Как живут украинские эмигранты в Италии

124

В Италии только официально проживает более 230 000 украинцев. Реальная цифра еще больше. С середины 1990-х эта страна — один из главных пунктов назначения украинских мигрантов. За почти 25 лет здесь выросло второе поколение украинцев — детей, часть из которых уже чувствуют себя итальянцами.
Громадське отправилось на Апеннины, чтобы исследовать историю тамошних украинцев, поговорить о трансформации украинской диаспоры и узнать секреты успеха наших соотечественников.
Идя по улицам Неаполя, українську мову слышишь очень часто. Отсюда начинали свою «итальянскую карьеру» немало наших работников, а тысячи их до сих пор остаются здесь.
Массовая миграция украинцев в Италию началась в конце 90-х. Ехали в основном сюда, на юг. Итальянские законы не дают возможности получить разрешение на работу до приезда на Апеннины, поэтому мигрантам, по крайней мере, первое время приходилось жить без документов. На юге, в Неаполе проще жить и работать нелегально — из-за низкой эффективности государственных институтов. Многие живут так годами.
Например, Владимир Балицкий, которого встречаем возле магазина украинских товаров неподалеку от площади Кавур, где собираются работники. В Неаполе таких магазинов — десятки. Колбаса, гречка, водка и даже душистый укроп — такого в итальянском супермаркете не найдешь. Владимир рассказывает свою историю.

Он приехал в Неаполь в 2012-м нелегально — визу оформляли с турфирмой, ехали якобы на отдых в польское Закопане. В Неаполе жила теща — именно к ней отправился мужчина с женой и дочерью.

«Мы решили попробовать, как оно. Трудно было, сначала трудно, потому что мы приехали с ребенком. Очень трудно было оформить без документов ребенка в школу».

Однако именно благодаря дочери семья Владимира этом году сможет легализоваться. Ребенок, который ходит в итальянскую школу, дает право родителям получить вид на жительство. С документами можно не бояться проверок полиции и претендовать на лучшую работу. Без них мигранты зарабатывают мало и не имеют никаких прав. Владимир вспоминает, как начиналась его жизнь в Италии:

«Я работал за 20 евро в день — целый день с 8 утра до 6 вечера. Я носил тяжелые мешки по 25 килограммов на 5 этаж. Это в начале, сейчас немножко легче уже».

Владимир до сих пор работает на стройке — это ниша украинских мужчин в Италии.

Сектор экономики в руках украинок
Большинство украинских граждан на Апеннинах — почти 80% — женщины. Так сложилось из-за необходимости итальянского рынка труда — целые сектора экономики страны нуждаются в рабочей силе мигрантов.

Оксана Олийнык, которая живет в Неаполе уже 18 лет, объясняет:

«Страна развилась и некоторые работы итальянец не захотел больше делать. Уборка, уход за инвалидами, пенсионерами, мытье посуды в ресторане — итальянцы этого не хотят больше делать, они ищут работу более квалифицированную».

Большинство украинок в Италии ухаживают за пожилыми людьми работают домашними работницами. Итальянское слово «баданте» — сиделка — когда ассоциировалось с филиппинками, польками, румынками. Теперь это — второе имя украинок.

На откуп украинкам отдали целый сектор экономики. Часто они невидимы для итальянского общества. Женщины живут у работодателей, имеют один выходной в неделю и на улицу выходят редко. Лишь после нескольких лет в Италии украинки могут позволить себе снимать жилье и работать почасово.

Именно так делает Оксана Олийнык. Она убирает в нескольких домах, а в свободное время занимается общественной деятельностью — помогает бедным, бездомным, другим мигрантам. Мы гуляем с ней по улицам Неаполя. Впечатление, что Оксану здесь знает каждый второй — все здороваются, спрашивают, как дела. Это — особенность Неаполя: здесь царит хаос, но люди очень доброжелательны. Поэтому Оксана и не хочет уезжать, хоть на юге зарплаты довольно низкие.

«В Неаполе это где-то 7 евро в час. В зависимости от того, сколько часов работаешь. Если ты идешь на 9 и в 5-6 заканчиваешь, то 800 евро, среднее арифметическое. Работа и день, и ночь — от 600 до 1000. В зависимости от того, какая работа — если тяжелая, с лежачим человеком, без выходных, то платят больше».
Многие украинцы, изучив язык и получив документы, отправляются на север, где лучше платят. Если на юге редкий мигрант зарабатывает 1000 евро, то на севере Италии можно получать и 1500. Главные украинские центры Италии, кроме Неаполя — это Рим и Милан.
Родители и дети
Рынок на метро Ребиббия — пожалуй, самое большое место встречи украинцев в Риме. Здесь можно купить украинские товары, отправить посылки в Украину и даже найти работу. На входе — доска объявлений: предлагают вакансии и комнаты для аренды. Сейчас период отпусков, поэтому украинцев на рынке меньше, чем обычно. Людно только у автобусов, которые везут людей и посылки в Украину.

68-летняя Мария Гусакова на рынке продает украинские журналы. В Италии она уже 20 лет, долгое время работала в семье, ухаживала за пожилым мужчиной. Сейчас получает минимальную итальянскую пенсию — со всеми доплатами около 600 евро.

Мария очень переживает, что Украина может забрать у нее итальянскую пенсию, а как прожить на украинскую — женщина не представляет:

«Если в Украине получить 1500 гривен и заплатить за свет, газ и квартиру, то тогда жить надо на одном хлебе. Кто знает, хватит ли на молоко».

В Италии она бесплатно получает медицинскую помощь, рассказывает Мария. «Сделали мне две операции, у меня сахарный диабет и мне дают все лекарства без оплаты. Меня обслуживают полностью бесплатно — лекарство от сердца, от диабета».

68-летняя Мария Гусакова (слева) на рынке возле метро Ребиббия продает украинские журналы, она в Италии уже 20 лет, долгое время ухаживала за пожилым мужчиной, сейчас получает минимальную итальянскую пенсию, Рим, Италия, 26 августа 2018 года. Фото: Святослав Шевченко / Громадське

По словам самих мигрантов, для минимально комфортной жизни в Италии нужно около 1000 евро в месяц — это если приходится арендовать жилье. Мария этого не делает: живет в семье дедушки, за которым ухаживала. После его смерти семья предложила ей остаться у них — за это она убирает и готовит им есть.

В Украине у Марии дочь и внуки. Они приезжают в Италию на отдых, однако перебираться туда не планируют.

Если дочь Марии к маме приезжает только в гости, то многие другие украинки забрали детей в Италию. 8% украинцев в Италии — несовершеннолетние. Хотя этот показатель ниже, чем в других иммигрантских сообществах, на Апеннинах уже выросло поколение украинцев, которые приехали туда детьми или подростками. Например, 24-летняя Наталья, рассказывает свою историю:

«Меня забрала мама, когда мне было 12 лет. Она меня перевела из школы сюда. Она сейчас гражданка Италии. Мы сделали все официально, я здесь имею постоянное место жительства».

Наталья вышла замуж за итальянца. Ее дочери 9 месяцев, и зовут ее уже на итальянский манер — Аделе. Свое будущее Наталья видит в Италии или другой стране ЕС, но не в Украине — украинские зарплаты ее пугают. Из ближайших родственников там осталась только бабушка — ежемесячно Наталья с мамой присылают ей 200-300 евро.
Второе поколение украинцев: традиции и амбиции
Марьяна Триль и Андрей Пипенко также поженились и родили сына в Италии. Но их связь с родиной прочна. Супруги организуют мероприятия украинской общины в Риме и еженедельно передают помощь военным на Донбасс.

Полуторагодовалого сына Тараса учат украинским традициям и не исключают, что однажды вернутся на родину. Мы встречаемся с ними в День независимости Украины. На шее у Марьяны — кораллы, Андрей в футболке с трезубцем, а Тарасик — в вышиванке:

«Зранку сьогодні співав гімн і притуляв руцю до серця. Я сподіваюся, що наступними його словами будуть «Слава Україні», — говорит Марьяна.

Она волонтерит в украинской школе в Риме и воочию видит, как изменилась миграция украинцев в Италии за последние 25 лет. Если сначала сюда приезжали одинокие женщины, то сейчас на Апеннинах все больше украинских семей.

«Есть полные семьи, где есть мама, папа, много детей. Они уже нормально осели, на нормальных работах работают и ездят отдыхать все вместе,- рассказывает женщина. — То есть уже не так все печально, что мама сиделка живет на работе, а ребенку, которого она каким-то образом смогла привезти в Италию, снимает, не дай Бог, койко-место. Это было много лет назад, когда я только приехала. Сейчас все гораздо лучше».

Марьяна Триль и Андрей Пипенко поженились и родили сына Тараса в Италии, Рим, 24 августа 2018 года. Супруги организует мероприятия украинской общины в Риме и еженедельно передают помощь военным в Донбасс. Фото: Святослав Шевченко / Громадське
Директор украинской школы в Риме Татьяна Кузык говорит, что дети, которые вырастают на Апеннинах, часто имеют более высокие амбиции, чем родители, которые работают на низкоквалифицированных работах.

Однако для того, чтобы изменить свой социальный статус, приходится прилагать большие усилия:

«Вы должны инвестировать свое время, деньги и способности. Если говорить о времени и деньгах, то не все украинцы хорошо понимают, что такое инвестиция в бизнес, самого в себя».

Большинство украинцев в Италии до сих пор работают на низкоквалифицированной наемной работе. Однако есть и те, которые после нескольких лет в Италии интегрировались в местное общество и смогли открыть здесь собственное дело. И с каждым годом их все больше.

По материалам: argumentua.com