детьми во время военного положения.

“Дети до окончания пубертатного периода не могут опираться на себя. Их эмоциональное состояние, чувство безопасности, уверенность в будущем зависят от значимого взрослого. Чаще всего, эту функцию выполняют родители. Поэтому от поведения родителей, их эмоциональных реакций, контакта с детьми зависит эмоциональное состояние ребенка”, — рассказала психолог.

Ребенку необходимо объяснять, что происходит, на том уровне, на котором он способен это понять. Психолог отмечает, что обычно, до семилетнего возраста детям можно выдавать информацию очень кратко и без страшных подробностей. Однако важно объяснить то, что происходит сейчас, и то, что семья планирует делать в ближайшее время.

«Это может быть план на день, или несколько часов. Но ребенок должен понимать, что есть определенность и будущее, на которые можно опираться. Если родители паникуют на глазах у ребенка, надо по крайней мере проговорить свое волнение, что вам также страшно, и вы не знаете, что с этим делать. Но вам нужно немного времени, чтобы успокоиться и решить, как действовать дальше. Дайте ребенку ощущение, что вы о нем позаботитесь, на вас можно рассчитывать”, — подчеркнула специалист.

Обычно дети сохраняют спокойствие и детскую непосредственность даже в самые опасные минуты, если родители выглядят спокойными. Это значит, что они (родители) рядом, и на них можно положиться. В то же время, поведение ребенка может быть разным. Например, иногда он готов к сложным разговорам и сам задает вопросы. А иногда ведет себя так, будто ему это не интересно. Психолог отмечает, что обе реакции являются обычными и естественными.

«Если у ребенка есть потребность, вы можете говорить с ним об обстоятельствах. Спросите, что его больше всего волнует, что помогло бы ему чувствовать себя спокойнее и увереннее. Если ребенок не готов к разговору, не надо его склонять и заставлять”, — отмечает специалист.

В случае, если ребенок все же ставит вопрос о том, что происходит — родителям необходимо быть готовыми ответить. Однако, если ответов нет, или взрослый не готов рассказать правду — об этом надо говорить откровенно. Это важно сделать без агрессии и отговорок. Поскольку такое поведение лишь повысит тревожное состояние ребенка. Также отмечается, что дети могут выдавать неадекватную и необычную реакцию на события. Если это происходит в течение нескольких дней, родители могут помочь ребенку своим вниманием, объяснениями, контактом, физическими объятиями и привлечением ребенка к конкретным действиям. Но если такое поведение продолжается более недели, имеет смысл найти возможность обратиться за помощью к психологу или кризисному центру.

«Вы можете периодически спрашивать ребенка о его настроении, его чувствах, отношении к новой реальности. Будьте эмпатичными и терпимыми к эмоциональным реакциям ребенка, поддерживайте его, возвращайте ощущение, что так было не всегда, и так будет не всегда. Это только сложный период, который семье надо пережить вместе. Скажите: Я понимаю как тебе сейчас тяжело, но ты не всегда так себя чувствовал, я с тобой, и вместе мы обязательно преодолеем трудности”, — добавляет специалист.

Стоит помогать ребенку выразить свои чувства, поскольку это снимет напряжение и нейтрализует негативные эмоции. Здесь будут полезны не только словесное выражение чувств, но и рисунки, лепка, игры с куклами, и тому подобное.

“Помните, детская психика очень гибкая. Дети обладают невероятной способностью подстраиваться под обстоятельства и адаптироваться. И именно от нас зависит, как они адаптируются и что останется в памяти после обстоятельств войны”, — резюмировала психолог.