Как «Свобода» раскалывает Евромайдан

270

Как известно на Евромайдане собрались люди с разным мировоззрением и разными политическими симпатиями. Помимо сторонников европейского либерализма там присутствует и немало ультраправых радикалов. Впрочем, и правых майдановцев можно разделить на две части. Одну из них займет «Свобода», которая, став парламентской партией вынуждена порой умеривать свой пыл, но, тем не менее, как и любая правая организация, она имеет в своей составе боевиков-экстремистов, задействуемых для разных целей как то противостояние милиции или выполнение охранной деятельности. На стороне свободовцев выступает также молодежная группировка С-14, не раз отметившаяся в Киеве на различных событиях. Вторую половину ультраправых составляют различные правые организации, которые не участвуют в политике напрямую, но при этом играют ту же роль, что и свободовцы. Ряд этих организаций объединились в так называемое движение «Первый сектор», неоднократно отметившееся разными акциями. На фоне своих коллег свободовцы наиболее заметны. Это связано не только с тем, что они оказались в парламенте, но и ввиду присоединения к объединенной оппозиции, а также оперативному перенятию проевропейской риторики. На майдане присутствует множество группировок, входящих в состав ВО «Свобода», среди которых крупнейшими являются вышеупомянутая С-14 и «Студенческая свобода» (СС).

Какую роль играют свободовцы на Евромайдане – сказать сложно. Вроде бы они участвуют в деятельности по охране внутреннего порядка Евромайдана, но в то же время регулярно участвуют в столкновениях с милицией, а также отметились в захвате здания КГГА. Напомним, что в ночь с 9 на 10 декабря в столкновении с «Беркутом» участвовали свободовские боевики наряду с нардепами. В ходе драки пострадал и нардеп Андрей Ильенко. В то же время присутствие «Свободы» на Евромайдане оказывает больше негативного влияния, причем не только на развитие протестного движения в Украине, но и на то, как представляют люди Евромайдан во всем мире. Свободовцы, известные своим радикализмом, часто демонстрируют неприкрытый неонацизм, отталкивая от протестующих большую часть страны, в то время как привлечь им удается лишь единичных носителей радикальных взглядов.

Не является секретом то, что существующий режим не устраивает в Украине практически никого, но при этом народ попросту не хочет находиться на одной площадке с крайними правыми. Буквально в самом начале Евромайдана свободовцы устроили во Львове неонацистский марш, который проводился под флагами расистского движения White power. Именно такое сочетание неонацизма и расизма наряду с антиправительственными выступлениями сформировало четкую параллель между протестными настроениями и фашизмом. Другие оппозиционеры неоднократно делали замечания свободовцам, дабы те усмирили своих экстремистов, но, похоже, дальше замечаний дело не пошло.

Орлы Тягнибока по-прежнему всячески дискредитируют майдан, предпринимая всевозможные раскольнические действия. Они провоцируют конфликты с прессой, развешивают в Киеве расистские флаги, а также ломают памятники Ленину, хотя очевидно, что вандализм не приветствуется никем. Немаловажную роль играют и такие публичные акции как бандеровские факельные шествия, негативно воспринимаемые не только на юго-востоке, но и в Киеве. Однако помимо того что свободовцы, привлекая экстремистов, дискредитируют майдан в Украине, еще более важным моментом является формирование отрицательного имиджа протестующих на международной арене. И Евросоюз и без того ослабил поддержку Евромайдана после своих переговоров с Россией, а теперь участие в митингах и столкновениях крайнеправых фактически демонстрирует Европе неофашистскую природу Евромайдана. Хотя на самом деле свободовцы и экстремисты составляют лишь малую часть от протестующих.

Нужно также отметить, что хотя свободовцы и поддержали европейскую интеграцию – очевидно, это сделано лишь формально. Так Тягнибок и его однопартийцы по-прежнему отрицают принципы и ценности Евросоюза. Всего пару лет назад официальная позиция «Свободы» ассоциировала интеграцию Украины в Евросоюз с либеральной глобализацией, потерей национальной идентичности, пропагандой гомосексуализма, а также миграцией и интеграцией в наше общество «афроазиатских пришельцев». Поддержка Евроинтеграции стала вынужденным шагом на основе результатов выборов. Как выяснилось, среди избирателей «Свободы» большинство поддерживают евроинтеграцию. И чтобы не подарить свой электорат «Батькивщине» и «Удару» свободовцам пришлось подкорректировать риторику. Однако в результате несмотря на официальные заявления, действия свободовцев на Евромайдане лишь подтверждают, что основополагающим для них по-прежнему является отрицание европейских ценностей.

Впрочем, если ВО «Свобода» хотя бы на словах говорит о Евросоюзе, то другие националистические организации как например «Правый сектор» даже теоретически не поддерживают вступление Украины в ЕС. Для радикалов и других правых организаций Евросоюз является антинациональной и антихристианской структурой. В качестве проявления европейских ценностей они приводят мигрантские погромы, либерализацию наркотиков, гей-парады и упадок морали. Представители этого движения, прежде всего, выступают против любых интеграций. По сути, в «Правый сектор» объединились несколько экстремистских группировок, действовавших с начала майдана. Объединить их попыталась организация «Трезуб» имени Степана Бандеры. В результате туда вошли УНА-УНСО, «Патриот Украины», «Братство», «Белый молот», а также до 1 декабря организация С-14. Изначально это движение координировал непосредственный комендант Евромайдана Андрей Парубий, ранее состоявший в социал-национальной партии и ради других националистических организаций.

В целом на «Правый сектор» возлагались задачи охраны протестных акций. Боевиков этих организаций легко отличить по использованию масок. «Правый сектор» наряду со свободовцами превратился в одного из главных скандалистов Евромайдана. Практически ни дня не обходится без конфликтов, устраиваемых националистами. Еще в конце ноября ультраправые несколько раз избивали собственно участников Евромайдана, выступающих за евроинтеграцию, устраивали драки с активистами, выступающими за права женщин, представителями независимых профсоюзов и борцов с гомофобией. Однако самой громкой акцией «Правого сектора» стал штурм администрации президента. Сторонники радикального решения конфликта с властью называют этот штурм честной попыткой захвата администрации, тогда как другие называют эту акцию провокацией. Не исключено, что руководству «Правого сектора» и других организаций не давали команды на штурм, и все произошло спонтанно. В последствии к потасовке присоединились небольшие движения, такие как «Черный комитет» и «Автономное сопротивление», и отдельные агрессивно настроенные участники майдана. Сами ультраправые поспешили свалить всю вину на Корчинского – якобы это он подстрекал к активным действиям. Однако, учитывая, что в столкновениях участвовали лишь представители экстремистских организаций и евромайдановцы, то более правдоподобной выглядит версия спонтанности, хотя определенную роль в провокациях «Братство» Корчинского все же сыграло. В тот день на Банковой присутствовало множество радикальных организаций таких как «Революция и держава», «Украинская альтернатива», «Свобода и честь», а также большое количество людей с символикой Социал-национальной ассамблеи.

В целом лидеры оппозиции объявили штурм администрации провокаций. По словам самого Тягнибока, там участвовали одни «титушки». В свою очередь радикалы заявили, что оппозиция предала протестное движение, и прекратили сотрудничать с С-14. Кроме того «Правый сектор» перестал охранять сцену Евромайдана. Такую реакцию вполне можно понять, так как оппозиция довольно часто пользовалась боевиками от правых сил для того, чтобы обеспечивать безопасность на своих мероприятиях. Но ради своих политических интересов оппозиционерам стало выгоднее слить «Правый сектор». Это создает риск зарождения определенного конфликта между националистами и оппозицией. Хотя оппозиционная троица уже давно не считается с интересами самих протестующих, а лишь раздает обещания, «сливая» одну за другой собственные инициативы, все же конфликт с хотя и наиболее малочисленной, но при этом активной частью майдана может сыграть важную роль для оппозиционеров, а в особенности для самого Тягнибока.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org