В Тростянце проходит рейдерский захват власти

227

Антикоррупционное законодательство Украины используется избирательно и как инструмент рейдерского захвата местной власти в городах Украины. Такое заявление во время пресс-конференции в «Обозревателе» сделали: мэр города Тростянец Сумской области Юрий Бова, партнер адвокатской компании «IMG Partners» Вадим Трюхан и президент творческого объединения "TOPO" - Контактной группы в Украине Transparency International Алексей Хмара.

Как рассказал Бова, должность мэра города он занимает уже на протяжении 7 лет. Благодаря поддержке большинства горожан он выиграл три избирательные мэрские кампании. Город вышел на второе место во всеукраинском рейтинге по уровню благоустройства.

Вместе с тем в отношении Бовы был применен Закон Украины «Об основах предотвращения и противодействия коррупции» от 7 апреля 2011 года. Согласно с одной из норм закона, городской голова был обвинен в совмещении государственной должности с предпринимательской деятельностью.

Как рассказал господин Бова, он никогда не скрывал факта, что является основателем частного предприятия «Меркурий», и того факта, что «отошел от бизнеса» и не получает от него никакой прибыли.

Инициаторами смещения мэра стала «группа депутатов разных политических сил», - рассказал Бова. Для принятия соответствующего решения необходимо, чтобы за него проголосовало 2/3 состава горсовета. Но, осознавая высокий уровень поддержки действующего мэра, «группа зачинщиков» не явилась на тематическое заседание горсовета.

Комментируя сложившуюся ситуацию, Хмара подчеркнул: владение корпоративными правами не является предпринимательской деятельностью. Подобное обвинение стало возможным благодаря нечеткости прописанных в законе норм и возможности их вольной трактовки. Как результат – «добропорядочные чиновники становятся жертвами антикоррупционной кампании», - сказал он.

Говоря о возможности разрешения ситуации, Трюхан назвал два возможных варианта: обращение за официальным толкованием соответствующей нормы закона в Конституционный Суд Украины или внесение изменений в сам закон. «Последняя инстанция – Европейский суд по правам человека», - сказал он.

По материалам obozrevatel.com