Как Альфа-банк пытается сохранить статус-кво в Украине

414

Одно из проявлений борьбы с российской агрессией – санкции против РФ, ее граждан, компаний и секторов экономики.

В первые пакеты санкций Запада попали приближенные к Владимиру Путина олигархи. Среди них – совладельцы украинского Альфа-банка Михаил Фридман и Петр Авен.

В санкционные списки США попал и сам Альфа-банк. Правда, только русский. Украинское учреждение ограничения западных стран не коснулось, что позволяет ему продолжать работу в Украине.

После вывода с рынка  Сбербанка и Проминвестбанка именно украинский Альфа-банк стал одним из последних банков с российскими корнями и крупнейшим финансовым учреждением этой группы.

До широкомасштабного вторжения России банк активно расширялся на украинском рынке и вводил  инновационные продукты.

После 24 февраля он столкнулся с рядом трудностей: от ареста, который Бюро экономической безопасности наложило на 12,4 млрд грн активов Фридмана в банке до проблем с международными расчетами, которые испытывают некоторые его клиенты.

Чтобы удержаться на плаву, представители банка непублично договариваются с властями о докапитализации на 1 млрд долл., тогда как его владельцы пытаются сохранить контроль над финучреждением.

Что происходит вокруг системного банка страны и что украинские власти решили сделать с Альфа-банком?

Удар по финансовому состоянию

Война стала вызовом для всей банковской системы Украины, особенно – для Альфа-банка. Кроме стандартных для всех финучреждений проблем с оттоком средств, этот банк понес еще и потери, связанные с его происхождением.

Если у большинства банков отток денег вкладчиков остановился спустя месяц после начала широкомасштабной войны, то в Альфа-банке этот процесс длился дольше.

По данным НБУ, в феврале-марте банк потерял около 6% вкладов или 3,31 млрд. грн. Наибольший отток был в категории крупных депозитов – более 600 тыс. грн.

Вероятно, некоторые клиенты не желали сотрудничать с ним по политическим соображениям, а некоторые просто боялись держать там средства из-за высоких рисков распространения на этот банк западных санкций или национализации.

Подлили масла в огонь проблемы с правоохранителями. 16 мая БЭБ через суд арестовало  активы кипрской компании владельцев банка стоимостью 12,4 млрд. грн. Есть подозрение, что эти средства отмывались и могли вывести из банка.

В Альфа-банке эти обвинения отрицают и настаивают, что средства в банк заводились. Решение об аресте обжалуется в суде.

Санкции США и заблокированные переводы

Другой косвенный удар по стабильности Альфа-Банка – риск потенциальных санкций со стороны США. Тем более что ограничения были введены против российского тезки учреждения и его «дочек» в ЕС и Казахстане.

Эти санкции привели к  банкротству нидерландской «дочки» Альфа-банка Amsterdam Trade Bank.

США не ввели санкции против украинского банка, хотя у него и у российского банка общие собственники. По всей вероятности, это решение американцы приняли после консультаций с украинской стороной.

«Такие решения обычно согласовывают с Украиной. Возможно, кто-то из наших попросил, чтобы против украинского Альфа-банка ограничений не вводили», – предполагает бывший чиновник НБУ.

Однако клиенты украинского банка все равно почувствовали удары санкций. Это касается бизнеса, работающего с экспортом и импортом. Финучреждения ЕС отказываются проводить расчеты с компаниями, имеющими счета  в Альфа-банке.

Наличие этой проблемы ЭП подтвердили и собеседники в самом банке. Для ее решения банк посылал клиентам из ЕС письма с объяснением, что банк не находится под санкциями США, поэтому причин для блокирования расчетов нет.

Как бы там ни было, а украинскому Альфа-банку не удалось полностью избежать влияния западных санкций. Если американские ограничения влияют на банк косвенно, то санкции ЕС против собственников учреждения существенны.

Подсанкционные владельцы

Михаил Фридман – российский бизнесмен, миллиардер и филантроп украинского происхождения. До 17 лет жил во Львове, у его родителей есть украинское гражданство.

К Украине у Фридмана всегда были теплые чувства, в частности, организовал во Львове джазовый фестиваль. После 24 февраля Фридман стал одним из первых, кто  выступил против вторжения России.

В мае он и другой совладелец Альфа-банка Петр Авен выразили желание докапитализировать банк на 1 млрд долл., чтобы сохранить его «операционную управляемость».

Такой образ Фридмана создают его пиарщики и юристы. Однако есть и другая сторона истории его жизни, которая стала основанием для введения Евросоюзом персональных санкций против совладельцев Альфа-банка.

Как отмечают в ЕС, Фридман – российский олигарх из «ближнего круга» президента РФ, получивший в собственность государственные активы в России благодаря близости к Кремлю.

Об этом свидетельствует то, что старшая дочь Путина Мария возглавляла благотворительный проект «Альфа-эндо», который финансировал российский Альфа-банк.

Фридман также обвиняется в том, что он и Авен помогали российским компаниям обходить и снимать санкции, введенные после аннексии Крыма в 2014 году.

«В 2018 году господин Фридман вместе с господином Авеном посещали Вашингтон с неофициальным визитом, чтобы доставить послание российского правительства по санкциям США и контрсанкции РФ», – указывается в документе ЕС.

Совет ЕС утверждает, что Фридман активно поддерживал агрессивную политику Москвы, которая угрожала территориальной целостности и независимости Украины.

Авена в ЕС называют одним из ближайших к президенту РФ олигархов и одним из 50 самых богатых бизнесменов России, регулярно встречающихся с диктатором.

«Он не действует вне зависимости от требований президента РФ. Его дружба с Путиным началась в 1990-х.

Когда Авен был министром иностранных дел РФ, он помогал Путину, в то время заместителю мэра Санкт-Петербурга, в расследовании комиссии во главе с Мариной Салье (комиссия обнаружила, что Путин был причастен к масштабным хищениям и коррупционной деятельности – ЭП )», – говорится в обосновании введения санкций против Авена.

Как известно, комиссия Салье обнаружила злоупотребления западными деньгами, которые допустила мэрия Санкт-Петербурга, в том числе Путин, и Авен помог решить эту проблему на Западе.

Несмотря на серьезность обоснования, Украина против собственников Альфа-Банка санкций не вводила.

Европейских санкций было достаточно, чтобы Нацбанк счел репутацию Фридмана, Авена и других двух совладельцев банка Германа Хана и Алексея Кузмичева «небезупречной».

Через месяц после начала войны НБУ лишил последние два права участия в управлении банка и передал их независимому доверенному лицу до момента «решения проблемы с репутацией собственников».

Однако перед этим Альфа-Банк получил непубличный штраф от НБУ за еще одно нарушение украинского законодательства. Штраф, о котором ни банк, ни регулятор публично не сообщали.

Непубличный штраф

Санкции против четырех основных владельцев Альфа-Банка вводились не одновременно. 28 февраля под ограничения ЕС попали Фридман и Авен, а 15 марта – Хан и Кузмичев.

Между этими датами в структуре собственности банка произошли существенные изменения: Хан и Кузмичев вышли из перечня акционеров, а их доли оказались у Андрея Косогова, которому раньше принадлежало 3,67% акций.

После этих изменений Косогов стал самым крупным акционером банка с долей почти 41%. Косогов – один из основателей российской «Альфа-групп» и последний из физлиц-владельцев украинского Альфа-банка, против которого ЕС не ввел санкции.

Спешка, с которой Хан и Кузмичев переписывали на Косогова свои частицы, имела неприятное последствие: банк не успел согласовать такое изменение с НБУ.

Регулятор констатировал, что структура собственности банка непрозрачна и оштрафовал его на 57 млн ​​грн. Эту сумму банк уже уплатил.

ЭП обратилась в Альфа-банк за объяснением, почему там не согласовали изменение структуры собственности. В банке ответили, что приняли решение из-за растерянности среди клиентов и «в связи с нарастающим недоверием».

«Западная пресса была заполнена статьями о возможных дальнейших санкциях, в том числе в отношении Германа Хана и Алексея Кузмичева.

Никто из акционеров не понимал, как будут развиваться события в Украине и мире. Так что акционеры приняли оперативное решение о продаже долей без предварительного согласования с Национальным банком», – объяснили в учреждении.

Характерно, что указанный размер штрафа далеко не максимальный.

«За такое нарушение Нацбанк мог применить штраф в размере до 1% уставного капитала (287 млн ​​грн) как за нарушение во время военного положения.

Регулятор мог применить и более жесткие меры влияния — вплоть до признания неплатежеспособным и вывода с рынка», — считает ассоциированный эксперт «CASE-Украина» Евгений Дубогрыз.

В то же время НБУ разрешил Альфа-банку работать в Украине, но признал небезупречной репутацию Косогова. Ему пришлось передать права на управление банком по своим акциям независимому доверенному лицу – Симеону Дянкову.

(Не)зависимый Дянков

Согласно закону, НБУ вправе временно запрещать владельцам акций банка пользоваться своим правом голоса. Другими словами, регулятор может отстранять их от управления.

В таком случае право голоса по акциям временно переходит к независимому от акционера доверенному лицу.

Закон говорит, что это лицо не может контактировать с акционером. Более того, на собрании акционеров она должна голосовать за решение, исходя из их целесообразности для банка или так, как прикажет НБУ . Именно таким лицом должен быть Дянков.

Симеон Дянков – болгарский экономист, профессор Лондонской школы экономики, 14 лет  работавший во Всемирном банке. Его называют одним из авторов рейтинга Doing Business.

В 2021 году рейтинг перестали публиковать, а вокруг его составления разгорелся скандал из-за подозрений в коррупции при определении оценки Китая.

В скандал попали Дянков и глава МВФ Кристалина Георгиева.

В 2013-2015 годах Дянков был ректором Российской экономической школы, совет директоров которой возглавляет Авен. Несмотря на совместную работу на руководящих должностях в одной структуре, Дянков убеждал СМИ, что никак не связан с Авеном.

Кроме того, болгарин стал посредником в процессе докапитализации  банка его реальными собственниками на 1 млрд долл., что также дает основания сомневаться в независимости Дянкова от акционеров Альфа-банка.

Миллиард долларов и встреча с министрами в Офисе президента

Несмотря на сложную политическую ситуацию, в которой оказался Альфа-банк после 24 февраля, там не оставляют попыток добиться права и дальше работать в Украине.

По данным источников ЭП во власти, в первой половине мая в Офисе президента состоялась непубличная встреча чиновников Альфа-банка с украинскими чиновниками, в ходе которой обсуждалась судьба банка.

Инициировали проведение мероприятия представители финучреждения. На встрече были министр финансов Сергей Марченко и министр юстиции Денис Малюска. Прессслужба Минфина отрицала факт проведения встречи.

Во время этого мероприятия представители банка озвучили предложение докапитализировать финучреждение на 1 млрд долл. за счет акционеров. Провести такую ​​операцию непросто, учитывая санкции ЕС против Фридмана и Авена.

Внесение миллиарда долларов в капитал банка рождает несколько вопросов.

Первое – откуда возьмутся эти средства. Недавно Авен  жаловался , что после введения против него санкций у него нет денег «даже на уборщицу и водителя».

«Скорее всего, эти деньги не будут прямо заводить в Украину, а конвертируют в капитал банка свои депозиты и субординированный долг материнской структуры. Владельцы все равно не смогут вывести эти средства из банка», — объясняет Дубогрыз.

Второй вопрос сложнее: докапитализация средствами акционеров подвергает сомнению отстранение Фридмана и Авена от процессов управления в банке, а независимое доверенное лицо Дянков в этой ситуации действует от имени акционеров.

Несмотря на логические противоречия этой ситуации, Нацбанк разрешил Дянкову коммуникировать с акционерами по докапитализации.

Что ждет Альфа-банк в Украине: варианты

Решение проблемы, по которой НБУ передал право голоса по большинству акций Альфа-банка Дянкову, имеет несколько вариантов.

Первый вариант  – снятие санкций ЕС с Фридмана и Авена или одного из них. Именно санкции стали причиной того, почему НБУ счел их репутацию небезупречной. Если санкции снимут, банк мог бы просить НБУ отменить свое решение.

Одним из способов снятия ограничений мог стать выход одного совладельца банка с российского гражданства. Об этом, в частности, думает Фридман, у которого кроме российского есть еще и паспорт Израиля.

По замыслу, после сдачи паспорта страны-агрессора ЕС вроде бы снять санкции с Фридмана, а остальные акционеры – Авен и Косогов – передадут ему свои доли.

Однако ЕС вводил санкции против Фридмана не из-за его гражданства, а при содействии в обходе западных санкций другими подсанкционными лицами и компаниями РФ.

Кроме того, отсутствие российского паспорта не упразднит обвинения в его близости к руководству Кремля.

Второй вариант – продажа банка. Он кажется еще менее реалистичным, чем снятие санкций с акционеров, ведь продать банк во время войны невозможно. Не получится даже правильно оценить его, ведь значительная часть его активов не работает.

Третий вариант – национализация – тоже маловероятен. Здесь те же риски, что и при покупке банка, только расходы на докапитализацию лягут на плечи налогоплательщиков.

В условиях, когда ежемесячная «дыра» в бюджете страны достигает 5 млрд долл., тратить средства на банк неуместно.

Во время упомянутой встречи в ОП чиновники уверяли представителей Альфа-банка, что не намерены проводить национализацию. Хотя в Министерстве финансов ЭП заявили, что не исключают такой возможности.

«Информируем о создании рабочей группы по разработке плана действий на случай вывода с рынка системно важного банка, который должен выработать концептуальный план действий и вынести его на рассмотрение Совета финансовой стабильности.

В рамках этой группы нарабатываются механизмы предотвращения рисков в банковском секторе, среди которых — возможность национализации системно важного банка для обеспечения финансовой стабильности», — сообщили в Минфине.

Четвертый вариант – признание банка неплатежеспособным и вывод его с рынка. Так, например, государство поступило с другими российскими банками сразу после полномасштабного вторжения России.

Однако, в отличие от Сбербанка и Проминвестбанка, вывод с рынка Альфа-Банка станет для бюджета катастрофой. Во-первых, в этом банке гораздо больше вкладчиков. Во-вторых, государству придется выплатить каждому из них не до 200 тыс. грн, а  100% вкладов . Речь идет о 48 млрд. грн.

То есть национализация и тем более вывод банка  с рынка невыгоден государству, а продажа или снятие санкций с его акционеров невозможны.

Следовательно, из четырех возможных вариантов, скорее всего, реализуется пятый: и банк, и регулятор, и правительство будут сохранять статус-кво. «Временный» Дянков будет выполнять функции владельца вплоть до окончания войны или даже дольше.

Отложение решения вопроса Альфа-банка выгодно всем, в первую очередь – его акционерам. Удастся ли российскому олигарху сохранить за собой банк после окончания войны, будет зависеть от решимости украинских властей.