Что не так с продажей тюрем в Украине

399

В начале августа министр юстиции Денис Малюська объявил большую распродажу тюрем в Украине. Однако к инициативе есть ряд вопросов: начиная от стоимости, за которую могут уйти с молотка земельные участки в центре городов, завершая проблемой роста количества заключенных в ближайшие годы.
Редактор издания «Запрет» Анна Беловольченко разбиралась в нюансах «большой распродажи» и рассказывает, с чего следовало начать Минюста и при чем здесь права человека.
О старте распродажи тюрем официально заявили 6 августа. Денис Малюська представил рекламный ролик, который, по замыслу, должен был показать инвестиционную привлекательность Ирпенского исправительного центра. Этот объект продавать первым.
Таким образом Минюст хочет продать 100 учреждений исполнения наказаний, следственных изоляторов и исправительных центров. Цель — за 10 лет построить совершенно новую тюремную инфраструктуру.

Министр юстиции признал, что условия пребывания в некоторых из учреждений сегодня не соответствуют нормам, ведь сооружения возводили еще в XIX-XX вв. и их просто не строили именно для таких целей.

Кроме того, часть помещений сегодня законсервирована и простаивает. На содержание одного здания ежегодно из бюджета тратят более 10 млн грн.

Правда, говорит министр, условий, как в лучших тюрьмах за рубежом, не будет. Ведь, чтобы свести один такой исправительный центр, понадобится более $ 300 млн. Таких средств у Министерства юстиции не будет даже после продажи всех сооружений и земель. Максимум, на что могут рассчитывать заключенные и те, кто ждет приговора суда, это помещение с «достаточной площадью, с отдельными зданиями для медицинской помощи» и со спортивными площадками.

«Большая распродажа тюрем», по замыслу министра, будет таким:

Продажа законсервированных тюрем, которые сейчас не используют.
Оптимизация имеющихся тюрем: высвобождение, консервация и продажу еще до десяти тех учреждений, которые сегодня функционируют.
Возведение новых следственных изоляторов на окраинах.
Продажа старых СИЗО и перевода людей из них в новые.
Возведение и реконструкция учреждений исполнения наказаний.
Реализовать план хотят за 10 лет. Продавать учреждения пенитенциарной системы на аукционе.

Заключенных в Украине уменьшается, а тюрем осталось много еще в наследство от Советского Союза. Количество заключенных в стране действительно уменьшилась, говорят адвокат и эксперт по вопросам пенитенциарной системы Дмитрий Ягунов и координатор проектов Центра прав человека Zmina Маргарита Тарасова. Среди причин: и изменение уголовного процессуального законодательства в 2012 году, и «закон Савченко», по которому всем осужденным за преступления, совершенные до 21 июня 2017 года, перечисляют один день в СИЗО на два дня лишения свободы. Кроме того, изменились и судьи — сегодня они тщательно изучают дела.

В то же время СИЗО в Украине в основном переполнены. Часто — из-за неоправданных сроки судебных разбирательств, когда люди ждут приговора по 5-7 лет, а также из-за того, что в Украине альтернативные содержанию под стражей меры почти не применяются. На это указывал еще в 2018 году спецдокладчик ООН по вопросам пыток.
Маргарита Тарасова говорит, что несколько лет назад в Хмельницком человека с тяжелой формой наркотической зависимости, гепатита С и туберкулеза подозревали в ненасильственному преступлении (связанном с хранением наркотиков). Мужчину поместили в СИЗО.

«Подозреваемый буквально« гнил »на глазах, а пенитенциарное учреждение не могла его лечить в тех условиях. В большинстве СИЗО условия содержания гораздо хуже, чем в тюрьмах», — объясняет экспертка.

Инициатива Минюста имеет несколько ключевых проблем, говорит специалист по вопросам пенитенциарной системы Дмитрий Ягунов.

Желание вынести новые помещения за пределы городов или в промышленную зону. Это усложнит получения к этим объектам адвокатов, большие средства тратить на то, чтобы перевозить людей из суда и обратно.
Министерство никогда официально не декларировало, что определенная комиссия пришла к выводу, что то или иное СИЗО нельзя использовать. А если такого заключения нет, то как понять, учреждение надо продать, а какую — нет? Это — один из коррупционных факторов.
Учитывая то, что наполнение пенитенциарных учреждения не стопроцентное, продажа тех зданий, которые не используются, видится логичным. Однако криминология всего мира говорит, что идет тенденция к увеличению количества заключенных. В Украине, к тому же, продолжается война: сегодня страна переполнена оружием, у нас напряженная социальная ситуация. Поэтому Министерство юстиции не может гарантировать, что в ближайшие годы количество заключенных не изменится и нам не понадобятся те помещения, которые продаем.
Уменьшать количество тюрем нужно, но для этого необходима стратегия и четкие цифры. «Мы не можем позволить содержание тюрьмы, которая загружена на 30-40%», — заявил Денис Малюська. Но, по словам Маргариты Тарасовой, не существует «нормы» заполненности тюрем. В этом случае следует оперировать понятиями стандартов поведения, которые, в частности, определяют, что на одного человека должно приходиться не менее 4 м2 полезной площади, должны быть отделены санузлы и т.д.

По материалам: cripo.com.ua