Украина для людей: Донецкая версия

327

Кровавая драма, разыгравшаяся в соседской с Донбассом Кубани 4 ноября минувшего года заставила содрогнуться сердца миллионов россиян. В ту трагическую ночь в доме одного из фермеров станицы Кущевской Краснодарского края Российской федерации жертвами бандитской резни стали 12 человек, двое из которых были детьми в возрасте 9 месяцев и полутора лет. Все несчастные погибли ужасной смертью от многочисленных ножевых ран и ударов бейсбольными битами.

Но больше всего рядовых россиян потрясли не столько подробности массового убийства, сколько факты, вскрывшиеся в ходе дальнейшего расследования преступления правоохранителями и журналистами, которые обнажили всю преступную сущность нынешней российской политики в масштабах целого государства. Как выяснилось впоследствии, Кущевка в течение почти двух десятков лет являлась удельным княжеством некой банды братьев Цапков, державших в страхе не только целую 30-тысячную станицу, но и отдельные части Краснодарского края и даже соседней с ним Ростовской области. В вотчине преступного сообщества, крышуемого чиновниками на самом высшем уровне, процветало абсолютное беззаконие: все тамошние фермерские хозяйства платили дань бандитам, а вольнонаемные крестяне (около девяти из них – граждане Украины) давно превратились в рабов, которых насильно засталяли работать на одном из крупнейших в стране сельскохозяйственном предприятии — ООО “Артекс-Агро”, расположенном в Кущевке и принадлежащем главарям ОПГ.

Более того, после широкой огласки подробностей бесправного существования рядовых россиян в Краснодарском крае известия об аналогичном положении дел в других уголках России буквально заполонили Рунет – единственный остров свободы слова в государстве Путина-Медведева. Как оказалось волна бандитского беспредела, активно покрываемого властями, давно накрыла всю страну.

Государства разные, а методы управления – одни и те же

«Группировки вроде кущёвской сегодня существуют везде, – прокомментировал тогда ситуацию российским СМИ председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – И если в 90-х годах можно было говорить о том, что криминал пытается проникнуть во власть, то теперь идёт процесс слияния криминала и власти. Мы наблюдаем ситуацию, когда для местных властей в ряде городов криминал превращается в дополнительный рычаг влияния на население. Когда какую-то ситуацию невозможно разрешить законным путём, власть прибегает к помощи криминала. А за помощь надо платить. Я уверен, что о ситуации в Кущёвской были прекрасно осведомлены и милиция и прокуратура».

Для нас, украинцев, важно знать, что процессы, подобные вышеописанному, давно имели место быть и происходят сейчас в настоящей украинской Сицилии — Донбассе. Разве что полного логического завершения они достигли не везде. Исключительно благодаря недолгой «оранжевой оттепели», наступившей после президентских выборов 2004 года.

Сегодня у донецкого спрута, опутавшего своими щупальцами всю страну, появился отличный шанс закончить начатое, но уже в пределах всего государства. Бывший министр МВД Юрий Луценко вовсе не шутил, когда публично заявил о том, что действующая власть возрождает систему «смотрящих» в стране. По высказанному им ранее мнению, наибольшую опасность представляет “комбинация административного окружения Президента, который решает большинство политических и экономических вопросов в стране, и криминальной среды, которая также взяла на себя часть этих вопросов“.

Отметим сразу, что в нелегком деле ассимилляции бандитской и административных властей «донецким» опыта не занимать. Пока верхушка криминального айсберга в конце 90-х – начале 00-х успешно легализировала свое могущество в крупных городах шахтерского края с прицелом на целые области востока и юга Украины, в донецкой провинции по старинке процветали чисто бандитские методы власти – глубинка было отдана на растерзание беспредельщикам и «отморозкам».

Стремительный приход к власти

Наглядным примером тому может послужить «дооранжевое» Моспино – городок с населением в 10 – 12 тысяч человек, административно подчиненный Пролетарскому району Донецка и Донецкому горсовету. Объектом непомерного бандитского интереса здесь, как и в краснодарской Кущевке, выступали прежде всего бывшие колхозные земли, не так уж давно распаеванные между местными крестьянами и фермерами.

В 2000-2001 гг. в Моспино объявилась банда, которую местные вскоре окрестили «юриками». Костяк формирования состоял из жителей Пролетарского и Буденновского районов Донецка, а звучным названием бригада спортивных парней была обязана двум тезкам Юриям: главарю группировки Салькову и одному из ее членов Елистратову.

Здание Моспинского горсовета

По свидетельству источника автора статьи в правоохранительных органах, пожелавшего остаться неизвестным, ушлые парни изначально и не думали скрывать свои более чем амбициозные намерения, а потому в самом скором времени наведались прямо в Моспинский горисполком — к тогдашнему мэру Юрию Выбойщику, заявив тому, что «власть в городе меняется, теперь будешь работать с нами». Ошеломленный такой дерзостью городской голова поначалу «послал» было непрошенных гостей, однако позднее ему доходчиво разъяснили, кто в доме хозяин. В один прекрасный день Выбойщика, возвращавшегося в родной город из рабочей поездки в Донецк, остановили гаишники и настоятельно порекомендовали пересесть в стоявшую неподалеку «крутую» иномарку. Там мэра уже ждал Сальков, а между передними сиденьями автомобиля в качестве аргумента поблескивал металлом… автомат Калашникова.

Моспинский городской голова Михаил Меренков

Так или иначе, но Выбойщик ушел в отставку досрочно, а его место занял Михаил Меренков , известный своей ярой преданностью идеям родной Партии регионов, да еще впридачу лояльный по отношению к новоявленным «хозяевам» Моспино. Именно с приземлением Меренкова в мэрское кресло чудесным образом совпал расцвет беспредела, развязанный «юриками» в городе.

Как «строили» новый город: работа с населением и новый «трудовой кодекс»

Завладев (при всяческом содействии со стороны местных властей) имуществом и большей частью земель бывшего совхоза «Буденновский», бандиты заставили часть жителей города (преимущественно из числа немощных и неблагополучных) и входящих в его состав окрестных поселков батрачить на них бесплатно – «за еду». Отказывавшихся работать беспощадно избивали. Всем остальным запрещалось без спроса ловить рыбу в здешних ставках, собирать хворост в посадке, косить сено и так далее. Все это жестоко пресекалось «юриками» — насилие практиковалось повсеместно. Фактически, большинство жителей Моспино в одночасье оказались в положении крепостных крестьян.

Из заявлений потерпевших в правоохранительные органы:

Колупаев Вячеслав Юрьевич, 1959 г.р. «С 2000 года я работал в совхозе «Буденновский», директором был Пащенко В.Н. , потом совхоз переименовали в ООО «АПК «Донецкий». Пащенко ушел на пенсию, вместо него пришел с г. Донецка Елистратов Юрий Иванович, вместе с ним пришел Сальков Юрий Федорович. Елистратов был директором… Я работал механиком, потом перешел на ферму эл. слесарем. В июне 2002 года в выходной день я пришел на ферму, чтобы доделать насос… Когда я шел домой, недалеко от фермы встретил автомобиль ВАЗ-2110, на котором ездит наше руководство… Из машины вышел Николай, который возил Салькова… Я подошел к нему, т.к. он меня позвал. Не успел подойти к нему, как он ударил меня в лицо кулаком, ничего при этом не говорил. Я упал, потерял сознание. Меня били резиновым молотком и ногами – Николай и Сальков Юрий Федорович. Как они меня били, видели соседи… Утром я не мог подняться, болела голова, рука и все туловище. Вызвали «скорую», которая отвезла меня в травматологию 9-й горбольницы. Делали снимки. Были поломаны ребра слева, рука распухшая… все суставы болели, были опухшие и синие. Лечился у хирурга в Моспино примерно месяц… Участковый инспектор (Геннадий Клименко – Авт.) посоветовал потребовать возмещения материального ущерба, необходимого для лечения. Однако избивавшие отказались это сделать… Уволили меня задним числом… до избиения, о чем я узнал от начальника отдела кадров. Предприятие должно мне зарплаты примерно 500 гривен, но не выдает. Мне известно, что избивали не только меня. Так избили Ткаченко с улицы Садовой, он работал механиком или бригадиром в Верхних Бирюках (моспинский поселок – Авт.), Наумчика Виталия (ему поломали руку, лечился в больнице), Задонского Михаила – ветврача, скотника Виктора. На ферме в основном работали без зарплаты, за кормежку. Кто не хотел работать избивали».

Церковь в Моспино

Руденко Евгения Николаевна, 1954 г.р., разнорабочая шахты «Моспинская». «10 ноября 2002 года вечером, примерно в 17 часов я вместе с сыном Виталием, 1980 г.р. шли по ул. Гагарина, как в это время со стороны исполкома в нашу сторону на большой скорости двигался легковой автомобиль, сын не успел отскочить в сторону… Я стала искать сына в темноте. Потом появилась та машина, которая его сбила… «Скорая» отвезла его в 9-ю горбольницу, где он и скончался… За рулем автомобиля, сбившего сына , как мне известно, сидел якобы Петров Игорь и с ним было еще двое – они с ОАО «Донецкий» (здесь и далее имеется в виду ООО «АПК «Донецкий» — Авт.) … Мне они дали 300 грн. на похороны сына и немного мяса… Автомобиль был ГАЗ-«Бобик»… двигался с большой скоростью и даже не притормозил… потом подъехал к нам. В милиции я была, меня опрашивали, но мое состояние в связи со случившимся с сыном было ужасное, поэтому меня обещали вызвать в другой день, но так больше никто и не вызвал».

Осипова Вера Павловна, 1949 г.р. «В декабре месяце 2002 года я случайно нашла в лесопосадке недалеко от фермы ОАО «Донецкое» старый, ржавый кусок транспортера. Я пришла домой и сказала мужу, чтобы пойти взять его и сдать на металлолом, т.к. дома не было денег. Я и муж на санках привезли его домой, на следующий день сдали его приемщику на 30 грн. В этот же день блатные руководители ОАО «Донецкое» поймали моего мужа на улице и избили… Я вызвала скорую помощь, приехал доктор… Осмотрел мужа и сказал, что у него поломаны 3 и 4 ребро. Когда ему сказали, что мужа избили блатные, доктор стал на нас кричать. Был недоволен… За этот металл мой сын Евгений, 1975 г.р. отработал бесплатно на ферме скотником. Больше они моего мужа не били. Мне угрожали, но до избиения не дошло».

Тот самый офис ООО “АПК “Донецкий”. Один вид здания наводил ужас на моспинцев в течение долгих четырех лет

Турченко Александр Петрович, 1959 г.р., разнорабочий ООО «АПК «Донецкий». «В последних числах сентября 2003 года я и Леня были у Стоволоса (живет в Верхних Бирюках). Мы помогали заносить ему песок с улицы во двор. Это был выходной день. Воскресенье. Подъехала «Самара» — микроавтобус, в нем были – Игорь Яковлевич, Николай Иванович, Юрий Федорович. Они заставили сесть нас в автомобиль. Заехали в магазин, потом поехали на ферму, где искали какие-то бочки, чтобы в них нас топить. Не нашли, решили отъехать от фермы и сказали, чтобы мы вышли из автомобиля. Положили меня и моего брата животами на землю, руки за спину. Скотчем связали руки и ноги, как дрова, бросили в кузов автомобиля и повезли к какой-то луже. Сначала вытащили Леньку, что с ним они делали, я не видел, так как был в кузове, слыхал только смех Юрия Ивановича, Николая Ивановича и Юрия Федоровича. Потом вытащили из автомобиля меня. Я увидел, что Леня сидит в луже весь в грязи, над ним стоял Юрий Иванович. Меня взяли подмышки Юрий Федорович и Николай Иванович… бросили меня в лужу. Юрий Иванович начал издеваться надо мной, топить меня в луже, окуная мою голову в муляку. Кроме того, брал в ладонь муляку и вталкивал ее мне в рот…Сколько это продолжалось, я не знаю, знаю, что когда меня отпустили, не стали топить, я стал откашливаться и увидел рядом своего брата Леню, который лежал в луже без сознания…Юрий Федорович и Николай Иванович стояли на берегу и улыбались. Мне помогли выбраться на берег, освободили руки и ноги, сказали, чтобы я вытащил с лужи брата. Меня заставили раздеться и бегать , чтобы не замерз, а брат лежал без сознания. Юрий Иванович стал ногами наступать на грудь брата, якобы делал ему искусственное дыхание. Через некоторое время Леня пришел в сознание, его тоже заставили раздеться и побегать. Потом нас посадили раздетыми в машину и повезли на ферму. Там нас ждали… Игорь Яковлевич заставил нас выпить бутылку водки с перцем (три пачки жгучего перца). Мы выпили эту бутылку… После этого нас посадили в машину и повезли на гнилую балку, где дали пачку стирального порошка «Гала» и заставили мыться… облили холодной водой, бросили и уехали… Мы работали неделю, Леня все время плохо себя чувствовал… Неделю он мучился, не ел, начал заговариваться. 12 октября 2003 года я пришел в 17 часов, Леня сидел на пороге дома уже холодный. Я пошел к конторе сказать, что брат умер… Утром приехал Юрий Иванович, они оформили все документы, необходимые для похорон, сделали гроб, вызвали врача и милиционера, а 14 октября они его похоронили на кладбище в г. Моспино, а не на Верхних Бирюках по месту жительства, так как побоялись возмущения местных жителей. Я им ничего не платил. Они похоронили сами, поминки не устраивали и мне ничего не давали…В больницу мы не обращались потому, что Леня туда не мог дойти, а мне надо было выходить на работу, так как Сальков Ю.Ф. сказал мне на следующий день после избиения: «Это вам профилактика». Мы боялись продолжения этой процедуры… В тот день когда над нами издевались, кто-то из их «бригады» женился и они после застолья решили просто над нами поиздеваться, покуражиться. И на ферме попались только мы…».

Расследования по факту смерти требовала от прокурора Донецкой области и сестра покойного Зоя Петровна Гордиенко: «Прошу Вас рассмотреть факт смерти моего брата Турченко Леонида Петровича… который скоропостижно скончался после избиения его руководителями ООО «АПК «Донецкий». Леня никогда не болел, на учете в больнице не стоя. На судебно-медицинскую экспертизу его не отправляли и хоронили его те, которые побили…».

И подобных случаев в Моспино образца 2002-2003 гг.было масса. Часть из них имела летальные последствия. Только в распоряжении автора статьи и редакции издания наберется добрый десяток копий заявлений потерпевших. А ведь не все находили в себе силы жаловаться в органы.

К примеру, Анатолий Кириллович Белодед – старик 1941-го года рождения, также работавший на ООО «АПК «Донецкий» механиком остаток своих дней провел на территории местной больницы, опасаясь мести «братков», обозлившихся на него за обращение в милицию. Перед тем «хозяева» жестоко избили деда в целях «профилактики», и в итоге врачам пришлось ампутировать несчастному обе ноги — из-за гангрены!

Налоговая реформа

Нападкам бандитов подвергались также немногочисленные моспинские фермеры, имевшие собственные наделы земли. Тем из них, кто не желал делиться, «юрики» не только угрожали, но и неоднократно подпаливали хозяйское имущество. В частности, от поджогов в свое время натерпелось предприятие местного аграрника Владимира Орлова. А на поле его коллеги Виктора Демченко однажды посреди бела дня заехали сразу два комбайна, принадлежавшие хищному АПК, и собрали чужой урожай подсолнечника.

«Понятия» как основа новой моспинской конституции

К слову, Владимир Демченко – отставной милиционер, в 80-е годы прошлого столетия возглавлявший управление уголовного розыска Донецкой милиции. Конфликт с «юриками» вынудил его бросить бандитам вызов и даже начать помогать жертвам бандитского беспредела добиваться реакции правоохранителей на их обращения, хотя ему самому угрожали убийством.

Виктор Демченко

К сожалению, советский опыт борьбы с преступностью в нынешних диких реалиях нового времени оказался абсолютно бесполезным. Единственным временным (до судебных разбирательств дело не дошло) достижением Демченко стала разве что более-менее положительная реакция Донецкого горуправления милиции на факты, изложенные в одном из его заявлений, уже после Оранжевой революции — в 2005 году:

Справедливости ради отметим, что отдельным личностям удавалось поставить «юриков» на место. Но, несмотря на то, что один из них был сотрудником милиции, сына которого бандиты однажды насильно искупали в ставке, а второй – отставным военным, оба они предпочли разрешить конфликтные ситуации при помощи методов, аналогичным тем, к котором прибегали аграрные рекетиры из Моспино. Местные жители с плохо скрытым удовольствием вспоминают эти два случая, когда к в гости к их обидчикам наезжали крепкие ребята в форме милицейских спецподразделений и жестоко избивали «юриков» прямо на улице.

Активная деятельность руководителей ООО «АПК «Донецкий» на ниве криминала не являлась для правоохранителей секретом, но сотрудники Моспинского ГОВД и прокуратуры Пролетарского района Донецка неизменно отказывали в помощи жертвам банды. Стражи закона упорно отказывались видеть состав преступлений в действиях мародеров. В чем же заключался секрет безнаказанности «отморозков» из Донецка?

Команда профессионалов

Практически все потерпевшие в своих обращениях в органы среди своих мучителей упоминали имена Салькова и Елистратова. Но, если в Моспино эти персоны были известны под именем «юриков», то жители Пролетарского и Буденновского районов Донецка называли их иначе — «гивчиками». Один и второй, по версии экс-начальника милиции Донецкой области Михаила Клюева, входили в состав могущественной ОПГ Гиви Немсадзе, «крышуемой» госслужащими самого высокого ранга. Оперативной разработкой бандформирования в 2005-м году всерьез занимались милицейские сыскари.

По материалам следствия, в состав этой группировки входил и Николай Иванович из заявлений моспинцев, которого в городе боялись пуще остальных и называли не иначе как «Молотобойцем» и Колей Молотком — из-за его большой любви проверять кости своих жертв на прочность с помощью одноименного инструмента, используемого в цивилизованном мире для рихтовки автомобилей. Ментам же этот донецкий «брат-близнец» кущевского Вовы Беспредела был известен под именем Николая Дунайцева, который, наряду с Сальковым, Кочетовым и Езиком, был отнесен сыщиками к разряду особо опасных членов ОПГ Немсадзе. В свою очередь, Елистратов, по материалам дела, проходил как один из «оруженосцев» банды – у него оперативники изъяли огромный арсенал оружия, который исчислялся не только автоматами Калашникова, о которых упоминал в своих обращениях к неверующим «фомам» из местной милиции Виктор Демченко.

Моспино и Донецк для Людей. Стабильность и «баблобут»

Но это, как говорится, «было давно и неправда», а с приходом Вождя «регионалов» к власти самые гуманные в мире Киевский районный и областной апелляционный суды в Донецке полностью оправдали более двух десятков «братков» из ОПГ Немсадзе, включительно с «главарем банды» Немсадзе-средним, Дунайцевым и Елистратовым, с легкостью повесив многочисленные убийства на их уже покойных подельников.

Сегодня «белые и пушистые» не только наслаждаются свободой, но и считаются признанными жертвами «оранжевых политрепрессий». Коля Молотобоец , в частности, спокойно торгует стройматериалами на рынке «Объединенный», а Елистратов радуется жизни, наблюдая как его сыновья колесят по району на «крутых» иномарках.

Сальков – пожалуй, единственный из них, кто на сегодняшний день, по неизвестным причинам, не получил пока отпущения грехов от донецкой Фемиды. Но…

По утверждению Виктора Демченко, Юрия Федоровича, вроде бы до сих пор числящегося в межгосударственном розыске (№ РД 00-12 от 12.08.2005 года), за последнее время не раз видели в Моспино и в м-не Донской, что в Буденновском районе Донецка. Судя по всему, поторопились СМИ его похоронить.

На снимке со спутника поселок Верхние Бирюки, где расположено ООО “АПК “Донецкий”, помечен крестиком

В заключение стоит отметить, что на минувших выборах в органы местного самоуправления сокрушительную победу в Моспино одержала Партия регионов. Мэром города в очередной раз стал Михаил Меренков, изображенный на предвыборных голубых агитках в обнимку с Донецким городским головой Александром Лукьянченко, а их однопартийцы получили 90 % мандатов в обновленном горсовете.

В общем, на восточных фронтах страны без демократических перемен. Полная стабильность, выражаясь языком Виктора Януковича и его команды, а точнее - тихий омут. Постепенно засасывающий всю Украину…

(Продолжение следует)

Артем ФУРМАНЮК, Радио Свобода, PRO-TEST
Текст и иллюстрации дополнены автором; на русский язык переведено PRO-TEST

В следующей части цикла статей о донбасских «кущевках» на Радио «Свобода» будет рассказано об еще одном уголке Донецкой области, где бандитская политика власти «уже сегодня» достигла не меньшего расцвета, чем в «дооранжевом» Моспино.

PRO-TEST

В тему:

Точка зору
Донецької мафії більше не існує. Де-юре…

Артем Фурманюк
17.09.2010

Артем Фурманюк
Донецьк – 16 вересня Київський районний суд міста Донецька закрив справу про притягнення до кримінальної відповідальності Гіві Немсадзе. Попри те, що цій події в порівнянні з висвітленням справи Пукача-Гонгадзе вітчизняні ЗМІ приділили набагато менше уваги, її значення і знаковість для Донбасу та всієї України в цілому переоцінити важко.

Щоб життя стало кращим уже сьогодні,
бандитів треба було пересадити ще вчора

Народна мудрість

Гіві Немсадзе упродовж останніх п’яти років офіційно вважали ватажком найкривавішої банди, на рахунку якої, за оцінками правоохоронців, 57 трупів.

Уперше про організоване злочинне угруповання Немсадзе країна дізналася в 2005 році від екс-глави Донецької обласної міліції Михайла Клюєва. Пізніше його слова на найвищому рівні не раз повторив і колишній глава МВС Юрій Луценко. За даними міліції, злочинці здійснювали замовні вбивства, а також займалися так званим «жорстким» рекетом, контролюючи сотні підприємств не тільки в Донецькій області.

Людей, убитих членами злочинного співтовариства, правоохоронці умовно поділили на комерсантів, членів ворогуючих угруповань, членів самої ОЗУ та випадкових свідків.

Кажучи про останню категорії вбитих, Михайло Клюєв тоді наголосив: «…сьогодні ми маємо дані, що цих людей вбивали невипадково. Вони опинилися на місці злочину випадково, але їх вбивали для залякування громадськості».

За місцями проживання та роботи злочинних, сімейних і дружніх зв’язків членів ОЗУ було проведено більше 200 санкціонованих обшуків, в результаті яких було вилучено велику кількість вогнепальної зброї, боєприпасів та вибухівки.

Коли державне звинувачення працює на користь обвинувачених

Красномовий факт: дані, зібрані міліцією в ході розробки ОЗУ, ледь помістилися в 25 томів кримінальної справи.Однак уже сьогодні можна поставити хрест на виконаній ними колосальній роботі. Передовсім завдяки злагодженій роботі працівників прокуратури, які легко і оперативно звели роль підсудного в діяльності ОЗУ до участі останнього лише у двох кривавих епізодах, та й то в якості випадкового свідка. Таким чином, Немсадзе ставилося в провину лише приховування пари злочинів, датованих 1992 і 1998 роками.

І саме держобвинувач наполягав на тому, щоб припинити кримінальну справу стосовно Гіві Немсадзе у зв’язку із закінченням терміну давності! І суд з легкістю погодився з «законниками», розглянувши справу з фантастичною щодо справ такого рівня швидкістю – за 2 дні!

Більше того, як стало відомо, судді Київського райсуду, починаючи ще від 2007 року, за відсутності потерпілих, а іноді й прокуратури розглядали кримінальні справи членів банди Немсадзе. Один із потерпілих повідомив, що на сьогоднішній день вже 15 осіб звільнені Київським райсудом Донецька, включаючи тих, яких свого часу екстрадували з Москви. Всіх їх, як і Гіві Немсадзе, Генеральна прокуратура звинуватила лише в… приховуванні вбивств!

Політичне дисидентство в уяві «донецьких» і деякі ментальні особливості жителів Донбасу

Гіві Немсадзе
Про це заявив, перш за все, сам колишній підсудний у своїй явці з повинною. У цьому документі стверджується, що Немсадзе та його «знайомі» зазнали політичних репресій за те, що брали участь у виборчій кампанії від Партії регіонів у пам’ятному 2004 році.

Фактично виходить, що суд і прокуратура визнали, що Гіві Немсадзе, як і решта фігурантів справи, є жертвами політичних переслідувань із боку «помаранчевого режиму»! Називаючи речі своїми іменами, можна сказати: організовували «правильний» хід виборів у своїй вотчині – Пролетарському і Будьоннівському районах Донецька. Адже багато хто в Донецьку пам’ятає, як восени-взимку 2004-2005 року навіть найсміливіші місцеві журналісти відмовлялися стежити за ходом президентських виборів у цій частині міста. Не було там і міжнародних спостерігачів.

А вже на місцевих виборах 2006 року, коли Гіві і більшість його соратників перебували у бігах, Донецьк облетіла звістка про жахливе вбивство першого секретаря Будьоннівського райкому Компартії Донецька Іллі Морозова. У вікно його квартири на третьому поверсі одна за одною влетіли дві пляшки з запальною сумішшю. 72-річний пенсіонер згорів заживо. Напередодні смерті Морозов був єдиним на тих виборах конкурентом чиновника від Партії регіонів. Пізніше секретар Донецького обкому КПУ Ігор Житинський заявив, що загиблий постраждав від рук «угруповання Немсадзе».

До речі, Будьоннівській район міста традиційно дає чи не найбільший відсоток голосів виборців у Донецьку.

Треба сказати, що провладна Партія регіонів, м’яко кажучи, має дивні уявлення про політичне дисидентство. Спочатку нинішній глава МВС Могильов ошелешив громадськість своїми одкровеннями, коли з легкістю порівняв юного кримінальника Януковича з політв’язнями. Нарешті прийшла й черга Немсадзе, який упродовж п’яти довгих років ховався від правосуддя, а зараз намагається приміряти на себе личину політичного біженця.

І найгірше те, що це не лише відмовки. Нинішнім можновладцям дійсно набагато простіше і зручніше вірити у свою загальну непогрішність, як і в те, що Майдан був не зародженням громадянського суспільства і виявом волі свідомих представників української нації, а помаранчевим шабашем, профінансованим чужими грішми і рясно засмаченим масовим божевіллям від отрути з наколотих апельсинів.

На жаль, доводиться констатувати, що більшість земляків Януковича і Ахметова, які рік у рік наполегливо віддають голоси за «рідну» політсилу, гідні своїх правителів. Зі свого боку, їм також зручніше вірити в те, що кращих вождів все одно не буде і виправдовувати свою пасивну соціальну позицію тезою про те, що в наш час розраховувати можна лише на себе.

Подібний світогляд відмінно ілюструє фраза з культового в сусідній (в плані як відстані, так і ментальності) Росії фільму «Бумер» – «Не ми такі – життя таке»! Саме це пояснює той факт, що для багатьох пересічних мешканців Донбасу олігарх Ахметов і президент Янукович – свого роду втілення американської мрії, уособлення хоча і жорстокого, але сильного характеру.

Нещодавно в одній зі своїх статтей скандально відомий Дмитро Корчинський влучно підмітив: «Український народ відчуває спрагу, але не здогадується про існування води».

Так ось, ці слова найбільше притаманні саме жителям Південного Сходу України. Адже як їм вірити в те, що влада може бути не злочинною, якщо двічі несудимий Янукович став біля керма країни, а відомого (задовго до 2005 року) половині Донецька бригадира «Гівчика» держава визнає невинним?! Обидва так чи інакше є переможцями, яких не судять.

Так-так, саме державою, владою. Адже ні для кого не таємниця, в інтересах якої політичної сили протягом останніх 5 років діють «законники» з Генпрокуратури.

Країна, де перемогла злочинність

Відомий український журналіст, колишній донеччанин, який свого часу добре потягався з місцевою Системою, Володимир Бойко так прокоментував автору цієї статті виправдання бригади Гіві Немсадзе.

«Безумовно, вся справа зі звинувачення Немсадзе є вагомим внеском у криміналістику. І справді: вперше в історії правничої думки керманичу злочинного угруповання інкримінувалося не організація численних вбивств, а недонесення. Дивовижний збіг. Доки заступник Генпрокурора Кузьмін здійснював нагляд за діяльністю транспортної прокуратури, оголошений у міжнародний розшук «Ґівчик» переховувався за кордоном. Але влітку 2010 року Ренат Равелійович стає куратором Управління з розслідування особливо важливих справ Генеральної прокуратури. Як стверджують обізнані, на такому кадровому «розкладі» наполіг Ринат Ахметов. Для чого – стало зрозумілим, як тільки пішла інформація, що Немсадзе повернувся в Україну, з’явився в Генеральну прокуратуру й написав явку з повинною.

Закриття кримінальної справи зі звинувачення Немсадзе – знакова подія, яка остаточно звела нанівець спроби попередньої влади перегорнути криваві сторінки історії Донецька. Спроби ці були вкрай непослідовні, а угруповання Немсадзе – чи не єдина «жертва» гасла «Бандитам – тюрми!». Одне тепер незрозуміло: чи буде Немсадзе нагороджений орденом «За заслуги», як Борис Колесніков, чи обмежиться моральною сатисфакцією»?

Навряд чи обмежиться.Найімовірніше, усі ми будемо мати щастя споглядати Немсадзе як народного депутата наступного парламентського скликання. Адже у Верховній Раді вже засідають донецькі нардепи від Партії регіонів із досить сумнівною репутацією: Василь Стельмашенко, більше відомий під прізвиськом «Картавий», та Юрій Іванющенко – «Юрець Малий».

Таким чином, народ України, на жаль, живе сьогодні в країні, де перемогла злочинність і ніхто з пересічних людей не почуває себе захищеним від можливого беззаконня влади.

Тому зовсім не дивує те, що представник прокуратури Донецької області Володимир Міненков, який підтримував державне обвинувачення і в справі Гіві Немсадзе, і в справі Бориса Пенчука, вважає обидва вироки цілком справедливими. Недивлячись на те, що видавець скандально відомої «Донецькоі мафії» отримав 8 років в’язниці, відсидів більше 19 місяців і продовжує виборювати свободу, а на руки Немсадзе навіть не одягли наручників! І залишається лише поспівчувати одній із потерпілих у справі донецьких кілерів Валентині Мішаковій.

Їй після появи в суді як свідка стали погрожувати вбивством.

Думки, висловлені в рубриці «Точка зору», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода.

radiosvoboda.org