Cудебная пирамида Порошенко

226

В апреле с.г. прокурор Генеральной прокуратуры Константин Кулик заявлял, что в расследование дела о продаже «Украинского медиа холдинга» януковичскому соратнику Сергею Курченко лично вмешивались президент Петр Порошенко, а также зам. главы его Администрации Алексей Филатов.

Похвалы самому себе в сочетании с примерным исполнением гимна и пафосными речами о независимости судебной власти – все это было 7 мая в выступлении Петра Порошенко перед Высшей квалификационной комиссией судей, Высшим советом правосудия и новоназначенными судьями Верховного суда, ради которых и созывалось почтенное собрание.

Формирование ВСУ происходило в два этапа: в 2017ом были назначены 120 самых подконтрольных судей. И еще 75 попали в Верховный суд уже после проигрыша Порошенко на выборах (всего должно быть 200 человек). Расстановка «своих» в ВСУ — одна их причин, по которой Петр Алексеевич не спешил расставаться с браздами правления, пишет ОРД. В Верховный суд в последний момент попали: племянник януковичского юриста Сергея Кивалова Сергей Могил, который незаконно вмешивался в автоматизированную систему распределения дел в суде и приватизировал служебную квартиру, и другой его родственник, который преследовал автомайдановцев – судья Максим Титов, юрист Порошенко Татьяна Молофенкова и Игорь Бенедисюк, который в 90е сочетал работу судьей в РФ с работой в Украине, но зато так близок к Порошенко, что получил из его рук наградное оружие.

По данным источников «ОРД», все списки претендентов на назначение судьями Верховного суда согласовывались непосредственно с Петром Порошенко. Для этого из АП на должность зам. главы секретариата ВККС была переведена сотрудница, которая находилась на постоянной связи с зам. главы АП Алексеем Филатовым. Банковая получала полную информацию по каждому кандидату, и спускала директивы, которые ВККС всего лишь реализовывала.

Мы сегодня расскажем о том, как «смотрящий» Алексей Филатов выстраивал свою систему управления судебной властью. А так же — о состоянии дел в государственном органе, ответственном за подбор судейского корпуса, переаттестацию и обеспечение надлежащего уровня судей — Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС), Расскажем, как «судьям Майдана» удалось успешно пройти оценивание, и почему сегодня парализована работа ВККС Украины.

1.Фальшивый милиционер, и другие скандальные члены ВККС

12 июня один из членов ВККС публично заявил о фальсификациях в оценивании судей, относительно которых были негативные выводы Общественного совета добропорядочности и покинул собрание. «Раскольником» оказался Андрей Козлов.

А вскоре стало известно о его отставке. По своей воле с таких должностей (зарплата члена ВККС – от 225 тысяч грн. в месяц), а тем более в знак протеста не уходят. Оказалось, что не так уж все благополучно обстояло с делами самого Козлова.

Адвокат Андрей Козлов стал членом ВККС, не имея установленного законом «О судоустройстве» 15-летнего стажа деятельности в сфере права. Его адвокатское свидетельство вызывало вопросы. Хотя он имел в заслугах работу в компании «Васіль Кісіль и партнеры», и… четырехлетнее обучение вместе с Алесеем Филатовым.

По одной из распространенных версий, ВККСУ «споткнулась» о переаттестацию Сергея Чванкина – главы Киевского райсуда Одессы, который причастен к массе скандальных судебных решений (о покушении на жизнь адвоката эстонского инвестора Затоки, о лагере «Виктория», где сгорели дети, и тд. и тп.):

14 июня в Высшей квалиф. комиссии должны были решить судьбу Чванкина, но заседание перенесли на 24 июня, и впоследствии информация о дате заседания исчезла с сайта ВККС.

А тут еще сюрприз — неожиданно подал в отставку член ВККС Тарас Лукаш – который был докладчиком по «делу Чванкина». Вряд ли его замучила совесть, ведь раньше в коллегии с его участием успешно прошли оценивание судьи, репрессировавшие майдановцев.

Попадание в ВККС Тараса Лукаша оказалось еще скандальнее. Он тоже из адвокатов и его биография изобилует «белыми пятнами». На официальном сайте ВККС есть фраза: «з серпня 1995 по червень 2003 року проходив службу в органах внутрішніх справ України». Кем и где работал Лукаш в этот период не расшифровывается. Однако, по некоторым данным, один из работников указанного Лукашем Шевченковского райотдела милиции Игорь Драпей не узнал свою подпись на справке, предоставленной на конкурс в ВККС. И не вспомнил старшего следователя Лукаша (подробнее: https://stopcor.org/vmivaye-ruki-dopovidach-kolegiyi-vkks-u-spravi-chvankina-taras-lukash-podav-u-vidstavku/). Зато адвокат Лукаш — бывший работник адвокатской компании бывшего главы КМДА, связанной с Алексеем Филатовым.

Есть указания на то, что для участия в конкурсе на должность члена ВККС адвокатом Тарасом Лукашем была предоставлена «липовая» справка. Зато ему поставили во время конкурса на должность максимальные оценки за собеседование. Говорят, этот победитель был известен еще до начала конкурса. Фото zib.com.ua.

Об адвокате Лукаше вообще рассказывают анекдоты — как ему в самой ВККС помогали, так сказать, формировать документы по поручению Алексея Филатова. Работая в ВККС, он был обязан приостановить свою адвокатскую деятельность, но не сделал этого и в реестре числился как адвокат. Якобы вытворял и такие штуки: сам направлял обращения в ВККС на судей о якобы совершенных ими нарушениях и сам же, будучи докладчиком в ВККС, выносил решения, рассматривая обращения.

По собственной информации «ОРД», в настоящее время в НАБУ и ДБР расследуются два уголовных производства, связанные с Лукашем, в одном из которых фигурируют 200 тысяч долларов «вознаграждения» от одного из судей.

Тарас Лукаш и руководитель ВККС были в числе троих членов Квалиф.комиссии, которые недавно погуляли на дне рождения зам.главы Окружного админсуда Киева Евгения Аблова – на эту тему есть сюжет «Слідство.інфо»:

Ему к концу нынешнего года тоже придется пройти переаттестацию, а пока – почему бы и не потусить на совместных вечеринках с лицами, от которых зависит твое оценивание? Имея несколько квартир, дом и автомобиль класса «люкс» Аблов получил служебную квартиру на 140 квадратов в центре Киева и тут же ее продал, так что общественники из «злой ГРД», о которой писал у себя в Фейсбуке Козлов (ГРД – это Громадська рада доброчесності, она же — Общественный совет добропорядочности), наверняка снова будут против.

Но не только судье Аблову нужны свои люди в ВККС, но и ВККС нужен Аблов! В суде, где работает Аблов, сейчас рассматриваются иски, в которых оспаривается законность нахождения самих членов ВККС на своих должностях.

И поэтому, наверное, посетил пьянку у Аблова не только рядовой Лукаш, но и сам Сергей Юрьевич Козьяков – председатель Высшей квалиф. комиссии судей. Козьяков преподавал на кафедре международного права в Институте международных отношений КНУ им. Т. Шевченко, где как раз в то время (в конце 1980-х) обучался этому самому праву Петр Порошенко (впрочем, обучавшийся вместе с ним Михаил Саакашвили утверждает, что и тогда уже у Петра Алексеевича интересы вращались не вокруг наук, а вокруг бизнеса). И там же, у того же Козьякова, изучал международное право порошеновский «смотрящий» Алексей Филатов — только на пару лет позже. Разумеется, сразу же после прихода к власти, Петр Порошенко в 2014ом назначил Алексея Филатова зам. главы своей АП, а Козьякова — сначала членом ВККС, а потом и председателем Квалиф.комиссии.

  1. Работа парализована, а назначенные члены не могут попасть в ВККС

Полномочия самого Козьякова и его зама истекли минувшей осенью, но он не только держится за кресло, но не пускает в ВККС новоназначенных членов, и самое страшное – саботирует работу Квалиф.комиссии: для принятия ряда решений у нее нет кворума из-за пустующих кресел.

ВККС должна состоять из 16 человек. Сейчас у части закончились полномочия. Часть уволилась. Работа организована по тройкам, но в случае негативного вывода Общественного совета добропорядочности для одобрения такого кандидата необходимы голоса 11 членов ВККС, которых по факту нет. От этой ситуации страдают суды первой инстанции и апелляционные, ведь без этой комиссии вообще невозможно судить в нашей стране, и пока в Киев едут судьи, которым нужно пройти переаттестацию, заморожены тысячи дел. Почему же новых членов ВККС Козьяков не принимает на работу?

Члены Квалиф.комиссии назначаются по квотам , например — по квоте гос. судебной администрации, от омбудсмена, от съезда судей, от адвокатов, и тп. Назначению членом ВККС Украины предшествует публичный конкурс. Высшая квалификационная комиссия судей осуществляет отбор и дает рекомендации Высшему совету правосудия (ВСП), который утверждает окончательные решения.

Сергей Остапец назначен членом ВККС 6 мая с.г. на следующие 4 года приказом главы Государственной судебной администрации Украины. Николай Сирош был назначен еще в апреле — по квоте уполномоченного ВР по правам человека. Оба не могут приступить к обязанностям, т.к.. ВККС отказывается выполнять приказы субъектов назначения. Г-н Козьяков изобрел способ — ведет переписку с омбудсменом: так, мол, и так, вы себе что хотите думайте, а я считаю, что приказ о назначении вашего субъекта безосновательный (хотя это не его компетенция).

Что касается самого Козьякова, до Порошенко срок работы члена ВККС был 4 года, затем вышли новые законы – в 2014ом, 2015ом и 2016ом – и срок работы члена ВККС то увеличивался до 6 лет, то сокращался до 4х. Так возникла коллизия, которая позволила Козьякову утверждать, что его полномочия распространяются аж до 2020го. На эту тему есть вывод научно-правовой экспертизы института имени Корецкого: «Законодательно определенный срок полномочий членов ВККС Украины Козьякова С.Ю., Щетки С.О., Весельской Т.Ф., и др., которые назначены на должность до вступления в силу Закона Украины «Об обеспечении права на справедливый суд» №192-восьмого от 12.02.2015 и Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» №1402-восьмого от 02.06.2016 — составляет 4 года». Иначе говоря – срок полномочий Козьякова истек прошлой осенью: https://antiraid.com.ua/news/opublikovano-visnovok-naukovo-pravovoyi-ekspertizi-shhodo-vidsutnosti-povnovazhen-chleniv-vkksu/

Отвергнутые Козьяковым члены обратились в админсуд с требованием обязать Козьякова выполнить приказ о зачислении их в ВККС, суд вынес решение — немедленно зачислить Сергея Остапца. Однако, ВККС не выполнил ни это решение суда, ни предписания госисполнителя, и это легло в фабулу одного из уголовных производств в отношении Козьякова.

На фото resonance.ua Сергей Козьяков. Возглавляемая им ВККС использовала выводы Общественного совета добропорядочности, чтобы отказать тем кандидатам на место судьи ВС, которые не входят в команду Порошенко, но игнорировала аналогичный негатив общественности относительно людей Филатова.

ДБР сейчас занимается главой ВККС в связи с невыполнением приказов о назначении. Но больше интересного откроется в ближайшее время в связи с сомнительно законным назначением откровенно неквалифицированных людей в результате псевдоконкурсов. Иски проигравших претендентов на место судьи Верховного суда завалили ВККС. Маститые и знающие не прошли по конкурсу. Зато «чудесным образом» победили назначенцы Порошенко – такие, как глава Верховного суда Украины Татьяна Данишевская, которая ни дня не работала судьей и совершила фантастический прыжок из общественного совета при Минюсте на должность судьи Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного суда Украины, а с 2017го стала главой ВСУ.

Не исключено, что новых членов в Квалиф.комиссию не пускают еще и из опаски, чтобы, в т.ч. не вскрылись нюансы лже-конкурсов. Так или иначе, а Сергей Козьяков уповает на судей Верховного кассационного административного суда, которые получили аттестацию у Козьякова. И эти ожидания уже оправдываются: вынесено решение по совершенно постороннему спору, в котором в мотивировочной части «ни с того, ни с сего» прописалась сомнительная формулировка: «Поскольку полномочия Сергея Козьякова, Станислава Щетки и Татьяны Весельской, и др. (еще 5 «правильных» фамилий) действительны»…. Тем самым — фактом стало то, что фактом не является, и появилась возможность размахивать этим «фактом», как установленным судом.

Ради этого был найден формальный предлог: судья, которая пожаловалась, что не может пройти оценивание — потому, что 8 членов комиссии устранились от выполнения обязанностей. Причем, истице отказали, но решение об обеспечении ее иска осталось в силе и послужило формальным подкреплением позиции Козьякова.

Кого за это благодарить? Председателя Кассационного административного суда Верховного Суда Михаила Смоковича.

Зато он является креатурой «святой троицы судебных реформаторов» Филатова, Бенедисюка и Козьякова. И поэтому ради Смоковича, не набравшего минимальный проходной балл во время выполнения практического задания, придумали выход из положения: сложили результаты этого кандидата по теории и практике и накинули максимум в собеседовании. Собеседование – самая коррумпированная и самая субъективная часть конкурса. Судьи прежнего состава были не идеальны, но среди них были профессионалы, которых вышвырнули с помощью собеседования. Процедура конкурса предусматривала возможность отбросить любого на этапе собеседования или дать максимальный балл.

Соответственно, и г-н Смокович, который сам был, как говорится, «протянут за уши», еще до скандального решения суда заявил, что полномочия Козьякова и еще 7 членов ВККС должны быть продлены до 2020 года: https://sud.ua/ru/news/publication/122269-srok-polnomochiy-chlenov-vkks-naznachennykh-v-2014-godu-sostavlyaet-6-let

Глава Кассационного админсуда Верховного Суда Михаил Смокович не набрал минимума в практическом задании. Как же он может «служить в очистке»? Результаты оценивания в практических и теоретических этапах сложили и допустили к собеседованию. Фото sud.ua

  1. Выборы на носу, или Почему так происходит?

Говорят, во время первой волны конкурса на должность судей ВС в 2017ом году оказалось, что большое количество претендентов не в силах сдать экзамены, и ради них, таких родных, своих в доску — изменили положения проведения конкурса. Такой подход имеет несколько преимуществ.

Во-первых, сомнительно законно назначенные люди потом «отрабатывают» свои назначения, следуя принципу: рука руку моет. А во-вторых – суд, например, под руководством Михаила Смоковича приобретает особенное значение в период грядущих выборов! Может не только пересматривать решения комиссии Козьякова, но и – самое главное – от этого суда зависит возможность отмены результата выборов на округах, люди Смоковича будут решать где выборы прошли честно, а где сфальсифицированы.

Конечно, же не сам Козьяков, а Порошенко через свои кадры цепляется за возможность и далее в ручном режиме управлять судами. Поэтому были продлены полномочия Козьякову и другим «нужным» людям. Порошенко совсем не хочется на свалку истории, а для этого — желательно продолжать формировать свой судейский корпус, выстраивать «пирамиду»: ВККС + Высший совет правосудия — ВСУ — судьи всех уровней.

А если выяснится, что 75 судей назначенные в Верховный суд уже после проигрыша Порошенко, получили одобрение в нелегитимной Высшей квалификационной комиссии, которой управляет утративший полномочия еще в прошлом году Козьяков? То же касается и Антикоррупционного суда, состав которого был назначен с помощью той же сомнительно легитимной ВККС и одобрен Петром Порошенко.

Тем более, Алексею Филатов & company совсем не хочется в тюрьму. Официальный куратор судебной реформы г-н Филатов сегодня ходит по допросам сразу в рамках нескольких уголовных производств. Напомним, есть подозрение, предъвленное 28 марта сего года Константином Куликом Филатову вместе с Борисом Ложкиным по т.н. «делу Курченко». Ложкин и Порошенко продали Курченко такой себе актив «Украинский медиахолдинг» (УМХ) в 2013 году. И Ложкин, вместо того, чтобы заплатить налоги, прогнал $400 миллионов через оффшоры.

Роль Алексея Филатова была в этой истории ключевой – он, во-первых , юридически сопровождал сделку по продаже «УМХ» януковичскому младоолигарху. А во-вторых отбивал в судах все хозяйственные споры, касающиеся не только Курченко, но и Ложкина. А так же — самого Петра Порошенко, являющегося его партнером, а еще — экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой и примерно 98-ми членов порошеновской Семьи. Ведь, как громко заявлял прокурор Кулик, Курченко расплатился за покупку медиахолдинга с «королевской» Семьей не совсем своими деньгами. Отчасти взял их из своего карманного банка «Реал», который кредитовался в «Брокбизнесбанке» (что привело к его банкротству), отчасти — взял кредит в государственном «Укрэксимбанке», который и после Майдана продолжал взимать 192 миллиона за кредит с Курченко. Сумма этого кредита – $166 миллионов государственных денег. И Борис Ложкин, и Валерия Гонтарева давно могли бы оказаться под стражей, если бы не «судебная мафия» Филатова и контроль Банковой за судебной системой.

Мы еще в 2017 году написали, что о судебную реформу в исполнении Филатова разбились надежды украинцев, поверивших в Революцию достоинства – Алексей Филатов подхватил эстафету Андрея Портнова и достиг на этой стезе таких успехов, о которых мечтал Янукович — и Верховный суд, и Конституционный суд оказались под полным контролем Петра Порошенко. И все еще остаются в его руках.

И – все это под благими намерениями. Под соусом красивого европейского тезиса о том, что ВСУ должен наполняться не только из числа судей, но и из числа адвокатов, ученых, которые ни дня не работали в судах. Это было использовано для трудоустройства адвокатов Филатова вместе с деятелями науки из окружения Козьякова. В Кассационный хозяйственный суд при ВСУ, к примеру, попал только один представитель судейского корпуса из-за чего уже начались некоторые проблемы.

Имитацией конкурсов Банковая перечеркнула все ожидания майдановцев, для которых «права людини понад усе», точно так же, как раньше ВККС и Высший совет правосудия имитировали дисциплинарные производства по «судьям Майдана».

4.Правосудие – не для «простых смертных», и другие результаты «реформы»

Сейчас в ВККС стоит очередь из тысяч судей. И есть в стране суды, в которых нет ни 1 судьи, в то время как глава Квалиф.комиссии избирательно рассматривает нужные кандидатуры и получает за это порядка 300 тысяч гривен в месяц.

Стоит только перечислить основные проблемы судопроизводства в Украине, чтобы понять – в какой стране мы с вами живем. Отсутствует нормальное реформирование первого звена – обновление районных судов и судов апелляционных, фактически прекращена работа части судов первой инстанции (там, где нет ни одного судьи с полномочиями отправлять правосудие).

«Накосячили» и с процедурой объединения судов: необоснованное объединение Броварского суда со Славутичем погнало простых истцов из Броваров в Славутич, а объединение двух судов в Ровенской области (не имеющих между собой прямого сообщения) создало технические проблемы в работе новодела, зато позволило назначить новых руководителей. Из той же серии — объединение суда четырехмиллионного Киева с Киевской областью исключительно для того, чтобы убрать неугодных.

А главное – «реформа» закрыла миллионам обычных украинцев доступ к правосудию. Алексей Филатов и его приближенные были слишком заняты формированием Верховного суда Украины – в то время, как страшный некомплект судей с действующими полномочиями лишь усиливался.

Вот еще одна из проблем: у нас теперь 2 Верховных суда – тот, который ликвидируется (Верховный суд Украины, судьи которого получают зарплату, не работая), механизма ликвидации которого нет, и тот, который сформирован Филатовым.

Основной задачей судебной реформы было очищение судебной системы путем создания с нуля нового Верховного Суда и системы квалификационной оценки судей, которая вызывает у общества доверие. Но очистить судебные органы от нечестных — запятнанных в коррупции и политических репрессиях, вряд ли могут представители ВККС, которые сами не прошли тест на добропорядочность. Результат – успешное оценивание «любих друзів», таких, как Богдан Львов, который вместе с Генпрокурором тусил на вечеринке у Гелетея, судей, чьи расходы явно превышают их доходы, судей, нарушавших права человека, и тд..

Об этих проблемах неоднократно говорили члены Общественного совета добропорядочности (т.н. Ради доброчесності). В марте 2018го этот Совет назвал очищение судейского корпуса фейком и заявил о выходе из квази-процесса квалификационного оценивания судей. Причина: вместо реакции на выводы общественности Квалиф.комиссия обвинила представителей Совета в превышении полномочий (много, мол, на себя берут). Цитата из тогдашнего заявления членов Совета: «Уже в «реформированных» судах окажутся и судьи, которые часто посещают оккупированные территории, угрожая национальной безопасности страны, и судьи, состояние которых не соответствует декларируемым доходам, и судьи, которые причастны к принятию решений, ставших предметом рассмотрения в ЕСПЧ»: https://grd.gov.ua/news/149/hromadska-rada-dobrochesnosti-prypyniaie-uchast-u-protsesi-kvalifikatsiynoho-ots

На днях Большая палата Верховного Суда приняла окончательное решение по иску координатора Общественного совета добропорядочности Виталия Титыча относительно изменений внесенных в конце 2017го в Регламент ВККС. Своими правилами г-н Козьяков прижал, как говорится, Общественный совет к ногтю и сделал невозможным эффективное участие ОСД в процедуре оценивания. И вот теперь выясняется, что это был очередной произвол в строю «реформаторов», которые «боролись с произволом»: https://grd.gov.ua/news/312/chleny-hrd-dovely-u-verkhovnomu-sudi-nezakonnist-rehlamentu-vkks

Но на работе ВККС пока это никак не отразилось. Татьяна Весельская, будучи членом ВККС и судьей Высшего админсуда, прошла аттестацию, хотя на лицо все признаки незаконного обогащения г-жи Весельской, которая, к тому же, такая же нелегитимная, как и Козьяков. Будучи владелицей многомиллионного недвижимого имущества в столице, в 2016 году получила от государства в 104 кв. метра служебного жилья, которые присвоила, внесла в декларацию не имеющие объяснения размеры налички. Благодаря чему НАБУ открыла производство по Весельской, но… Как вы знаете, команда Петра Порошенко через подконтрольный Конституционный суд декриминализировала закон о незаконном обогащении.

Как могут оценивать чью-то добропорядочность господа, у которых самих проблемы с добропорядочностью? А вот так и могут. Благодаря коллегии в составе Весельской, Козьякова и Юрия Титова, 6 мая 2016 получила зеленый свет судья миллионерша из Киевского апелляционного административного суда Оксана Эпель, которая до войны работала в Донецке и прошла оценивание, несмотря на 6 жалоб на эту судью, поступивших в ВККС: http://blog.prosud.info/veselska_tetyana_fedorivna.html

Одним из ярких показателей состояния судебной системы является неспособность выносить приговоры по резонансным делам об убийствах героев Небесной сотни – в том числе, и «дело Василия Сергиенко» — это УД находится в судах с 2015 года и до сих пор не начато рассмотрение по существу. А восстановление в должности главы фискальной службы Романа Насирова стало настоящим плевком в лицо всем антикоррупционерам. Как и отмена национализации «Приватбанка», которая сторонниками Петра Алексевича рассматривается как реванш олигарха Игоря Коломойского, однако юристы дружно говорят, что решение о национализации этого банка было больше похожее на раскулачивание.

Итого: саботаж люстрации и фальсификация очищения позволяет активистам снова говорить о необходимости выборов нового состава ВККС и ВСП. Высший совет правосудия (ВСП), который находится в «табели о рангах» выше ВККС и который иногда называют судейской инквизицией — отдельная тема. По команде того же Алексея Филатова фальсифицировались процедура и результаты выборов в Высший совет правосудия. Павла Гречковского, задержанного в 2016 году при получении взятки в полмиллиона долларов и Алексея Маловацкого в нарушение законодательного запрета на повторное избрание продавили в ВСП во второй раз.

Будет ли при новом Президенте лучше? На сей счет уже высказываются сомнения. Член общественного совета добропорядочности Михаил Жернаков заметил, что Владимир Зеленский уже пытается контролировать судей по методу предшественника:

Схоже, що Президент Зеленський так само намагається встановити контроль над судовою системою, як і його попередник…

Publiée par Mykhailo Zhernakov sur Mardi 11 juin 2019

Ну а пока расследовать коррупцию в рядах «неприкосновенных», становится все опаснее.

27 июня в Одессе было совершено нападение на съемочную группу, которая обнаружила тайную виллу вышеупомянутого судьи Чванкина — об этом написал член Общественного совета добропорядочности Роман Маселко.